ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Русский ответ на Call of Duty: Modern Warfare (2019)

С большим интересом посмотрел разбор сюжета нашумевшей игры Call of Duty: Modern Warfare, выпущенный блогером и стримером Ильей Мэддисоном. В конце Мэд предложил русский ответ на возмутительную пропагандистскую поделку — сознательный выбор игроков в пользу игр, где нет подобного чернейшего пиара, плюс, бойкот на покупку CoD. Хочу добавить к этой акции свои пять копеек, потому что у меня, так уж вышло, завалялась идея для компьютерной игры а-ля Modern Warfare, только полностью противоположная по содержанию. Реализовывать у её у меня, к сожалению, нет ни времени, ни ресурсов, поэтому размещу в открытом доступе. Вдруг кого заинтересует.

Разбор, вдохновивший меня на публикацию




Нижеследующий текст является художественным вымыслом и преследует цель развлечения читателей. Все совпадения случайны, все домыслы ложны.

Реальные предпосылки для сюжета
Как вы, возможно, знаете после крымских событий блок НАТО принял в 2015 году экстренные меры по противодействию «незаконной аннексии» и «агрессии России на Украине». С 2015 по сей день НАТО проводит ежегодные учения по переброске войск к границе России в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу. А в 2017 году в Эстонию, Латвию, Литву и Польшу введены сводные батальонно-тактические группы численностью по 1000 человек для демонстрации россиянам «решительности Альянса по отстаиванию свободы и независимости».

Сценарии на учениях отрабатываются разные. По одному из них в Прибалтике начинаются беспорядки по типу майдана на Украине, только, например, за отделение Нарвской области в Эстонии в состав РФ; волнения в Латгалии (восточная Латвия) с теми же целями; русские сепаратисты устраивают провокации в литовском порту Клайпеда (место компактного проживания русскоязычного населения в Литве). Россия оказывает помощь сепаратистам и вторгается в Прибалтику, а НАТО перебрасывает Корпус быстрого реагирования (25-30 000 личного состава) к местам боевых действий, после чего начинается мобилизация армий европейских стран и переброска в Европу нескольких дивизий Корпуса Морской Пехоты США и Армии США. По прогнозам аналитиков, Россия может оккупировать часть Прибалтики, но теряет Калининградскую область...

Помимо оперативно-стратегических и оперативно-тактических учений всего НАТО проводятся учения и местных вооружённых сил стран Балтии, сил специальных операций и полиции по подавлению движений местных сепаратистов. Вот несколько фотографий с подобных учений в литовском городе Клайпеда.

Военнослужащие литовских вооружённых сил, изображающие пророссийских сепаратистов:






Литовские военные и полиция, подавляющие бунт:








Литовские ССО:





Сам сюжет

Вводная

Апрель-май 2020-го года, Литва.
В регион прибывают по ротации свежие части НАТО в преддверии регулярных учений «Весенний шторм» вместе с вооружёнными силами прибалтийских стран. Параллельно литовские военные готовятся к проведению очередных манёвров «Железный волк», направленных против потенциальных сепаратистов. Обстановка дежурная и спокойная.

На Украине продолжается процесс демилитаризации Донбасса и отвод вооружённых сил обеих сторон. В Сирии окончилась операция турецких войск против курдов. Внимание американцев приковано к предвыборной гонке президента Трампа и его оппонента из демократической партии США. В России идёт вялотекущая информационная война между властью и либеральной оппозицией.


Сцена 1

Понедельник, начало новой рабочей недели.
Главного героя №1 зовут Гедеминас Йонайтис. Он служит в мотострелковой бригаде «Железный волк» ВС Литвы в звании капитана. Сейчас он в отпуске и гостит у брата на квартире в Клайпеде. Брата зовут Андрис Йонайтис, он — сотрудник сил специальных операций Литовских вооружённых сил.

Андриса срочно вызывают на службу рано утром, Гедеминас решает помочь брату и отвести его сына в школу. На машине он подбрасывает мальчика до места учёбы и останавливается возле забегаловки, чтобы купить что-нибудь на завтрак. В забегаловке по радио включается срочный выпуск новостей, по которому передают, что в центре города у мэрии слышна стрельба. Внимание Гедеминаса привлекает группа людей в рабочей одежде и со здоровенными сумками, которые после звонка в школе входят на территорию учебного заведения.

Капитан, заподозрив неладное, достаёт табельный пистолет и пытается задержать одного из последних рабочих, но тот сам достаёт пистолет и стреляет в главного героя. Завязывается короткая перестрелка, в ходе которой литовский военный убивает двоих неизвестных, похожих на бандитов. Но остальная группа успевает ворваться в здание, достаёт автоматическое оружие и шквальным огнём по припаркованным автомобилям и улице заставляет Гедеминаса спрятаться, а затем и бежать. Нападающие захватывают здание школы и убивают на улице постороннего гражданского, возвращавшегося с пробежки в плеером в ушах.

Главному герою удаётся спрятаться в забегаловке, откуда он наблюдает подъехавший к школе микроавтобус, из которого вооружённые автоматическим оружием террористы выгружают людей в офисной одежде и боеприпасы. По радио выходит новый сверхсрочный выпуск: неизвестные террористы захватили мэра города Клайпеда и нескольких ключевых лиц городского правления. Кроме того, захвачена школа с детьми. Военные, полиция и гражданские службы мобилизованы.

Сцена 2

Капитан Йонайтис только что закончил давать свидетельские показания полицейскому. Здание школы оцеплено полицией, во втором кольце оцепления выставлены военные, а при штабе, развёрнутом неподалёку от захваченного объекта, развернулась группа ССО литовцев. Андрис Йонайтис зачитывает брату заголовки новостей, взорвавших интернет всего за 40 минут после перестрелки:
1. «Русские сепаратисты в Литве оказались правдой?» — британская The Gurdeon.
2. «Война на пороге: НАТО объявило о переброске корпуса в Прибалтику» — немецкое СМИ Дойче Белле
3. «Как скоро в Клайпеде ждать "вежливых людей"?» — российский оппозиционный портал «Мурена», Латвия.

Мимо братьев проходит офицер из командования ССО и громким голосом сообщает, что террористы-захватчики вышли в интернет и выложили видео с требованиями: вывести войска НАТО из Прибалтики и Польши, а также выхода Литвы из состава Альянса. Группировка, взявшая на себя ответственность за теракт, назвалась «Литовской Народной Республикой» (ЛиНР). Андрис, чей сын находился у боевиков, выругался и послал проклятья в адрес президента России Агутина и «всех этих чёртовых русских», после чего вышел из комнаты.

Гедеминаса отпускают, он садится в свою простреленную машину с выбитыми стёклами, чтобы, в соответствии с мобилизационным планом, присоединиться к бригаде, в которой несёт службу. По выезду из города ему на хвост садится легковушка, следующая за ним несколько километров. Капитан решает заехать на АЗС, чтобы заправиться, бандиты внаглую таранят его и захватывают в плен, угрожая оружием. Гедеминасу одевают мешок на голову и бросают в багажник.

Через некоторое время похитители вытаскивают пленного из машины и долго ведут пешком. Когда мешок снимают с головы, он оказывается небольшом замаскированном палаточном лагере. Капитана бросают на землю, один из боевиков начинает допрос на ломаном литовском. От внимания литовца не ускользает, что боевик говорит со славянским акцентом, но не совсем с русским. Его догадка подтверждается, когда один из боевиков зовёт другого «Миколой». Гедеминас решается на прямой вопрос:
— Вы украинцы?
Допрашивающий хищно щурится:
— А если и так, то чего тебе?
— Я... я входил в группу экспертов, готовивших украинских специалистов для ВСУ в смешанной бригаде НАТО.
— И шо?
— Мы же союзники!
— С Синявским (президент Украины в сюжете) вы союзники! — яростно отвечает украинец, — сколько ваши и грузинские «союзники» позабили хлопцев-патриотов на Майдане, а? То-то! Теперь наш черёд с вами «союзничать», ха-ха (зловеще хохочет)...

Сцена 3

Тем временем, в штаб литовского антитеррора входит представитель НАТО и представляется полковником Оуком из американского отряда спн «Дельта». Американец информирует литовских коллег о том, что в регион на полных парах катит танковая бригада Армии США из Польши, подняты по тревоге базы США в Германии, немецкий Бундесвер также перебрасывает бригаду в Литву. Русские в ответ подняли по тревоге войска в Калиниградской области и привели в готовность №1 Балтийский флот. Официальная Москва открестилась от террористов из «Литовской Народной Республики», но в столице России и по главным городам Западного мира проходят акции протеста против «агрессивной политики Кремля».

Литовцы хмуро спрашивают, мол, а что делать с террористами будем? На что американец отвечает, что операцию по освобождению заложников и переговоры с боевиками ЛиНР будут вести представители НАТО из польского антитеррористического подразделения «ГРОМ» — по заключённым соглашениям ВС Литвы подчиняется Альянсу в опасный период. Андрис с руганью заявляет, что у него в школе сын и он обязан принять участие в освобождении, на что получает согласие американца и собственного командира.

В этот момент к собранию присоединяются несколько офицеров из «ГРОМа». Назначаются переговорщики с задачей потянуть время, пока польский антитеррор полностью прибудет из аэропорта и литовцы введут коллег в курс дела. На переговоры выходят польский майор Гржегорж Калинович и Андрис Йонайтис, в соответствующей форме одежды и со знаками различия стран.

Во дворе школы они встречаются с двумя боевиками в масках. Поляк небрежно бросает им на русском «Не горьячисъ, товаришш», на что получает дерзкий ответ: «Пёс ця ебал, польский борщ». Майор-переговорщик приходит в бешенство и ставит террористам ультиматум: школа окружена, сдавайтесь или будете ликвидированы. Захватчики ставят собственный ультиматум: войска НАТО должны покинуть Литву к 23:59 текущих суток, либо будут убиты мэр Клайпеды и сотрудники городского правления. Андрис молчал на протяжении переговоров, поражаясь конфликту — ведь задача переговорщика была в том, чтобы наоборот сглаживать острые углы.

Однако, когда они с поляком вернулись в штаб, то американец попросил Андриса удалиться, чтобы переговорить с майором Калиновичем. Литовский спецназовец подслушал из-за двери разговор, из которого понял, что конфликт на переговорах запланирован американским руководством и «всё идёт по плану». Литовцу было сложно поверить в услышанное, поэтому он отогнал сомнения прочь и пошёл докладываться командиру отряда о возвращении с переговоров...

Сцена 4

...Капитан Йонайтис осознал, что украинские боевики скорее всего привезли его в один конец, раз не скрываясь разговаривают при нём о происходящем в городе. Один из допрашивавших литовца получил сообщение на телефон и приказал отвести Гедеминаса в сторону от лагеря, дабы там тихонько прикончить.

По дороге к месту казни капитан услышал сухой щелчок, после которого конвоировавший его террорист упал с простреленной головой. Литовец пригнулся и попытался отползти в сторону, хотя с завязанными за спиной руками это было тяжело. Однако скоро его схватил неизвестной принадлежности силовик. Со стороны лагеря боевиков послышались щелчки и вскрикивания. Боец поставил литовца на ноги и погнал к лагерю. Там повсюду валял убитые террористы, одного из них, раненого, неизвестные взяли живым.

Капитан Йонайтис с изумлением осматривал незнакомцев. Их было всего пятеро, одетые в обычную городскую одежду по европейской повседневной моде, характерной для представителей среднего уровня достатка. Оружие было из того, что имелось на вооружении ВС Литвы — винтовки G36 и ПП МП-5 с глушителями, снайперская винтовка М-14 с оптическим прицелом. Но было в них что-то настораживающее.

Опасения литовца подтвердились, когда один из бойцов обратился к нему на хорошем литовском, спросив не ранен ли он. И тут же на чистом русском языке предложил дежурной паре разойтись в охранение лагеря. Гедеминас понял, что его взяли русские. Хотя как же они были не похожи на русских хорошим стилем и порядком во внешнем виде (по его мнению).
Параллельно двое спецназовцев допросили украинского боевика. Тот злобно посылал россиян к такой-то матери, а на угрозу расстрела выкрикнул «Слава нации!», после чего на зло «москалям» истёк кровью.
Россиянин уточнил у капитана Йонайтиса о происходящем в городе и установил его личность. Литовец собирался закрыться Женевской конвенцией, но был невежливо перебит:
— Если вы не в курсе, гражданин Йонайтис, произошедшая провокация чревата войной в Прибалтике. Это вам известно, что в школе засела группа украинских нацистов. Для всего мира же это «рука Кремля», «Литовская Народная Республика», влезшая в маленькую независимую страну. НАТО решило сыграть на грани фола и не факт, что НЕ сорвётся в конфликт. Вам хочется, чтобы по Литве раскатывали туда-сюда российские и натовские танки?
— Нет. Но командование может договориться...
— Ваши американские покровители предадут вас. Ведь они за океаном, а мы — через забор.
— Чего вы хотите?
— Сотрудничества, — ответил русский, — пока вернитесь к брату... Да, мы знаем, что ваш брат в литовском антитерроре. Вернитесь и сообщите о произошедшем здесь с вами. Информируйте нас обо всём, что творится у школы, постарайтесь убедить брата и командира литовского отряда специального назначения настоять в участии в штурме. Насколько нам известно, готовится отвратительная подстава с убийством гражданских лиц. Соберите максимум доказательств причастности украинских нацистов к этому и передайте нам фото, видео, запись экстренного допроса, если удастся кого-то взять живым.
— Вот уж не думал, что стану стукачом для Агутина...
— Вы станете союзником. Для себя, своей страны и сына вашего брата, который сейчас в числе заложников.
«Даже это они знают!», — подумал Гедеминас. И согласился.

Сцена 5
...К вечеру капитан Йонайтис вернулся в Клайпеду и по телефону вызвал брата на встречу за пределы оцепления. Андрис получил разрешение командира и отлучился. Гедеминас рассказал об инциденте в лесу, в ответ Андрис поведал о подслушанном диалоге американца и поляка. Старший брат признался младшему, что согласился помогать россиянам. Последовала понятная сцена конфликта, Андрис хотел было арестовать родственника, но тот повторил сказанное русским: от войны на своей территории литовцы точно проиграют, а американцам, судя по всему, на их беду наплевать. Литовский ССОшник нехотя принял предложение брата собрать для россиян разведданные.
В этот самый момент со стороны школы послышалась стрельба...

Сцена 6
Чуть ранее.

Один из боевиков-правосеков с позывным «Мясник» не находил себе места. Его приятель «Злат» остался лежать вместе с напарником «Козаком» у входа в школьный двор — там, где их положил литовский стрелок утром. «Мясник» с несколькими хлопцами требовали у командира отряда по кличке «Гиммлер» переговоров, чтобы забрать тела, но вождь не торопился. И вообще вёл себя странно: заложников развели по разным помещениям, приставили охрану и назначили сектора обстрела, но здание к обороне подготовили слабо.
«Гиммлер» в свою очередь с беспокойством посматривал на куратора из СБУ, подполковника Пробей-Голова. Тот давно не выходил на связь с блокирующими силами и со скукой шатался по школе. Правосековский вождь отправил «Мясника» присмотреть за СБУшником, чтобы тот не смылся втихую сам.

В свою очередь, Пробей-Голова потребовал, чтобы приставленный охранник не мешался под ногами и ходил где-то поодаль. Когда подполковник заперся в одном из помещений на третьем этаже, «Мясник» решил проявить любопытство и прислушался. Из-за двери он разобрал обрывки разговора. СБУшник вёл переговоры с кем-то из НАТО. Дослушивать «Мясник» не стал, выбил дверь и взял полковника на прицел.
— Тикать собрался, ментушка? — дыхнул злобой правосек.

— Убери оружие, боец и стань как положено, — оперативник тоже направил ствол на ворвавшегося.
Боевик, долго не думая, пропорол полковника очередью. Грохот именно этих выстрелов услышали братья Йонайтисы. Его вообще все услышали.
«Гиммлер» подскочил со стула и приказал двум бойцам выяснить, что произошло...
____________
...Меж тем, дети в нескольких кабинетах запаниковали, открыли окна и начали выбегать на улицу. Один из боевиков дал предупредительную очередь в воздух и был убит польским снайпером из «ГРОМа». Поляк понадеялся на глушитель и нарушил приказ не открывать огня. Паника возле и внутри школы усилилась...
____________
...Полковник Оук из «Дельты» тщетно пытался вызвать на связь куратора от СБУ. Главарь банды псевдо-«ЛиНР» также был недоступен. Бойцы "ГРОМа" по приказу собственного руководства и без согласования с остальными начали выдвижение к школе и пытались подавить огнём боевиков в окнах...
____________
...Литовцы сделали самую умную вещь, какая была возможна в данной ситуации: бросили ССО, полицию и военных с южного фланга оцепления, куда побежали дети, на оказание помощи и прикрытие бегущих заложников...
____________
... — Да тикать он хотел! Вот я его и шлёпнул, — отмахнулся «Мясник» от вопросов прибежавших боевиков.
— Теперь нам конец, не выпустят живьём! — кричали в ответ геноссе по фашистской движухе.
— Значит, прорываемся, пока заложники бегут — и до границы с Беларусью!
— Зачёт! — похвалил один из правосеков «Мясника» за сообразительность.

Сопротивление в здании распалось на очаги. Одна сильная группа собралась возле кабинета с запертыми политиками и установила пулемёт в глубине коридора. Те двое, что были с «Мясником», плюс ещё пара присоединившихся, захватили в заложники двух учительниц и попытались выйти в северном направлении. За автостоянкой они лоб-в-лоб столкнулись с группой спецназовцев из «ГРОМа». Обе стороны нажали на спуск почти мгновенно. На жизнь заложников в критической ситуации полякам было плевать, поэтому они изрешетили и боевиков, и пленников, но сами потеряли двоих убитыми и одного тяжело зацепило очередью из «Калашникова»...
____________
...«Гиммлер» забрал заложника-мужчину из кабинета, пока геноссе сдерживали штурмующих огнём. Быстро заставил того раздеться и переоделся в его одежду. После чего застрелил несчастного и, оставив оружие, кинулся к окнам на первом этаже. До того момента он был в маске, поэтому сейчас надеялся сбежать сквозь оцепление, выдав себя за гражданского, благо на курсах литовского времени не терял. В конце концов, в Клайпеде проживали украинцы, можно было притвориться кем-то из их родственников...
____________
... — Кинули нас главные! Что делать будем, братва?! — крикнул кто-то из группы, что оборонялась успешнее остальных правосеков.
Командование взял на себя опытный АТОшник с позывным «Вольф». Забрав с собой мэра, несколькими бросками террористы перешли под прикрытием пулемёта на северную сторону школы. Ещё ранее они запасли канаты из спортзала и теперь спустились по ним на улицу. Взаимодействие было налажено, блокирующую снаружи группу штурмующих удалось подавить огнём и отогнать. Снайперы пока не доставали, видимо, было их мало.
Прикрывая друг друга, боевики прорвались сквозь линию полицейского оцепления...
____________
...Литовская группа ССО входила в здание с южной стороны, как только по рации сообщили о прорыве основных сил боевиков на север. У кабинета, где по наблюдениям снаружи, возможно ещё оставались дети, бойцы столкнулись с раненым боевиком. Тот кинул гранату в сторону штурмующих, из-за чего тем пришлось бежать на этаж ниже. А пока они прятались, правосек закинул вторую гранату в класс...
____________
...Арвидас Йонайтис, сын спецназовца Андриса, сидел за ближней ко входу партой. Все эти часы он подбадривал испуганных одноклассников и верил, что помощь придёт. И хотя ему было совсем мало лет, когда граната прокатилась по полу, он не мешкая схватил её, со всей силы навалился на закрытую дверь — та приоткрылась, — куда он и выкинул смертельно опасный предмет. Мальчик успел отбежать и крикнуть "ЛОЖИСЬ!", как за стенкой грохнуло. Взрывом раненого боевика разорвало в клочья.
Вскоре в дверях показалась штурмовая группа и дети были спасены. Отец обнял сына...
____________
...Бой в сумерках всегда сложен. Вот и литовским военным из оцепления не повезло, они поздно обнаружили прорвавшихся — те ненадолго прекратили огонь и вышли дворами прямо к бронетранспортёру М-113. Мехвод был захвачен в плен, окружающих солдат забросали гранатами и расстреляли длинными очередями, а стрелка в башне сняли. К правосекам попала единица бронетехники, на которой они попытались скрыться из города, обстреливая полицейских из главного калибра...

Сцена 7

...«Гиммлеру» повезло выйти за пределы оцепления впотьмах. В кармане пальто он обнаружил бумажник с кредитками и небольшим количеством наличных, плюс смартфон. Предстояло выбрать, что делать дальше. Идти в украинское посольство? Сдаться местным, надеясь на связи с американскими и СБУшными кураторами? Пока что он решил отправиться в какой-нибудь ночной клуб, где вздремнуть в уголке до закрытия утром. Покидать город сквозь кордоны было опасно...

...«Вольф» повёл вырывавшуюся на БТРе группу в сторону Калининградской области. Мозг лихорадочно перебирал наименее печальный исход для его бойцов. НАТО вряд ли теперь пощадит его и людей, предпочтя убить свидетелей совершённой провокации. Значит надо бежать к «москалям» — те бросят в тюрьму, но хотя бы есть шанс на выживание. Да и сторговаться с «фэбосами» на признание... и сдать им мэра Клайпеды... А это идея!..

...Над шоссе, где-то не доезжая Шилуте, зависла пара поднятых по тревоге ударных вертолётов АН-64 «Апач» из авиакрыла ВВС США, что прибыло на ротацию в Литву. Техникам по вооружению было приказано подвесить противотанковые ракеты «Longbow Hellfire». В прибор ночного видения стрелок ведущего заметил летящий на всех парах с выключенными фарами «кубик» броневика М-113.
— Вижу цель, сэр! — доложил пилот.
— Разрешаю открыть огонь, — отчеканил полковник Оук.
Модернизированные ракеты, сделанные по принципу «выстрелил и забыл», сорвались с направляющих и понеслись к отчаянно наматывающему свои последние метры бронеобъекту...

...«Гиммлер» завалился в дешёвый стрип-бар. Заказал пива и плюхнулся на диван, подальше от танцовщиц с плоскими задницами, весьма посредственно изображавшими тверк. Через какое-то время он закемарил.
Проснулся от того, что рядом мелькнула чья-то тень — то карманник стянул у него бумажник и собирался уйти. Разъярённый боевик бросился следом, свалил вора на пол и стал топтать ногами. Появились вышибалы и выставили буйного гостя вон... как раз под «люстру» проезжавшей полицейской машины. Тут-то его и взяли...

...Андрис не спал почти сутки, но приказ командира взбодрил его. Только что полиция доложила о задержании возле стрип-бара неизвестного без документов. После зачистки, во время которой Йонайтис-младший тщательно зафиксировал улики на смартфон и скинул архивом брату — помимо служебного чата, — стало ясно, что поймали не всех.
Литовцы больше не собирались делиться успехом с поляками и американцами. Да и обществу нужно было представить какой-то внятный результат, а не трупы заложников и погибших сотрудников.
— Берёшь троих и вместе с полицаями везёшь прямо в Вильнюс, понял? — приказал командир ССО.
— Так точно.
— Автомобиль должен быть неприметным, полицейские едут в трёхстах метрах впереди и сзади.
— Принял.
Андрис прекрасно понял, что должно вскорости произойти, чего ждал от него брат. Литовец сознательно включил геолокацию в телефоне и скинул брату время и маршрут выезда по трассе А1.
«Интересно, как они будут действовать?», — подумал ССОшник. Он внутренне съёжился при мысли, что возможно скоро будет убит. Но предотвращение войны, казавшейся после произошедшего несколько часов назад неизбежностью, он считал куда более важным, чем собственную жизнь.

Россияне сработали быстро и нахально. Недалеко от выезда из Клайпеды, на восток по шоссе А1 была круговая развязка с трассой А13. Когда «Мицубиси Аутлендер» с литовцами и захваченным «Гиммлером» почти преодолел её, с окружной дороги вылетел микроавтобус «Фольксваген Каравелла» и таранным ударом в район двигателя прибил джип к заграждению. В лобовое стекло Мицубиси прилетел кирпич, вслед за которым залетела светошумовая граната. Взрыв оглушил литовских силовиков и пленника. Чьи-то руки выволокли одного из сотрудников, а за ним и пленного наружу, после чего внутри оказалась ещё и дымовая граната. Захват длился секунд 10, после которых нападавшие перепрыгнули на встречку, перебежали её, уволокли пленника вниз, на просёлочную дорогу и скоро затерялись в коттеджном посёлке.
Звон в ушах литовских бойцов стоял ещё долго. Подоспевшие полицейские оказали им посильную помощь и только лишь смогли зафиксировать происшествие.
— Ох, чёрт, следствие теперь заведут! — посетовал один из сотрудников.
— А мы что-то успели разглядеть? — спросил Андрис.
— Честно говоря, я не понял, кто это, — ответил другой боец.
— Вот и я не понял.
Через некоторое время Андрис проверил сообщения в одной из социальных сетей, через которую скидывал брату время выдвижения и маршрут. Там всё было чисто. Чья-то невидимая рука позаботилась об этом.

Сцена 8
Белый дом, США.

Высокий рыжий человек с жестоким лицом сидел за столом в Овальном кабинете и читал подборку новостей. Перед ним стояла темнокожая женщина на вытяжку.
Заголовки кричали:
«Снова Украина? Свежие подробности о теракте в Клайпеде» — телеканал С2N, США
«Главарь банды радикалов с Украины каким-то образом оказался у русских» — издание The NewWorker, США
«МИД РФ заявил протест на обвинения в сторону Москвы в связи с событиями в Литве» — портал Zond, Россия
«Пощёчина НАТО: боевики ЛиНР оказались украинскими националистами» — газета Фэй Хуа, КНР.
«В Литве траур: при теракте в Клайпеде погибло 6 заложников, включая мэра города», — портал Гольфи, Эстония.

— Нехорошо получилось, нехорошо, — хмыкнул жестколицый.
— Господин президент, можно повернуть информационную кампанию в нашу пользу. Достаточно объявить «Правый сектор» международной террористической организацией и сделать замечание президенту Украины Синявскому, а также отвести войска из Прибалтики, — предложила Госсекретарь Роуз Кинг.
— Делайте, миссис Кинг, — сухо заявил президент США и невзначай бросил взгляд на упругий зад и великолепную осанку чернокожей чиновницы, направлявшейся к выходу из кабинета.
— По крайней мере эти чёртовы демократы уймутся со своим «Джон Кампф — агент Кремля»... — пробубнил президент и вызвал министра обороны, чтобы отвести войска НАТО на полигоны в Германию.
Tags: call of duty: modern warfare 2019, игры, общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments