ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 2.



Начало читайте в части №1

3. Как много у вас было «рабочек» и нарядов относительно боевой учебы и занятий по военным дисциплинам?

— В учебке старшина построил очень четкую систему нарядов, она была такова: в роте 5 взводов, каждый день назначался наряд из одного взвода. На следующий день — из другого взвода. Нарядов за ротой было закреплено много, поэтому в тот день, когда взвод заступал в наряд, от него оставалась ровно половина личного состава.

«Рабочки» в учебке появились после экзаменов, перед распределением в войска, они продлились около 2-3 недель. Старшина брал себе рукастых парней, которые могли делать ремонт в расположении роты, и ребята работали. Подготовка к банному дню (сбор белья и т.д.) и ПХД по субботам «рабочками» не считались.

В войсках «рабочек» было мало, в основном работа на технике, работа в парке, часто проводились по пятницам «парковые дни». Даже если делать нечего было в парке, всё равно весь л/с выгонялся в парк.


4. Как обстояло дело со звонками родным по мобильным телефонам?

— В учебке телефоны выдавались на руки раз в неделю по воскресеньям, в остальное время они хранились у канцеляра роты. Но канцеляр был из моего взвода, мы ладили, поэтому я звонил родителям исподтишка ещё по четвергам в канцелярии, пока там отсутствовали офицеры.

Телефоны разрешались к ношению без камеры, то есть трубки-«тапики», не смартфоны.

Технику снимать категорически запрещалось, пугали наказанием вплоть до дисбата.

Впрочем, в учебке сержанты организовали небольшой бизнес: за 2000 рублей можно было купить «индульгенцию» на пользование телефонов, если застукает сержантский состав. Но с офицерами такое не прокатывало. Если спалит офицер, то телефон разобьет гирей (такие случаи были).
В войсках с телефонами было попроще, но стояли глушилки, интернета не было на территории части. Поэтому смысла в смартфоне с хорошей камерой тоже не было.

И опять же снимать в парке технику смерти подобно, за такое можно было получить дисциплинарную меру, и никто из срочников этого не делал. Максимум, фоткали сами себя в казарме.

Офицерами очень часто проводились «шмоны», «взрывы» кроватей, тумбочек и так далее.
Найденные телефоны разбивались, либо им выкалывались камеры и после долгих нотаций их возвращали солдатам.

5. Проводились ли с вами занятия по информированию, они же политические занятия, в какой форме? Какие исторические темы поднимались, проводились ли занятия в связи с актуальными событиями в жизни страны?

— Занятия проводись в войсках. ОГП — это святое, целые лекции устраивались. Информирование по понедельникам и четвергам — рассказывали о событиях в мире, меня взводный назначил читал «Красную звезду» перед строем. Некоторые солдаты читали по слогам и заикались, это ужасно бесило офицеров.

6. Как организовывался досуг военнослужащих срочной службы? Экскурсии в ближайший город, в музей части? Организовывался ли просмотр фильмов и телепередач?

— В учебке провели экскурсию в дом-музей Лермонтова, но я туда не попал. По воскресеньям просмотр какого-нибудь патриотического фильма устраивали, всем без исключения нравился фильм «Грозовые ворота». В 21.00 смотрели программу «Время». До 21.00, где-то в 20.30, рота рассаживалась на взлетке, смотрели телевизор и подшивались. Популярностью пользовался в то время сериал «Физрук» и «Кухня».

В войсках никаких экскурсий не проводилось, увольнение из части дали два раза — на 9 и 10 мая в честь 70-летия Победы (2015 год).

По воскресеньям обязательно спортмассовая работа до обеда, после обеда иногда сон и телефонные звонки. Перед ужином иногда смотрели фильм. В нашей бригаде обязательно в распорядок дня включался «час солдатского письма». Один срочник решился на проверку военной цензуры — шутки ради написал письмо Деду Морозу, сообщив, что наша часть днище и офицеры поголовно негодяи. Словил несколько нарядов вне очереди, доказав эффективность цензоров.

7. Оказывал ли климат вашего региона какое-то влияние на повседневную жизнь в части? Например, в Карелии влажный, болотистый климат, что не способствует быстрому заживанию царапин, порезов, ушибов и повышает требования к гигиене.

— Да, оказывал, но на ребят из других регионов. В учебке служило много людей из Архангельской области. Они страдали от тамбовской жары 2014 года, часто болели непонятными болезнями. Я живу в Черноземье и служил в Черноземье. Умеренный климат, зимой не очень холодно. Никаких особых мероприятий в части не проводилось из-за климата.

Неформальные взаимоотношения между военнослужащими

1. Расскажите, что из себя представляли неформальные взаимоотношения между солдатами срочной службы? Была ли неуставщина между старшим и младшим призывом, между выпускниками учебок и солдатами из части? Что представляли из себя межнациональные отношения, которые года до 2014-го составляли немалую проблему в армии?

— Что касается учебки, на роту в 93 человека приходилось 4 или 5 старослужащих (те, которые остались в учебке до конца службы). Дедовщины в классическом её понимании не было. Максимум, прокачки всей роты из-за косяка одного человека. Ну, и поначалу стандартные армейские «игры»: «рота подъем/рота отбой», «три скрипа» и т.д. Ближе к выпускным экзаменам в учебке всё это прекратилось из-за того, что просто надоело дембелям, которым осталось служить 3-4 недели. Во-вторых, некоторым бойцам из моего призыва уже присвоили ефрейторов, и старослужащие передали бразды правления этим ефрейторам (старшим по взводам). Некоторые из них остались в учебке в качестве воспитателей нового призыва, некоторые вместе с остальными рядовыми-курсантами распределились в войска.

Когда я прибыл в бригаду, то нас встретила пара дембелей, которым оставалось 7 дней до дома и «местные» новобранцы, которые отслужили около месяца. То есть по факту мы, выпускники учебки с 5-месячной выслугой, стали старослужащими.

По рассказам товарищей, которые после учебки попали в подразделения с «местными» дембелями, конфликтных отношений с ними не возникало, «дембеля» видели суровые лица выпускников учебок и относились к ним с понимаем, видели в них таких же старослужищих.

В учебку призываются преимущественно русские. Например, в моей роте был только 1 представитель малых народов России, остальные русские. В соседней роте командир роты специально отбирал исключительно русских и с образованием не ниже среднего специального.

В войсках дела в национальном плане обстояли несколько иначе. Представителей с Кавказа было очень мало, и их распределяли по 1-2 человека по батальону. Например, в моём взводе связи командир взвода, старлей, — татарин (отличный мужик!), контрактник — армянин, среди бойцов присутствовали татары, башкиры, удмурты, коми (народность республики Коми). И все находили общий язык, жили мирно — старый и молодой призыв. Единственное отличие — молодые чуть чаще ходили в наряд по роте, в остальном равенство.

Неуставняк случался даже в самой уставной части и учебке. Стычек тут не избежать, в основном из-за бытовухи.

В учебке в соседней роте пара бойцов подралась из-за очереди на стирку (стояли стиральные машины). Итог — сломанная челюсть, чем дело закончилось неизвестно, так как это было в период распределения в войска.

В бригаде на моих глазах в соседнем взводе подрались два бойца из-за... половой тряпки (!). Дело в том, что это был ПХД, инвентаря не хватало, а кто первый забьет себе тряпку — тот первый наведет порядок в спальном помещении и, соответственно, первый закончит, и уйдет в заветный чипок есть чебупели. Инстинкты, ничего личного. Драка за тряпку продолжалась недолго, бойцов разняли их товарищи.

Воровство тоже присутствовало, но по мелочи. У меня стырили подшиву и бритвенный станок (новый). У кого-то берцы и бушлат. У одного бойца ночью сперли шнурки от берец. Я ему помог, запасные отдал, потому как мы земляки.

По межнациональным отношениям нет единого мнения, здесь главное — как ведет себя командир (офицер). В моем батальоне дагестанец ходил в наряды, и мыл полы.

2. Какие складывались отношения с контрактниками?

— Осенью 2014-го — летом 2015-го в бригаде всё держалось на срочниках, контрактников было мало. В том числе офицеров! Из-за сердюковской реформы и временного отсутствия набора в военные училища, офицеров сильно не хватало. На построении бригады нам довели, что до 30% офицерских должностей вакантны. Призывали даже «пиджаков».

В войска я попал в такой период, что очень спешно батальон из кадрированного разворачивали по штату военного времени (до развёртывания числилось около 20 человек, стало около 200). Поэтому контрактников и офицеров очень сильно не хватало, в бригаде большинством были солдаты срочной службы, в тот период (осень 2014-лето 2015) на них всё и держалось, благо в войска РЭБ призывают более-менее грамотных ребят, хотя и дураков тоже хватало.

Срочники ходили в наряды, ремонтировали технику (особенно ценились хорошие водители и автомеханики), имелся даже штатный повар в батальоне из единственной учебки поваров в Подмосковье. Эта ситуация совпала с работами по обустройству парка боевой техники. Среди младшего призыва нашли даже крановщика! В общем, срочники занимались буквально всем и занимались неплохо, вопреки определённому мнению о недостаточном профессионализме солдат-призывников. По моему мнению, опытный контрактник с 5-летней выслугой и толковый солдат могли заменить неопытного лейтенанта-выпусника военного училища.

Офицеры говорили, что в нашей бригаде служить очень тяжело, и контрактники неохотно подписывали контракт, поэтому срочники очень выручали. Я согласен с этим мнением, контрактники отличались от нас только тем, что вечером уходили домой. А так всё то же самое — вместе работали в парке, вместе ходили в наряды. Взаимоотношения между контрактниками и срочниками были хорошие, доверительные.

Насколько я слышал, в последние годы в моей бригаде служило не более нескольких десятков срочников, только на должностях водителей и тому подобных должностях в обеспечении. Остальные — контрактники. В 2014-м всё было наоборот.

Кстати, где-то читал, что мой призыв 1-2014 стал самым массовым за 10 лет — 150 000 человек призвали.

3. Как относились к офицерам? Примеры хороших офицеров и плохих?

— В учебке офицеры занималась в основном чисто канцелярской работой, управление было спущено на старослужащих, старшину роты и замкомов взводов (у нас это были прапорщики). Летом к нам пришел командир взвода, лейтенант, но он почти сразу отправился на переучивание, так как его профиль совсем не РЭБовский был. Хорошие офицеры в учебке присутствовали, но их было очень мало. Я знаю, что служить офицером в учебке — мечта многих людей со звездами на погонах, потому что нет крупных учений и полевых выходов, нет закрепленной техники, которая ломается и её нужно ремонтировать, наряды очень редки. Мой командир роты всегда ходил в офисной форме, в полевой за 5 месяцев появлялся всего один раз на стрельбах. Вечернее построение в 17:00, потом домой. Не служба, а сахар.

В бригаде требования к офицерам совсем другие. Там есть техника, там есть личный состав, оружие и боеприпасы. Как я уже говорил, из-за сердюковской реформы в 2009-12 годах практически не проводилось набора в военные училища. Закономерным итогом к 2014 году стал острый дефицит офицеров в войсках.

Из-за нехватки офицеров к нам в бригаду переводились офицеры совсем не РЭБовского профиля. Мой командир взвода закончил Ульяновское училище связи в дореформенное спокойное время. Чистый связист, он и учил нас работать на технике, при том очень хорошо. Начальник штаба моего батальона — офицер ПВО с Балтийского флота, под пиксельным кителем носил тельняшку. Командир взвода РХБЗ — чистый моряк, выпускник Военно-Морской Академии в Питере, как он оказался у нас — одному Богу известно. В соседний батальон призвался «пиджак» — закончил какой-то институт МЧС, получил там лейтенанта запаса и призвался на должность командира взвода.

Таких неопытных офицеров и контрактников мы, срочники, называли «тёплыми» — это значит неопытный, не знает технику, тормозит, тупит. В отличии от нас «хладнокровных». Кстати, срочники и контрактники были уверены, что по доброй воле к нам в бригаду офицеры не попадают, поэтому каждого нового считали либо «косяком» в другой части, либо «правдорубом».

Одновременно с этим происходили просто чудесные случаи карьерного роста, например, несколько сержантов получили звание прапорщика только из-за наличия высшего образования (заочно). При мне прапорщик на должности старшины получил лейтенанта и должность командира взвода. Такая ситуация сохранялась примерно до 2017 года, когда дефицит офицеров в целом удалось закрыть.

Ещё в нашей бригаде было распространено звание старшина, не должность, а именно звание (один широкий галун вдоль всего погона). Ими становились контрактники, которые по выслуге должны были получить прапорщика, но не имели соответствующего образования.

4. Приведите, если возможно, 1-2 забавных случая со службы. Может, особые традиции посвящения в «старослужащие»?

— Конкретно у меня посвящения в старослужащие не было, можно считать момент покидания территории учебки и направление в бригаду переводом в старший призыв.

Однажды во время полевого выхода нам приказали закопать провод-полёвку. В процессе отрывки небольшой траншеи я случайно его подрубил лопатой. Через несколько минут выбежал командир взвода с криком «Куда пропала связь?», начал орать на нас. Мы оправдались, мол, «так и былО» — повредила машина, которая проехала недавно. Вроде поверил...

Запомнился последний день в армии. Когда утром объявили тревогу, весь батальон выбежал получать оружие и потом ускакал в парк заводить технику. А я лежал на кровати и орал «А мне по%%%, у меня дембель!!!». Дневальный грустно заметил: «И не поспоришь». Офицеров для последнего напутствия «намутить» не удалось, уехали по тревоге.

5. Ваше мнение, что дала армия лично вам, что вас разочаровало, а что обрадовало (если такое бывало)?

— Главное, что дала армия — это понимание, что кроме родных и самых близких друзей ты по сути никому не нужен. А также научился ценить простые вещи: сон, вкусную еду, спокойствие, хорошую гражданскую одежду (по сравнению с той, которая была в армии).
Обрадовали хорошие люди в армии, их я встретил больше, чем плохих. Ну, и на работе с коллегами и друзьями есть, что вспомнить.

6. Как вас встретили после демобилизации родня, друзья и знакомые?

— Я служил недалеко от дома, добрался своими силами. Уходил по уставу, в той форме, в которой пришел, разве что за этот год ввели нашивки. Дополнительно сделал разве что дембельскую подшиву — на ширину в четыре пальца. Начистил до блеска берцы. Родные и друзья встретили тепло, отметили демобилизацию. На следующий день пошёл в военкомат и встал на учет. Вот и всё.
После этого два месяца искал работу, потом устроился на одно из предприятий города. Работаю по специальности.

Предложение читателям

Теперь, как видите, интервью берутся мной в свободном графике. Принцип сохраняется: в первую очередь меня интересуют представители линейных родов войск, а также ребята, чьих подвидов войск ещё не было. Срок службы 2010-2014, можно иногда чуть раньше (2008-2010), иногда чуть позже (2015-2017), в зависимости от того, может ли человек полностью ответить на вопросы.

На данный момент есть довольно широкие возможности дать интервью, если вы готовы по-печатать ответы. Обрабатывать я их буду по мере поступления, в свободном графике, т.к. у меня тоже есть другие дела.

— Мотострелковые войска.
Род войск многочисленный, явно одним опрошенным ограничиваться не хотелось бы. Хотя бы ещё 2 человек опросил был. Особенно пулемётчиков (ПКМ/Печенег, НСВ/Корд), гранатомётчиков (АГС, РПГ-7) и операторов ПТУР.

— Артиллерия и ракетчики.
С удовольствием опросил бы служивших в дивизионах ствольной артиллерии — миномёты, МСТА-Б, а также САУ и из противотанкового дивизиона ПТУР. Ракетчики и «реактивщики» по-прежнему в почёте, но среди реактивщиков приоритет у ребят с боевыми ВУС, из реактивных дивизионов, полков и бригад РСЗО «Ураган» и «Смерч» — их я ещё не опрашивал. Если кто отзовётся из расчётов миномёта большой мощности «Тюльпан» или пушки «Гиацинт» — будет также круто. В общем, +2 человека готов опросить.

— Танковые войска.
Такое впечатление, что это самые секретные войска в ВС РФ :-) Уже 10 интервью вышло, но так ни с одним командиром танка или наводчиком, или мехводом поговорить не удалось. А ведь это крайне актуальная тема на фоне популярность игр про танки, да и пацанской любви к крутым тачкам! Тут хотя бы одного интервьюируемого зацапать для начала :-)

— Войска связи.
Как вы заметили, друзья, в секретные вопросы я не лезу от слова «совсем», поэтому хотелось бы сделать интервью хотя бы с 1-2 парнями из взводов связи линейных частей или бригады управления.

— Флот.
Возможно (возможно), будет материал с отслужившим на боевом корабле. Однако боевых кораблей много, можно опросить ещё 1-2 человек.
Кроме того нужен морской пехотинец. А если будет водолаз, то вообще шик.

— ВДВ/спецназ
Один спецназовец интервью уже дал. Повезло, возможно (опять же, до окончания сбора материала не зарекаюсь) будет интервью с десантником. Но ВДВ и спн — это даже не род, а вид вооружённых сил, поэтому также было бы неплохо добавить ещё по одному опрошенному.

— Логистика.
Интервью с отслужившим в Космических войсках уже есть, возможно, будет материал с авиационным техником. Единственный неохваченный, но довольно массовый подвид подразделений — это водители, при том, конечно, водители с рейсами. Чтобы было что рассказать. Так что +1 человек в этом пункте есть.
Или это может быть саниструктор, или повар!

Напомню, что таким образом я создаю базу интервью в жанре, который называю «Реальная Россия». Цель опроса — отразить возможно более объективно состояние ВС РФ в первой половине 2010-х годов, в первую очередь службу по призыву. Это и пилюля от любых пропагандистских перегибов, и более-менее подлинная картина нашего общества сегодня. Говорят ведь, что «жизнь россиян никого не интересует» — это не так, она интересует самих россиян, поэтому чтобы вышло хорошо приходится брать дело в свои руки, не дожидаясь конъюнктуры.


Tags: ВС РФ, Россия, армия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments