ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Categories:

Разбор «Принципов коммунизма» Ф. Энгельса. Часть 3/5.



Часть 2/5

Вторая часть разбора «Принципов коммунизма» Ф. Энгельса была посвящена историческим вопросам: как появился класс буржуазии и класс пролетариев.

В третьей части мы приближаемся к сути противоречий между буржуазией и пролетариатом. Во всяком случае, с тем положением дел, какое было на 1847 год. В виду объёмных ответов Энгельса мне придётся сильно ограничить объёмы комментариев, в которых я лишь обозначу некоторые из бросающихся в глаза отличий между 1847-м и 2019-м годами, в части этих самых противоречий.




11-й вопрос: Каковы были ближайшие последствия промышленной революции и разделения общества на буржуа и пролетариев?

Ответ: Во-первых, вследствие того, что машинный труд все более понижал цены на изделия промышленности, во всех странах света прежняя система мануфактуры, или промышленности, основанной на ручном труде, была целиком разрушена. Все полуварварские страны, которые до сих пор оставались более или менее чуждыми историческому развитию и промышленность которых до сих пор покоилась на мануфактуре, были таким путем насильственно вырваны из своего состояния замкнутости. Они стали покупать все более дешевые товары англичан (и других колониальных империй Европы — прим. автора поста) и обрекли на гибель своих собственных мануфактурных рабочих.

Таким образом, страны, которые в течение тысячелетий не знали прогресса, как, например, Индия, подверглись полной революции, и даже Китай в настоящее время идет навстречу революции. Дошло до того, что новая машина, которая сегодня изобретается в Англии, за один год лишает хлеба миллионы рабочих в Китае. Таким образом, крупная промышленность связала между собой все народы земли, объединила все маленькие местные рынки во всемирный рынок, подготовила всюду почву для цивилизации и прогресса и привела к тому, что все, что совершается в цивилизованных странах, должно оказывать влияние на все остальные страны; так что, если теперь в Англии или во Франции рабочие себя освободят, то во всех других странах это должно вызвать революции, которые рано или поздно приведут также и там к освобождению рабочих.

Комментарий: Европа в 1847 году была промышленным сердцем мира, что позволяло ей контролировать колонии, разрушать и подавлять другие цивилизации. Энгельс обращает внимание на возможность пролетариев Европы положить конец колониализму и эксплуатации благодаря пролетарской революции и построению коммунистического общества.

Однако в 2019 году дела обстоят иначе. Крах мировой коммунистической системы с центром в СССР (Союз был таким же сердцем промышленного, научного и культурного прогресса для коммунистического мира, как буржуазная Европа в 19-м веке) привёл к консервации бывших соц.стран крайне реакционными, пособническими по отношению к «развитым буржуазным странам» силами, выращенными в значительной степени с опорой на фашистские, нацистские и религиозно-фундаменталистские идеи — такова цена поражения в Холодной войне.

После 1991 года североамериканская и европейская буржуазия вывели значительную часть производств потребительских товаров в страны Азии и Латинской Америки. Не только потому, что рабочая сила там дешевле, но и для деклассирования рабочего класса «развитых стран». Рабочий класс оказался расколот на высокообразованную часть, что принадлежит к высокотехнологичным производствам, которые американцы и европейцы оставили себе, и прочую, которая вынуждена была перейти в сферу услуг, в самозанятые и малый бизнес, либо пересесть на пособия или податься в криминал.

Порог входа в высокотехнологичные отрасли (по образованию, которое не по карману множеству рабочих) таков, что позволяет контролировать положение в них. Рабочих в этих отраслях не так много (высок уровень автоматизации), что позволяет стимулировать их высокими зарплатами и благами, и шантажировать безработицей. Благодаря этому и осуществляется контроль за прогрессивной частью рабочего класса в Северной Америке и Евросоюзе.

Перешедших же в сферу услуг, самозанятые и малый бизнес контролируют благодаря развитым инструментам финансового капитала: кредитование стартапов может быть избирательным, индивидуальные изобретения выкупаются корпорациями, зачастую лишая изобретателей возможности основать и развить собственную компанию на основе первого продукта.

Пролетарская интеллигенция на данный момент также разделена в «развитых странах» на приближённую к возможностям обогащения — интеллигентов из высокотехнологичных отраслей, вынужденных «выкручиваться» и аутсайдеров.

Таким образом получается, что разделение пролетариями идеологии потребления и ценностей правящего класса обусловлено в «развитых странах» особенностями нынешней экономической модели, многократно усложняющей пролетарскую борьбу.

Несколько иначе обстоят дела в бывших соц.странах, где действуют реакционные силы солидаристов, пособников и других «партнёров западных стран». Поражение в Холодной войне привело к искусственному (в угоду победителям) сокращению промышленного производства, следовательно, к искусственному деклассированию рабочего класса — альтернативой для него служат криминальные способы заработка. То же касается интеллигенции и крестьянства — различные сферы деятельности в экономиках стран бывшего СССР пострадали постольку, поскольку составляли конкуренцию «развитым странам». К модели потребительского капитализма по управлению эксплуатируемыми подклассами добавляется запрет на самостоятельное развитие, запрет на собственное мировоззрение, собственную прогрессивную культуру (с заменой на контрпрогрессивные националистические и религиозно-фундаменталистские конструкты). Разумеется, в виде руководящего принципа по контролю за развитием бывшего Советского Союза. То есть эксплуатация трудящихся в бывших соц.странах как минимум удвоена по сравнению со странами «золотого миллиарда».

_____________________________

Ответ на 11 вопрос, продолжение:

Во-вторых, всюду, где крупная промышленность сменила мануфактуру, промышленная революция в чрезвычайной мере умножила богатство и могущество буржуазии и сделала ее первым классом в стране. Результатом этого было то, что повсюду, где совершился такой процесс, буржуазия получила в свои руки политическую власть и вытеснила классы, которые господствовали до тех пор, – аристократию, цеховое бюргерство и представлявшую тех и других абсолютную монархию.

Буржуазия уничтожила могущество аристократии, дворянства, отменив майораты, или неотчуждаемость земельных владений, и упразднив все дворянские привилегии. Она сокрушила могущество цехового бюргерства, упразднив все цехи и все привилегии ремесленников. На место тех и других она поставила свободную конкуренцию, т. е. такое состояние общества, при котором каждый имеет право заниматься любой отраслью промышленной деятельности, причем ничто не может ему в этом помешать, кроме отсутствия нужного для этого капитала.

Введение свободной конкуренции равносильно, таким образом, открытому заявлению, что отныне члены общества не равны между собой лишь постольку, поскольку не равны их капиталы, что капитал становится решающей силой, а капиталисты, буржуа, тем самым становятся первым классом в обществе.

Но свободная конкуренция необходима для начального периода развития крупной промышленности, потому что она представляет собой единственное состояние общества, при котором может вырасти крупная промышленность. – Буржуазия, уничтожив таким путем общественное могущество дворянства и цехового бюргерства, уничтожила также и их политическую власть. Став первым классом в обществе, она провозгласила себя первым классом и в политической области. Она сделала это путем введения представительной системы, которая основана на буржуазном равенстве перед законом, на законодательном признании свободной конкуренции. Эта система была введена в европейских странах в виде конституционной монархии. В конституционных монархиях правами избирателей пользуются лишь те, кто обладает известным капиталом, т. е. только буржуа. Эти буржуа-избиратели выбирают депутатов, а эти буржуа-депутаты, используя право отказа в налогах, избирают буржуазное правительство.

Комментарий, продолжение: Как точно Энгельс отразил суть конституционной монархии… Из этого замечания становится понятна симпатия к монархической форме правления в некоторых постсоветских странах, особенно в Российской Федерации. Ликвидация всеобщего избирательного права с заменой на выборы «избранных из числа избранных» (читайте Латынину и других «либералов» за 2011-2012 годы, а также внимательно слушайте «раскрывшихся» членов партии «Единая Россия»), частичный возврат в сословное состояние, благодаря искусственному расколу гражданского общества (создание так называемой «этно-культурной общности казаки» на юге России с удовлетворением претензий этой «общности» на особые экономические и социальные права) — все эти меры позволят правящему в России крайне реакционному классу ещё больше усилить собственное господство, следовательно, ещё больше увеличить эксплуатацию рабочих, служащих, крестьян, интеллигенции, в том числе самозанятых и малого бизнеса из представителей этих подклассов пролетариата.

_____________________________

Ответ на 11 вопрос, продолжение 2:

В-третъих, промышленная революция всюду способствовала развитию пролетариата в той же мере, как и развитию буржуазии. Чем богаче становилась буржуазия, тем многочисленнее становились пролетарии. Так как работу пролетариям может предоставить только капитал, а капитал увеличивается только тогда, когда применяет труд, то рост пролетариата происходит в точном соответствии с ростом капитала.

В то же время промышленная революция собирает буржуа и пролетариев в большие города, где всего выгоднее развивать промышленность, и этим скоплением огромных масс в одном месте внушает пролетариям сознание их силы. Затем, по мере того как развивается промышленная революция, по мере дальнейшего изобретения новых машин, вытесняющих ручной труд, крупная промышленность оказывает все большее давление на заработную плату и снижает ее, как мы уже сказали, до минимума, вследствие чего положение пролетариата становится все более невыносимым. Так, с одной стороны, вследствие роста недовольства пролетариата, а с другой – вследствие роста его мощи, промышленная революция подготовляет социальную революцию, которую произведет пролетариат.

Комментарий, продолжение 2: Как мною было отмечено выше, в 2019 году схема контроля над пролетариатом усложнилась. Пролетариат в развитых странах расколот по принципу «приближённые» vs. «деклассированные», а в странах бывшего СССР — ещё и по принципу «приближённые» + «пособники» vs. «деклассированные» + «патриоты»; в некоторых случаях наблюдается противостояние «деклассированных» с «патриотами», когда дело касается, например, поднанятых псевдоправославных уголовников для формирования «монархических» организаций. Раскол пролетариата, усиление зависимости от капиталистов через зависимость от заработной платы и разделение идеологии потребления (и других ценностей правящего класса) — всё это пока что препятствует осознанию пролетариями собственной мощи, естественного единства интересов. Не хватает также обновления идеальной составляющей современного пролетариата — вскрытия усилившихся механизмов эксплуатации, выработки на основании понимания этого новой линии поведения, обновлённого пролетарского мировоззрения.



12-й вопрос: Каковы были дальнейшие последствия промышленной революции?

Ответ: Крупная промышленность создала, в виде паровой и других машин, средства, позволяющие в короткое время и с небольшими затратами до бесконечности увеличивать промышленное производство. Благодаря такой легкости расширения производства свободная конкуренция, являющаяся необходимым следствием этой крупной промышленности, вскоре приняла чрезвычайно острый характер; масса капиталистов бросилась в промышленность, и очень скоро произведено было больше, чем могло быть потреблено.

В результате этого произведенные товары невозможно было продать и наступил так называемый торговый кризис. Фабрики должны были остановиться, фабриканты обанкротились и рабочие лишились хлеба. Повсюду наступила ужасная нищета. По истечении некоторого времени избыточные продукты были проданы, фабрики снова начали работать, заработная плата поднялась, и постепенно дела пошли лучше, чем когда-либо. Но не надолго, ибо вскоре снова было произведено слишком много товаров, наступил новый кризис, протекавший совершенно так же, как и предыдущий. Таким образом, с начала этого столетия в положении промышленности беспрестанно происходили колебания между периодами процветания и периодами кризиса, и почти регулярно через каждые пять-семь лет наступал такой кризис, причем каждый раз он вызывал величайшие бедствия среди рабочих, всеобщее революционное возбуждение и величайшую опасность для всего существующего строя.

Комментарий: Капитализм 2.0 или Общество Потребления основан на стимулировании сверхпотребления, за пределами рациональной повседневной необходимости. Процесс стимулирования сверхпотребления обеспечивается мощными инструментами маркетинга, рекламы, дизайна — через информационную надстройку над индустриальным обществом. Средства доставки информации к людям многократно увеличили возможности по внушению массам нужных буржуазии постулатов.

Всё это делается якобы для пресечения описанных Энгельсом, Марксом и другими коммунистами кризисов перепроизводства. Ведь если пролетарии превратятся в послушных работников и потребителей, то через какое-то время не спрос общества будет порождать предложение капиталистов, а предложение капиталистов будет формировать спрос общества. К этому стремится Капитализм 2.0, для этого постоянно прогрессируют средства доставки информации и контроля за людьми.

Вместе с тем, некоторые современные специалисты отмечают совсем другую тенденцию — с ростом сверхпотребления увеличивается скорость смены профессий людьми из-за увеличенной скорости возникновения и исчерпания новых рынков. В ближайшие десятилетия пролетарий в «развитых странах» будет менять за активную трудовую жизнь от 5-6 до 10 и более мест работы на регулярной основе, в том числе менять профессию радикально — до 3-5 раз. Появится большое количество платных «квази-услуг», которые есть уже и сейчас в атомизированных западных странах — «платный собутыльник», «выгуливальщик собак»… словом, «платный друг и партнёр», лишь бы деньги обращались. Неустойчивое положение пролетариев будет приводить к ещё более частым разводам — до 4-5 семей может быть сменено за активный жизненный период. Всё это свидетельствует лишь об увеличении эксплуатации и о том, что рекламно-финансовый сектор потребительской экономики пока не только не достиг цели, но многократно ухудшил жизнь эксплуатируемого пролетариата, вне зависимости от уровня дохода.

Картина «Крах банка», художник Маковский


13-й вопрос: Что следует из этих регулярно повторяющихся торговых кризисов?

Ответ: Во-первых, что хотя крупная промышленность в первую эпоху своего развития сама создала свободную конкуренцию, но в настоящее время она уже переросла свободную конкуренцию; что конкуренция и вообще ведение промышленного производства отдельными лицами превратились для крупной промышленности в оковы, которые она должна разбить и разобьет; что крупная промышленность, пока она ведется на нынешних началах, не может существовать, не приводя к повторяющемуся каждые семь лет всеобщему расстройству (сегодня микрокризисы в различных отраслях могут происходить и чаще — прим. автора поста), а это всякий раз ставит под угрозу всю цивилизацию и не только бросает на дно нищеты пролетариев, но и разоряет многих буржуа; что, следовательно, необходимо либо отказаться от крупной промышленности, – а это абсолютно невозможно, – либо признать, что она делает безусловно необходимым создание совершенно новой организации общества, при которой руководство промышленным производством осуществляется не отдельными конкурирующими между собой фабрикантами, а всем обществом по твердому плану и соответственно потребностям всех членов общества.

Во-вторых, что крупная промышленность и обусловленная ею возможность бесконечного расширения производства позволяют создать такой общественный строй, в котором всех необходимых для жизни предметов будет производиться так много, что каждый член общества будет в состоянии совершенно свободно развивать и применять все свои силы и способности. Итак, именно то свойство крупной промышленности, которое в современном обществе порождает всю нищету и все торговые кризисы, явится при другой общественной организации как раз тем свойством, которое уничтожит эту нищету и эти приносящие бедствия колебания.

Таким образом, вполне убедительно доказано:

1) что в настоящее время все эти бедствия объясняются только общественным строем, который уже не соответствует условиям времени;

2) что уже имеются средства для окончательного устранения этих бедствий путем создания нового общественного строя.

Комментарий: занятно, как в работе 1847 года сформулировано то, что сегодня мы слышим в варианте одного общественного движения — «коммунизм есть пробуждение и раскрепощение творческих способностей в каждом человеке». Только у Энгельса ещё показано, за счёт чего это делается — за счёт перехода средств промышленного производства из рук капиталистов в руки коллективного пролетарского пользования. То есть по сути борьба между пролетариями и буржуазией идёт за контроль над прогрессом, индустриальным производством, сферой науки и культуры.

Что же до творческих способностей, то раскрывать этот тезис, на мой взгляд, следует через доступ пролетариата не только к средствам производства, но и к сфере образования, культуры. Пролетарская культурная революция позволяет для огромного количества людей не только приобщиться к уже имеющимся культурным достижениям, но и самим, по лучшей методологии, сделать собственную жизнь предметом культурного исследования, реализовать собственное творческое начало в любой сфере деятельности.

Дело в том, что при эксплуатации (особенно в контрпрогрессивных националистических и религиозно-фундаменталистских обществах) предметом культурного интереса является жизнь элитариев-эксплуататоров. Соответственно, прогрессивными культурные достижения феодальной и буржуазной эпох были до той поры, пока сами правящие сословия и классы несли прогресс в большей степени, чем эксплуатацию. В переходные периоды, когда господствующие сословия и классы становились реакционными, творческие люди прошлого неизбежно переходили на сторону эксплуатируемых сословий и классов, т.к. только в таком случае возможна полноценная, истинная творческая реализация — продолжение культурного прогресса.

Здесь, кстати, кроется творческое исчерпание современной постсоветской творческой и, отчасти, технической интеллигенции — заражённая контрреволюционными идеями, интеллигенция бывшего СССР (и других соц.стран) перешла на сторону не просто эксплуататоров, но также предельно реакционных, в значительной степени пособнических элементов. Предметом культурного интереса нынешних творцов являются эти самые элитные эксплуататоры и пособники:

Евгений Badcomedian отлично показывает скрытое власовское содержание фильма «Т-34». Хороший пример, когда пособники являются предметом творческого интереса.


Вот почему, на мой взгляд, они так далеки не просто «от народа», но вообще от полноценной творческой реализации и перешли на второсортное копирование Голливуда.



14-й вопрос: Каков должен быть этот новый общественный строй?

Ответ: Прежде всего, управление промышленностью и всеми отраслями производства вообще будет изъято из рук отдельных, конкурирующих друг с другом индивидуумов.

Вместо этого все отрасли производства будут находиться в ведении всего общества, т. е. будут вестись в общественных интересах, по общественному плану и при участии всех членов общества. Таким образом, этот новый общественный строй уничтожит конкуренцию и поставит на ее место ассоциацию. Так как ведение промышленности отдельными лицами имеет своим необходимым следствием частную собственность и так как конкуренция есть не что иное, как такой способ ведения промышленности, когда она управляется отдельными частными собственниками, то частная собственность неотделима от индивидуального ведения промышленности и от конкуренции.

Следовательно, частная собственность должна быть также ликвидирована, а ее место заступит общее пользование всеми орудиями производства и распределение продуктов по общему соглашению, или так называемая общность имущества. Уничтожение частной собственности даже является самым кратким и наиболее обобщающим выражением того преобразования всего общественного строя, которое стало необходимым вследствие развития промышленности. Поэтому коммунисты вполне правильно выдвигают главным своим требованием уничтожение частной собственности.

Комментарий: Обратите внимание, что Энгельс под общностью имущества понимает распределение, а не владение. Это важно, т.к. в буржуазной пропаганде всех мастей делается смещение акцента именно на «общем владении», откуда проистекают в том числе такие уродливые конструкции, как «общественное пользование женщин». Про «общие зубные щётки», «общее бельё» и тому подобный глум я молчу.

А вот распределение материальных благ, добытых коллективным трудом, действительно является действием в общих интересах.

Картина «Купец» (Старик с деньгами), художник Кустодиев


15-и вопрос: Значит, уничтожение частной собственности раньше было невозможно?

Ответ: Да, невозможно. Всякое изменение общественного строя, всякий переворот в отношениях собственности являлись необходимым следствием создания новых производительных сил, которые перестали соответствовать старым отношениям собственности. Так возникла и сама частная собственность.

Дело в том, что частная собственность существовала не всегда; когда в конце средних веков в виде мануфактуры возник Новый способ производства, не укладывавшийся в рамки тогдашней феодальной и цеховой собственности, эта мануфактура, уже переросшая старые отношения собственности, создала для себя новую форму собственности – частную собственность. Для мануфактуры и для первой стадии развития крупной промышленности не была возможна никакая другая форма собственности, кроме частной собственности, не был возможен никакой другой общественный строй, кроме строя, основанного на частной собственности.

Пока нельзя производить в таких размерах, чтобы не только хватало на всех, но чтобы еще оставался избыток продуктов для увеличения общественного капитала и дальнейшего развития производительных сил, до тех пор должен всегда оставаться господствующий класс, распоряжающийся производительными силами общества, и другой класс – бедный и угнетенный.

Каковы эти классы, это зависит от ступени развития производства. В средневековье, зависевшем от земледелия, – перед нами помещик и крепостной; в городах позднего средневековья – цеховой мастер, подмастерье и поденщик; в XVII веке – владелец мануфактуры и мануфактурный рабочий; в XIX веке – крупный фабрикант и пролетарий.

Вполне очевидно, что до настоящего времени производительные силы не были еще развиты в такой степени, чтобы можно было производить достаточное для всех количество продуктов и чтобы частная собственность уже сделалась оковами, преградой для развития этих производительных сил. Но теперь благодаря развитию крупной промышленности, во-первых, созданы капиталы и производительные силы в размерах, ранее неслыханных, и имеются средства для того, чтобы в короткий срок до бесконечности увеличить эти производительные силы. Во-вторых, эти производительные силы сосредоточены в руках немногих буржуа, тогда как широкие народные массы все более превращаются в пролетариев, причем положение их становится тем более бедственным и невыносимым, чем больше увеличиваются богатства буржуа. В-третьих, эти могучие, легко поддающиеся увеличению производительные силы до такой степени переросли частную собственность и буржуа, что они непрерывно вызывают сильнейшие потрясения общественного строя. Поэтому лишь теперь уничтожение частной собственности стало не только возможным, но даже совершенно необходимым.

Комментарий: Интересна формулировка Энгельса по поводу условий, в которых может существовать господствующий класс. А что, если господствующий класс намеренно длит обозначенное состояние? Во всяком случае, финансовая политика в Российской Федерации такова, что кредитование бизнеса в сфере промышленного производства делает проекты невыгодными с самого начала. Выходит, олигархи отсекают возникновение конкурентов в индустриальной сфере через создание невыносимых для потенциальных конкурентов условий. Нехватку же тех или иных товаров и услуг в нашей стране традиционно компенсируют повышением цен — «кому надо — извернутся и купят, — остальные перебьются».

Глобальным примером же, на мой взгляд, служит политика Соединённых Штатов по обустройству Мирового Беспорядка. Насыщение различных регионов мира локальными конфликтами — это не только стимуляция бегства капитала из этих стран в США и ЕС, не только возможность дешёвого приобретения местных производств и месторождений ресурсов, но и искусственное создание потребностей в восстановлении после войны. В случае нехватки рынков сбыта в нужных местах создаются локальные конфликты разной степени напряжённости, что на этапе восстановления увеличит спрос.

Впрочем, этот мой комметарий пока что является только гипотезой.

Продолжение в части 4/5, где рассматривается пример революционной программы 1847 года.

Tags: Маркс, Марксизм, Энгельс, коммунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment