ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Из первых рук: РВСН, учебный центр и полигон Капустин Яр



Материал из серии «Из первых рук: срочная служба в ВС РФ во время переходного периода военной реформы. 2010-2014 гг.»
Предыдущие интервью:
1. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.
2. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 2.
3. Из первых рук: 100-я бригада десантных кораблей, ТОФ
4. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 1.
5. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 2
6. Из первых рук: 138-я гв. омсбр, служба в мотострелковом батальоне

РВСН, учебный центр и полигон Капустин Яр

Это интервью может показаться очень спокойным, из-за чего можно не заметить важное — отслуживший в УЦ и на полигоне Капустин Яр по имени Никита, с которым мы поговорили, рассказывает про почти образцовую учебку. В ней публиковался план занятий, действовал системный подход, вполне сносно проводились занятия по некоторым дисциплинам. Читать этот материал следует в паре с интервью «реактивщика» Сергея и мотострелка Евгения — на контрасте становится понятнее, насколько важны учебные центры были в 2010-2014 гг., т.к. почти всегда только их выпускники хоть как-то обучались.



Личный блок

1. Как вас можно представить?

— Никита.

2. В каком возрасте вы поступили на службу? Какое на тот момент у вас было образование? Укажите год и номер вашего призыва, например, «осень 2013».

— На службу поступил в 19 лет. На тот момент у меня за плечами было 2 курса университета. Нет, меня не отчислили, просто на середине обучения оказалось, что у нашего факультета не было аккредитации (это был тот период, когда повсеместно вводили болонскую систему образования). Призыв: «весна 2011», 23 мая начал свою службу.

3. Какова была ваша мотивация? Деловая — военный билет мог пригодиться для работы на гражданке? Идеалистическая — родня/друзья прошли службу, вы из семьи военнослужащих, личный интерес к службе, в том числе по патриотическим убеждениям?

— Мотивацией к службе был приказ верховного главнокомандующего о начале весеннего призыва. На тот момент служить в армии не хотелось, но и косить я не стал. Относился к этому так: если призывают — буду служить.

4. Во скольких воинских частях вы проходили службу — учебка, воинская часть? Где территориально довелось служить?

— За год прослужил в трёх частях:
1. Переславль-Залесский, учебка, 5 месяцев;
2. ЗАТО Знаменск, пересылочный пункт, 2 недели;
3. полигон Капустин Яр, испытательный центр, 6,5 месяцев.

5. До какого воинского звания вы дослужились к концу срочной службы? Были ли какие-то отличия в виде знаков классности, благодарностей и грамот, спортивный разряд, полученный за армейский период?


— Уволился в звании младший сержант. В учебке была присвоена 3 классность по ВУС. Так же, получил грамоту как лучший курсант по ВУС.

Боевая подготовка

1. Какая у вас воинская учётная специальность, какую роль пришлось выполнять по факту? Может, несколько ролей сверх штатного расписания?

— 402 ВУС «кабельщик-монтажник» (это краткое название, отражающее суть специальности). Собственно, в учебке нас на неё готовили. В последнем месте службы исполнял обязанности дежурного по роте.

2. Как вы оцениваете качество обучения по вашей воинской учётной специальности (ВУС)? Доводилось ли принимать участие в учениях и полевых выходах? Была ли боевая стрельба у вашего подразделения?


— Если оценивать обучение по ВУС, то могу сказать, что готовили нас неплохо. Однако, это встречало сопротивление у курсантов, потому что многие рассматривали это как очередной способ их задолбать. Из минуса подготовки могу отметить слишком большой упор на теорию и малое количество практики, которая свелась к одному занятию перед выпускными экзаменами. Ни учений, ни полевых выходов у нас не было. Все ограничивалось так называемыми «тревогами», но во время них проверялись общевойсковые знания.

3. Проводились ли за время службы стрельбы из стрелкового оружия? Как вы оцениваете качество обучения стрелковой подготовке — приводилось ли ваше оружие к нормальному бою, тренировались ли вы в упражнениях на прицеливание с командирским ящиком, как часто стреляли и сколько выдавалось патронов на обычную стрельбу?

— В учебке стрельбы проводились регулярно, раз в месяц. Однако, из-за занятости в нарядах я в стрельбах участвовал 2 раза: один раз перед присягой и один раз в процессе обучения. Качество подготовки было низкое, стреляли по 6 патронов (3 тренировочных, 3 на зачёт). Важен был сам факт совершения выстрела и правильного доклада до/после стрельбы, нежели результат стрельбы, оценки за эту стрельбу нам «рисовали». Автоматы нам вручали уже приведенные к нормальному бою и настрого воспрещали трогать целик и мушку «что бы ничего не сломать». По поводу прицеливания: никаких ящиков и тренировок не было, все ограничилось объяснением на практике о смещении целика и мушки.

4. Запомнились ли вам какие-то эпизоды из службы, связанные с боевой подготовкой?

— В начале службы, в учебке, среди личного состава роты не было особого желания заниматься какой-то учебой, включая боевую подготовку. Командир взвода это поощрял, не имея заинтересованности в проведения занятий по плану (в расположении роты висел учебный план роты для каждого взвода и обновлялся каждую неделю, за чем следило вышестоящее командование *). Было гораздо удобнее посадить взвод на табуретки и выдать им устав. Хотя иногда занятия все таки проводились: пару раз военно-медицинская подготовка, несколько занятий на тактическом городке. Не игнорировали только стрельбы, проводимые в масштабах учебного полка. Но как мы стреляли я упоминал выше. Единственный запомнившийся момент на стрельбах — это как мы на протяжении 4 часов искали всей ротой потерявшееся кольцо от учебной гранаты. И, конечно же, занятия по РХБЗ. Единственный предмет боевой подготовки проводящийся регулярно. Включая масштабный день РХБЗ. В последнем месте службы и этого не проводили.
* Такой режим был следствием системного подхода. Три учебных батальона и в каждом так было. Командирам взводов было зачастую наплевать на это. Но им задачи ставили командиры рот, а тем в свою очередь командиры батальонов и так далее.

Физическая подготовка

1. Занимались ли вы спортом до армии? Имелись ли спортивные разряды? Готовились ли физически к срочной службе, как именно?

— До армии профессиональным спортом не занимался. Так, футбол во дворе, баскетбол. В тренажерный зал ходил. В общем, как все. К армии никак не готовился, так как был уверен, что спокойно буду учится в университете.

2. Каким образом проходили занятия по физподготовке? На какие нормативы вас готовили — подтягивания, бег 100 м, 1 км и так далее?

— В учебке физухи было много: утренняя зарядка, пара академических часов в течении дня и если это понедельник, среда или пятница, то ещё и спортивно-массовая работа вечером. Сами занятия представляли из себя бег, бег и ещё раз бег. Сначала мы его возненавидели, потом полюбили. Меньше времени занимали физические упражнения: подтягивания, скручивания на пресс, взводные приседания. В конце обучения мы должны были сдавать физо на баллы по трем дисциплинам: бег на 100 метров, 1 км и подтягивания. Не знаю никого, кто бы не сдал физуху. Многим, правда, и здесь оценки рисовались.

3. Как вы оцениваете результат от физической подготовки, если считать от начала занятий до первой ответственной задачи, когда она могла пригодиться?

— По прибытию в часть на полигоне физуха проводилась редко. Зарядка заключалась в том, что бы дойти до клуба, там покурить и вернуться в расположение. Те парни, которые прибыли из учебки, сами старались поддерживать себя в форме: бегали, занимались в спортивной комнате. Но все равно, уровень подготовки упал.
У тех, кто был заинтересован (это относится и ко мне лично) уровень подготовки к концу учебки поднялся сильно. Те, кто не хотел заниматься, имел такую возможность, можно было проситься на уборку. Но не всегда. Как я и говорил выше, бег я полюбил настолько, что после демобилизации продолжал по утрам бегать где-то в течении года, но потом уровень самодисциплины все таки упал и бегать я прекратил. В учебке многие потеряли вес, причем настолько, что приходилось ушивать форму на несколько размеров. В дальнейшем уровень нашей физподготовки падал. Так как негде было реализовывать этот уровень и в результате отсутствия регулярных тренировок.

4. Как именно проходили спортивные праздники, если их устраивали — футбол, волейбол, борьба, «качалка»?

— Сами праздники представляли собой бег на длинные дистанции в составе подразделения (чаще всего в составе роты повзводно). Спортивных игр в учебке не проводилось в виду повышенных рисков травматизма личного состава. В футбол играли только сержанты-контрактники, которые обучались в сержантской роте. На полигоне были игры в баскетбол, которые быстро отменили по причине аварийного состояния зала, или футбол в летний период или бег.

5. Входили ли в систему физ.подготовки специальные упражнения, например, имитирующие перенос ящиков со снарядами? Изучались ли приёмы рукопашного боя без оружия, удары автоматом (штыком, магазином, прикладом)?

— Никаких специальных упражнений в систему физической подготовки не входило. Приемы рукопашного боя и боя с использованием автомата не разучивали. В целом если рассматривать физическую подготовку, то нам дали хорошую базу, опираясь на которую уже в войсках мы могли бы повышать ее уровень.

6. Какие у вас результаты по выполнению нормативов? Приведите пример выполнения нормативов наиболее сильными сослуживцами?

— Точных цифр я вам не назову, но при выпуске из учебки оценкой за физо у меня стоит «4». Что касается примеров выполнения нормативов, то был у нас в роте парень, который 1 км пробежал на уровне КМС.

Повседневная жизнь части

1. Как вы оцениваете приготовление пищи в вашей части? Хватало/не хватало? Требовалось ли бегать в «чипок» («Часть Индивидуального Продовольственного Обеспечения Красноармейца» — магазин при воинской части) специально, чтобы добрать рацион?

— В учебке нас кормила «Славянка». Жаловаться было бы грех, потому питание было разнообразным и вкусным. Но дико не хватало сладкого. А возможности сходить в чипок не было. Нас просто туда не пускали офицеры. Уже в последнем месте службы было проще — там в чипок можно было попасть. А питание там сначала было военным (нам оно нравилось), но затем и туда добралась «Славянка», которая кормила на уровне питания в учебке. Если рассматривать калорийность питания, то его вполне хватало.

2. Как вы оцениваете выданную форму — ходили в «цифре» или во «флоре», как показала себя форма в погодных условиях вашего региона? Хватало ли подменной формы для работы в парке и на учениях? Как вы оцениваете выданную обувь, хватило ли одной пары на год или пришлось докупать за свои?

— Форма: на призывном пункте нам выдали «цифру» и берцы (без портянок) с носками. Ноги были стёрты до кровавых мозолей в первый же день, не предназначены были те берцы для носков. По прибытию в учебку нам выдали портянки, обучили намотке и с ними в берцах было очень комфортно. Разрешалось носить носки, но практически никто носками не пользовался. Форма была отвратительная. Швы расходились, нитки разваливались, после стирки форма выцветала, в ней было очень жарко, так как она не дышала, быстро пачкалась. Нам было за большую радость при стирке формы надеть подменку-«флору» которая была очень комфорта в носке. По прибытию на полигон комбат нам категорически запретил носить носки. При переходе на зимнюю форму одежды нам были выданы кирзовые сапоги и 2 комплекта портянок. В сапогах было очень комфортно в условиях нашего быта: быстро снять, быстро надеть. Зимняя форма была субъективно холодная. Про берцы ещё — на 4 месяце службы у меня треснула подошва, но так как было сухо это сильного дискомфорта не вызывало. Потом они были заменены на сапоги и снова вернулись в сухую погоду. Так и проходил в дырявых до конца службы. При увольнении со службы форму я оставил в подменный фонд и уехал домой в гражданке. Но кто-то покупал новую форму, чтобы уехать домой в ней.

3. Как много у вас было «рабочек» и нарядов относительно боевой учебы и занятий по военным дисциплинам?

— Вообще практически вся моя службы на полигоне — это наряды и рабочки. Потому что в основном занимались самообеспечением. В учебке нарядов было поменьше, потому что личного состава было больше и они равномернее распределялись. С рабочками такая же ситуация.

4. Как обстояло дело со звонками родным по мобильным телефонам?

— В учебке телефоны нещадно отбирали и следили что бы их не было на руках у рядовых. Звонить можно было только по выходным в течении часа. На полигоне за телефонами практически никто не следил и они были на руках у солдат. Звонить можно было хоть каждый день, но соблюдая приличие (так что бы никто не видел). Так же солдаты, том числе и я, писали очень много писем.

5. Проводились ли с вами занятия по информированию, они же политические занятия, в какой форме? Какие исторические темы поднимались, проводились ли занятия в связи с актуальными событиями в жизни страны?

— В учебке проводились регулярно по вторникам, и четвергам. Проводил обычно заместитель командира роты по воспитательной работе в формате информирования и чтения лекций. Также в выходные дни был просмотр новостных телепередач. В основном нам рассказывали о днях воинской славы.
На полигоне ничего подобного вспомнить не могу.

6. Как организовывался досуг военнослужащих срочной службы? Экскурсии в ближайший город, в музей части? Организовывался ли просмотр фильмов и телепередач?

— Весь досуг заключался либо в просмотре телепередач, либо в посещении КБО. Редкие военнослужащие читали книги. В учебке пару раз своди в клуб части на какие то мероприятия, сейчас уже не вспомню.

7. Оказывал ли климат вашего региона какое-то влияние на повседневную жизнь в части? Например, в Карелии влажный, болотистый климат, что не способствует быстрому заживанию царапин, порезов, ушибов и повышает требования к гигиене.

— Учебка располагалась в средней полосе и климат для многих курсантов был аналогичен месту призыва. Однако большое озеро рядом создавало большую влажность воздуха, от этого много курсантов переболели воспалением лёгких. На полигоне же был очень жаркий, засушливый климат, но особых неудобств он не создавал. Зимой было очень много снега и выпадал он за очень маленький промежуток времени. Поэтому на протяжении зимы часть жила тем, что постоянно, изо дня в день, откапывалась.

Неформальные взаимоотношения между военнослужащими

1. Расскажите, что из себя представляли неформальные взаимоотношения между солдатами срочной службы? Была ли неуставщина между старшим и младшим призывом, между выпускниками учебок и солдатами из части? Что представляли из себя межнациональные отношения, которые года до 2014-го составляли немалую проблему в армии?

— Да все неформальные отношения из себя представляли обычное человеческое общение солдат между собой. На том момент в РВСН высшее командование серьезно работало над искоренением дедовщины и, в принципе, у них это получалось. Потому что лично я не сталкивался с ее проявлениями. В учебке над нашим непосредственным командиром был мл. сержант, заместитель командира взвода. С его стороны было обучение, да иногда жесткое, но ничего больше он себе не позволял. В целом по роте была аналогичная ситуация. Но как и в любом замкнутом коллективе, тем более мужском, возникали конфликты, которые очень быстро гасились самими участниками. Потому что нам постоянно вбивали в голову, что если будет какая то травма, даже маленький синяк, то сразу будет дан ход расследованию и это может окончится минимум дисциплинарным батальоном, а максимум — зоной. Я считаю что это были эффективные меры. И кстати, чаще всего конфликтные ситуации возникали с калмыками. Хотя с представителями других национальностей мы жили довольно мирно.

2. Какие складывались отношения с контрактниками?

— Контрактников у нас практически не было, кроме тех, кто служил в роте сержантов в учебке, но мы с ними не пересекались. На полигоне у нас был командир взвода сержант, но по нашему прибытию он практически сразу уехал на учебу, как раз в нашу учебку в вышеупомянутую сержантскую роту.

3. Как относились к офицерам? Примеры хороших офицеров и плохих?

— С офицерами разные отношения складывались, но не переходящие уставные рамки. С кем-то можно было посвободнее себя вести, с кем то нет. Хороший: оба комбата (в учебке и полигоне), зам. командира роты по воспитательной работе в учебке (жёсткие справедливые офицеры).
Плохой: командир взвода в учебке (в нашей учебке он был «легендой», истерик, видно было что закомплексованный).

4. Отправляли ли на вашей памяти кого-то в дисциплинарный батальон или в тюрьму за неуставняк?

— Когда я прибыл к последнему месту службы, один из дембелей находился под следствием за нанесение травмы своему сослуживцу, тоже дембелю. Впоследствии его осудили на месяц службы на гауптвахте.

5. Приведите, если возможно, 1-2 забавных случая со службы. Может, особые традиции посвящения в «старослужащие»?

— Из традиций помню только как первое письмо получали. Сержант надувал его через уголок клал на шею того, чье письмо и рукой «взрывал» его. А каких то особо забавных случаев сейчас не помню. Но в целом вся служба была наполнена забавными моментами и шутками. Это некого рода защитный механизм в стрессовых ситуациях.

6. Ваше мнение, что дала армия лично вам, что вас разочаровало, а что обрадовало (если такое бывало)?

— В плане боевой и специальной подготовки практически ничего. С другой стороны — это большая школа дисциплины, ответственности и закалки харатера. Плюс возможность посмотреть службу. А разочаровало малое количество стрельб и качество их проведения.

7. Как вас встретили после демобилизации родня, друзья и знакомые?

— Ну, друзья и родные были , естественно, рады возвращению. Встретили прямо с поезда на перроне, устроили вечеринку. Уже через две недели я встречал своего друга из армии.



Танкист, найдись!

Друзья, всё ещё для цикла интервью нужен танкист, отслуживший срочную службу в 2010-2014 году. И вы можете мне помочь, если предложите такому человеку написать в личку нашего сообщества «Убещиже №8»: https://vk.com/vault_eight
Нужен именно танкист, из танковых или мотострелковых частей любого военного округа. У нас будет в цикле материал от служившего в ПВО танковой бригады, но хотелось бы прямо побеседовать с парнями за танки :-)

Требования простые:
— Возможность по образцу этого интервью ответить на те же самые вопросы, в контексте службы в танковом подразделении. Хотя бы на 3-4 вопроса.
— Готовность поработать. Качество интервью определяется вашим рассказом, развёрнутыми ответами на вопросы. Беседа проводится в формате переписки в ВК, можно надиктовать некоторые ответы в виде голосового сообщения. Время, которое по опыту вот уже 9 интервью, уходит на сбор материала — 2-3 беседы, каждая от 30 минут до 1,5 часов. Не так уж и много для хорошего результата.



Tags: Армия, ВС РФ, РВСН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments