?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Разбор «Принципов коммунизма» Ф. Энгельса. Часть 2/5.
ilya_prosto


В первой части разбора мы окунулись в исторический контекст 1847-1850 гг., когда Энгельс издал «Принципы коммунизма»: новый виток промышленной революции, сформировавший классовые интересы и идеалы трудящихся (пролетариата)

Во второй части мы разберём группу вопросов, в ответах на которые Энгельс раскрывает тему развития общества. Классовая структура «пролетариат» против «буржуазии» (на 1847 год) появилась далеко не сразу.




6-й вопрос: Какие трудящиеся классы существовали до промышленной революции?

Ответ: Трудящиеся классы, в зависимости от различных ступеней общественного развития, жили в различных условиях и занимали различное положение по отношению к имущим и господствующим классам. В древности трудящиеся были рабами своих хозяев, подобно тому как они являются рабами еще и теперь во многих отсталых странах и даже в южной части Соединенных Штатов. В средние века они были крепостными дворян-землевладельцев, каковыми остаются и по сей день еще в Венгрии, Польше и России. Кроме того, в городах в средние века, вплоть до промышленной революции, существовали ремесленные подмастерья, работавшие у мелкобуржуазных мастеров, а с развитием мануфактуры стали постепенно появляться мануфактурные рабочие, которых нанимали уже более крупные капиталисты.

Комментарий: Буржуазное общество выросло из феодального, поэтому для понимания «Принципов коммунизма» 1847 года необходимо раскрыть — как осуществлялся этот переход?

Наилучшее описание идеального средневекового общества я нашёл в книге Жака Ле Гоффа «Цивилизация Средневекового Запада»:

Около 1080 г. трёхчастную структуру приводит епископ Адальберон Ланский в поэме, посвящённой королю Роберту Благочестивому.

«Община верных образует единое тело, но три тела включает в себя государство, ибо иной закон, закон людской, различает два класса, поскольку дворяне и сервы живут по разным уставам. Один класс — воины, покровители церквей и защитники народа, всех без исключения, как сильных, так и слабых, заботящиеся также и о своей безопасности. Другой класс — сервы; сии несчастные людишки имеют что-либо лишь ценой мучительного труда. Кто с абаком в руке мог бы подсчитать все заботы сервов, их тяжёлые работы и долгие переходы? Всем — деньгами, одеждой, пропитанием — снабжают они весь свет. Ни один свободный человек не смог бы ни прожить без сервов, ни выполнить какой-либо работы, ни совершить какой-либо траты. Мы видим, что короли и прелаты сами — сервы своих сервов. Серв кормит хозяина, утверждающего, что это он кормит серва. И не видит серв конца своим слезам и горестям. Так Дом Божий, единым почитаемый, разделён на три части: одни молятся, другие сражаются, третьи работают. Три соседствующие части не страдают от своей раздельности: услуги, оказываемые одной из них, служат условием для трудов двух других; в свою очередь каждая часть берёт на себя заботу о целом. Так это тройственное сочленение остаётся единым, благодаря чему закон может торжествовать, а люди — вкушать мир».


Удивительно честное описание, без сглаживания острых углов: на страдании и эксплуатации трудящихся (laboratores) держится власть короля/императора и дворянства, а также власть клириков. В этом описании показаны противоречия, вызывавшие очередной этап развития.

Объективно сословию воюющих (bellatores) требовалось лучшее оружие и снаряжение, а значит, требовалось увеличение производительности труда крестьян. Напомню, что до промышленного переворота, в течении всех Средних Веков основной производительной силой была мускульная сила людей и животных — по факту низкая, недостаточная для возрастающих требований. Клирикам (oratores) также требовалось развитие их власти и влияния, что вынуждало открывать библиотеки с античными трактатами по механике и устройству техники. Завладевая технологическими секретами Античности и изобретая новые способы кузнечного, горного, кожевенного, ткацкого дела, нарождавшееся сословие ремесленников объективно получало в свои руки оружие против угнетения — преобразующую силу технического прогресса. Развитие ремесленных технологий увеличивало возможности купеческого сословия по закупкам и продажам, а также по ростовщическому делу.

Описанный процесс привёл к неизбежному развитию разделения труда в обществе и осознанию собственных интересов у будущей буржуазии — этому способствовало бегство в города от мелких феодалов, которые расплодившись, бесконечно состязались друг с другом, превращаясь из «сторожевых псов» в «волков».

Ле Гофф пишет:

«Разрушение трёхчастной схемы общества было связано с расцветом городов в 1000-1200 гг., который, как мы убедились, в свою очередь следует рассматривать в контексте роста общественного разделения труда. Трёхчастная система дала трещину одновременно с системой «семи свободных искусств», тогда же, когда были наведены мосты между дисциплинами гуманитарными и техническими. Городская стройка была перекрестком, где разрушалось трёхчастное общество и где вырабатывался новый его образ»

Интересно, что церковь поначалу резко отреагировала на прогресс, ровно также, как сейчас многие ещё заявляют о невозможности и противоестественности коммунизма:

«Поначалу это новое общество мыслилось как общество дьявола. Отсюда — начавшаяся с 1100-х гг. волна сюжетов о "дочерях дьявола", вступивших в брак с каждым из "etas" (состояние). Так, на форзаце флорентийского кодекса 13-го в. мы читаем:

У дьявола было девять дочерей, которых он выдал замуж:

— Симонию за клириков;

— Лицемерие за монахов;

— Разбой за рыцарей;

— Святотатство за крестьян;

— Притворство за слуг;

— Обман за купцов;

— Ростовщичество за бюргеров;

— Щегольство за матрон.

Разврат же он не пожелал ни за кого выдавать, но всем её предлагает, как публичную девку».


Таким образом, получается, что буржуазия (ремесленники и купцы) были первыми из сословия laboratores, вырвавшимися после череды буржуазных революций из эксплуатации клириков и дворянства. Однако с развитием наук и средств производства оформился и класс наёмных работников, продающих своё жизненное время за плату — пролетариев. Пролетариат заполучил всё то же оружие освобождения — прогресс, используя которое собирался покончить с эксплуатацией оставшегося большинства laboratores предыдущими господскими сословиями и классами — клириками, феодалами и капиталистами (в зависимости от стадия развития в конкретной стране).

Остаётся добавить про эти самые конкретные условия в нашей стране. А они очень важны для понимания русских буржуазных и пролетарских революций.

Их, по большому счёту, два — климат и наличие большого количества агрессивных соседей.





Если мы взглянем на распределение средних зимних и летних температур, то быстро становится понятно, что все общественные процессы, все противоречия в истории России обострялись исключительно контрастным климатом, тяжёлыми условиями для труда.

Если же взглянуть на положение Великого княжества Московского, с которого начинается история возрождения России после Ига, то и здесь становится очевидным наличие с одной стороны сплачивающих угроз, а с другой усилителей противоречий внутри русского средневекового общества. Между покоем — средневековым идеалом в мировоззрении, и движением=прогрессом колебалась Россия из века в век.



Сословия, входящие в laboratores, находились во вдвое тяжёлых условиях, чем в Европе. Это вызывало специфические взаимоотношения между laboratores и bellatores+oratores, что находит отражение в русском героическом эпосе: былины о Микуле Селяниновиче, который очень символично демонстрировал своё превосходство над боярами и дворянами, которые не могли обойтись без крестьянина. Далее мы увидим, к чему в итоге привели колебания…

Подручные Вольги Всеславовича пытаются сдвинуть неподъёмный плуг Микулы



Рабовладельческий аукцион


7-й вопрос: Чем отличается пролетарий от раба?

Ответ: Раб продан раз и навсегда, пролетарий должен сам продавать себя ежедневно и ежечасно. Каждый отдельный раб является собственностью определенного господина, и, уже вследствие заинтересованности последнего, существование раба обеспечено, как бы жалко оно ни было. Отдельный же пролетарий является, так сказать, собственностью всего класса буржуазии. Его труд покупается только тогда, когда кто-нибудь в этом нуждается, и поэтому его существование не обеспечено. Существование это обеспечено только классу пролетариев в целом.

Раб стоит вне конкуренции, пролетарий находится в условиях конкуренции и ощущает на себе все ее колебания. Раб считается вещью, а не членом гражданского общества. Пролетарий признается личностью, членом гражданского общества. Следовательно, раб может иметь более сносное существование, чем пролетарий, но пролетарий принадлежит к обществу, стоящему на более высокой ступени развития, и сам стоит на более высокой ступени, чем раб. Раб освобождает себя тем, что из всех отношений частной собственности уничтожает одно только отношение рабства и благодаря этому тогда только становится пролетарием; пролетарий же может освободить себя, только уничтожив частную собственность вообще. (не личную, а частную собственность, прошу заметить — прим. автора поста).

Комментарий: Довольно неожиданно осознавать положение рабов и положение пролетариев, которое в плане обеспеченности может быть столь разным?

Тут важно, что раб мог выйти из рабства на разных стадия развития общества. Например, у скандинавов в Средние Века раб (трэлл) мог обрести свободу, если: выкупит себя; будет выкуплен третьими лицами; получит свободу в дар от своего господина (как правило, за долгую и преданную службу); убьёт внешнего врага на поле боя. Господин мог освободить трэлла в любое время или по завещанию.

Так как же раб был, по Энгельсу, в положении пролетария (то есть совершенно неимущего, продающего свой труд)? А вот как:

Вольноотпущенник оставался под полным патронажем своего бывшего владельца. На все юридически значимые действия (такие, например, как: открытие собственного дела, женитьба, смена места жительства) ему требовалось согласие своего патрона. Голосовал вольноотпущенник также в соответствии с волей патрона. Все выигранные в судебных спорах деньги он должен был делить с патроном поровну. В случае, если вольноотпущенник после смерти не оставлял наследников, патрон наследовал всё его имущество, но и в случае наличия наследников патрон получал часть имущества умершего. В обмен патрон предоставлял лейсингу поддержку (в том числе и финансовую), совет и юридическую защиту. Нарушившие правила опеки могли быть вновь обращены в трэллов за «недостаток благодарности» и возвращены бывшему хозяину. Лишь через два поколения связь с бывшими хозяевами терялась, и человек становился полностью свободным. В некоторых случаях трэлл мог получить полную свободу, сразу уплатив больший выкуп, чем того требовали правила.

Пролетарий же в условиях капитализма может перейти в самозанятые, в мелкую буржуазию (то есть в класс-эксплуатор) в случае роста его капитала и открытия собственного дела. Бывший пролетарий может попытать удачу и подниматься по лестнице класса-эксплуататора. Но разорение приведёт его обратно в положение пролетария! Вот, что имеет в виду Энгельс, когда говорит об освобождении из этой гонки только через пролетарскую революцию и обобществлении частной собственности.




8-й вопрос: Чем отличается пролетарий от крепостного?

Ответ: Во владении и пользовании крепостного находится орудие производства, клочок земли, и за это он отдает часть своего дохода или выполняет ряд работ. Пролетарий же работает орудиями производства, принадлежащими другому, и производит работу в пользу этого другого, получая взамен часть дохода. Крепостной отдает, пролетарию дают.

Существование крепостного обеспечено, существование пролетария не обеспечено. Крепостной стоит вне конкуренции, пролетарий находится в условиях конкуренции. Крепостной освобождает себя либо тем, что убегает в город и становится там ремесленником, либо тем, что доставляет своему помещику вместо работы или продуктов деньги, становясь свободным арендатором, либо тем, что он прогоняет своего феодала, сам становясь собственником. Словом, он освобождает себя тем, что так или иначе входит в ряды класса, владеющего собственностью, и вступает в сферу конкуренции. Пролетарий же освобождает себя тем, что уничтожает конкуренцию, частную собственность и все классовые различия.

Комментарий: Данный ответ Энгельса особенно важен для России, для понимания череды русских революций. В том числе, для разгрома мифа об «искусственности революции», «невозможности революции из-за всего-навсего 3% пролетариев из рабочего класса» (особенно смешно, учитывая определение пролетариата у Энгельса — все категории наёмных работников, совершенно неимущих, предлагающих своё жизненное время и труд за плату; сюда входят и рабочие, и батраки, и интеллигенция, и прислуга)

Положение средневекового сословия laboratores в России непрерывно ухудшалось по этапам закрепощения, эксплуатация нарастала. Одновременно, под влиянием какого-никакого прогресса, приводившего к усложнению разделения труда, эксплуатируемое сословие крестьянства делилось на многочисленные подгруппы:



И царское правительство Александра II, наверное, от большого ума, разрубило узел противоречий, освободив крепостных в 1861 году... без земли. Конечно, имеется в виду бОльшая часть всех перечисленных подвидов крестьян.

В один момент большая часть населения Российской империи оказалась в положении совершенно неимущих, хоть и лично свободных теперь граждан. То есть пролетариев. На руках у крестьян оставались орудия труда и тягловый скот, который кто-то продавал в счёт уплаты долга за свободу + неотменяемых налогов, окончательно лишаясь имущества и нанимаясь в батраки (сельские пролетарии), а кто-то (в более благоприятных южных районах) стал использовать, постепенно переходя в середняки или даже в число собственников земли.

Немудрено, что за 1861 год состоялось 1176 крестьянских восстаний против 474 за 1855-1860-й.

Крестьяне стремились приспособиться под ситуацию — навешенный на них долг на 49 лет с выплатами и прочие радости.





Получается, что царское правительство Александра II и привело Россию в движение, вырвало из дремучего средневекового «покоя». При этом крестьян загоняли в города на заработки продолжающимся разорением, в том числе искусственным.

Одним из способов крестьян как-то приспособиться было бегство на юг России, на Украину и в Сибирь. А там их не ждали и не были рады — на Дону, Кубани, на Кавказе, на реке Урал, в Сибири были области казачьих войск, лично свободных, уже имеющих в собственности землю. Конечно, внутри казаков шло размежевание на богатую старшину и бедных казаков, но миграция из центральных и северных районов России захлестнула области толпами иногородних. На Украине же своих землевладельцев и колонистов (в том числе из Европы) хватало. Крестьяне-мигранты попали в положение неимущих, безземельных, стали в массе батраками, подвергались унижению со стороны казаков («мужики» против «казаков»). То есть царские министры спровоцировали будущий сословный конфликт собственными руками. Ведь Гражданская война началась именно в областях казачьих войск.

Осевшие после миграции или оставшиеся на местах крестьяне стали использовать преимущества общинного состояния своего сословия — плодиться ради раздела земли по числу едоков в семье, что вызвало взрывной демографический рост. Это и называется аграрным перенаселением.

Рост плохо обеспеченного населения ухудшил состояние крестьянского сословия. При этом уровень эксплуатации также повышался, т.к. помещикам, купцам и хозяевам фабричного производства требовалась дешёвая рабочая сила. А также увеличивались расходы на культурное соответствие российского дворянства коллегам из Европы — что неподъёмным тяглом ложилось на крестьянски, рабочие и разночинно-интеллигентские плечи.

Вдобавок начались массовые случаи голода, связанные с аграрным перенаселением — с 1890-го. Каждый случай голода царское правительство и капиталисты использовали для дальнейшего разорения крестьян и перевод их в статус пролетариев. Например, через ссуды голодающим со скорым сроком погашения. За неуплату со следующего урожая полагалось изъятие орудий труда.

Немудрено, что пролетарии села и города, обгоняя буржуазию, побежали создавать революционные организации…




9-й вопрос: Чем отличается пролетарий от ремесленника? [Отсутствует в оригинале Ред.]

10-й вопрос: Чем отличается пролетарий от мануфактурного рабочего?

Ответ: Мануфактурный рабочий ХVI-ХVIII веков почти повсюду владел еще орудиями производства: своим ткацким станком, прялкой для своей семьи и маленьким участком земли, который он возделывал в свободные от работы часы. У пролетария ничего этого нет. Мануфактурный рабочий живет почти всегда в деревне и находится в более или менее патриархальных отношениях со своим помещиком или работодателем. Пролетарий большей частью живет в больших городах и с работодателем его связывают чисто денежные отношения. Крупная промышленность вырывает мануфактурного рабочего из его патриархальных условий; он теряет последнее имущество каким еще обладал, и только тогда превращается в силу этого в пролетария.

Комментарий: Разница для России в том, что у нас на мануфактурах работали те же крепостные. На мануфактуры приходили и сезонные рабочие, отходники. Разорение крестьян после отмены Крепостного Права в 1861 году привело к усилению притока пролетариев на заводы. Пролетарии поколениями (1870-х, 1880-х, 1890-х, 1900-х) заменяли друг друга и конкурировали. Предыдущие поколения рабочих могли, в случае повышения до цеховых начальников и управления, быть в привилегированном положении (по меркам пролетариев), чем только пришедшие. Однако каждый старый мастер жил в страхе быть выброшенным на улицу.

Продолжение в части 3/5, где мы подберёмся к сути противоречий между буржуазией и пролетариатом.