ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.1.



Материал из серии «Из первых рук: срочная служба в ВС РФ во время переходного периода военной реформы. 2010-2014 гг.»
Предыдущие интервью:
1. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.
2. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 2.
3. Из первых рук: 100-я бригада десантных кораблей, ТОФ
4. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 1.
5. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 2
6. Из первых рук: 138-я гв. омсбр, служба в мотострелковом батальоне
7. Из первых рук: РВСН, учебный центр и полигон Капустин Яр
8. Из первых рук: РВИА, реактивный полк и ракетная бригада в ЮВО
9. Из первых рук: 6-я отдельная танковая бригада (ЗВО), служба в ЗРДн
10. Из первых рук: спецназ ГРУ, отдельная бригада специального назначения в ЮВО
11. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 1.
12. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 2.
13. Из первых рук (+): ВДВ, 234-й гв. десантно-штурмовой полк 76-й гв. десантно-штурмовой дивизии, ЗВО

Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО

Перед вами история, превзошедшая по части различных негативных моментов даже мои «Реактивные заметки». Опрошенный под ником Defender (Защитник) служил в 2015-2016 гг. в отдельной роте связи ВКС (Воздушно-Космических Сил) недалеко от Питера... в воинской части, которая на момент службы опрошенного являлась, наверное, худшей из всех описанных ранее в цикле интервью и большинства тех, про которые ещё выйдут материалы. И причина очень показательная, можно сказать каноничная — командир роты с несколькими контрактниками наладили «воровской ход», разложив службу подразделения, кроме небольшой части личного состава, выполнявших боевую работу. По мере повествования вы увидите, как разложение службы выглядит во всех проявлениях — как вновь прибывшее пополнение наполняется доносчиками, как из-за этого коллектив распадается на землячества, начинаются межнациональные проблемы. И как в этом бардаке проворачиваются тёмные делишки.

Хочу отметить на будущее, на всякий случай. Выбранный мною жанр интервью — «Реальная Россия» — не означает очернения военной службы, нет. Я публикую ровно то, что мне рассказывают желающие дать интервью, ещё не отказал никому, потому что уникальные истории не заканчиваются. Публикую как есть. Встречаются и образцовые воинские части (учебка РВСН в Переяславле-Залесском, бригада СПН в интервью со спецназовцем, зенитный-ракетный дивизион 6-й танковой бригады, 16-я бригада РЭБ в ЗВО), будут хорошие части и в следующих публикациях. Но их немного, видимо, потому что так в реальности и есть. Большинство же воинских частей имеют те или иные проблемы. Совершенно негативные отзывы поступили только о 138-й омсбр (в период 2012-2014 гг.) и вот теперь — от отдельной роты связи ВКС в ЗВО, возле Питера.

Если у вас при чтении этого текста и некоторых последующих публикаций возгорится справедливое желание рассказать мне про свою образцовую службу в хорошей воинской части — не сдерживайте себя, стучитесь в личку сообщества. После текста я, по традиции, опубликую список родов войск и ВУС, по которым ещё не удалось опросить товарищей.


Личный блок

1. Как вас можно представить?

— Defender.

2. В каком возрасте вы поступили на службу? Какое на тот момент у вас было образование? Укажите год и номер вашего призыва, например, «осень 2013».

— Поступил на службу в 2015 году, высшее образование. Призыв «Осень 2015».

3. Какова была ваша мотивация? Деловая — военный билет мог пригодиться для работы на гражданке? Идеалистическая — родня/друзья прошли службу, вы из семьи военнослужащих, личный интерес к службе, в том числе по патриотическим убеждениям?

— Мотивация смешанная. Все мои предки служили в армии, а сам я окончил бакалавриат, поступил в магистратуру, но ловить там абсолютно нечего, поэтому и принял решение пойти в армию. По здоровью ограничений не имелось, откосить всё равно с одной стороны не получилось бы, а с другой ни родители, ни близкие уклонения не одобряли и наверняка стыдились бы такого моего поступка.

4. Во скольких воинских частях вы проходили службу — учебка, воинская часть? Где территориально довелось служить?

— Проходил службу в Западном военном округе (ЗВО), сначала курс молодого бойца (КМБ) неподалеку от Санкт-Петербурга, затем перевели в часть непосредственного места несения службы, также за пределами Санкт-Петербурга.

5. До какого воинского звания вы дослужились к концу срочной службы? Были ли какие-то отличия в виде знаков классности, благодарностей и грамот, спортивный разряд, полученный за армейский период?

— К концу воинской службы (осень 2016 года) получил звание младший сержант. Получил несколько грамот — одну в честь годовщины образования воинской части, вторую на день связиста. Также было несколько благодарностей — в честь Дня Защитника Отечества и в честь дня ВВС.

Боевая подготовка

1. Какая у вас воинская учётная специальность, какую роль пришлось выполнять по факту? Может, несколько ролей сверх штатного расписания?

— Воинская специальность по военному билету — «кабельщик-монтажник линий связи». После получения звания ефрейтора стал старшим кабельщиком-монтажником. Под конец службы, после получения звания младший сержант, изменили специальность на «командир отделения линий связи».

По факту было несколько ролей — по боевому расчету старший стрелок, по служебным обязанностям — механик радиорелейной связи, затем старший механик радиорелейной связи.

Такое положение вещей сформировалось по окончании первой трети службы и сохранялось до самого конца

2. Как вы оцениваете качество обучения по вашей воинской учётной специальности (ВУС)? Доводилось ли принимать участие в учениях и полевых выходах? Была ли боевая стрельба у вашего подразделения?

— В целом, качество обучения непосредственно по специальности кабельщик-монтажник оцениваю, как 1/5. По идее, кабельщики-монтажники должны с помощью специального оборудования наподобие миноискателя находить место, где залегает кабель, выкапывать его, затем выполнять разрез. К разрезу крепится специальный прибор, который позволяет понять, на каком именно участке произошел обрыв. Затем кабель также выкапывается в месте обрыва, ставится муфта, и, собственно, закапывается обратно. По факту, оба прибора постоянно не работали — в одном не было батареек, а потом его вроде как украли; во втором, который был необходим для определения места порыва, постоянно имелись неполадки, а затем от него потеряли батарею, и к использованию он стал также непригоден.

Никакого обучения по специальности кабельщик-монтажник не производилось, кроме «бери лопату и копай землю где-нибудь здесь, а затем закапывай». За время службы произошло несколько случаев, когда происходили порывы, выезжали аварийно-ремонтные команды, но что-то путное получалось у них не часто. Тем более, что многие кабельные линии были проложены ещё в военные годы. Очень интересно, кстати, было посмотреть раритетные карты и схемы расположения этих линий. Сами карты, если не изменяет память, были датированы 1944 годом, жёлтые, рассыпающиеся на глазах. Основные знания по ВУС, указанной в военном билете, мною были получены в частном разговоре в курилке с контрактником, который руководил ремонтными работами.

Что касается по факту занимаемой должности «механик радиорелейной связи» — здесь дела обстояли иначе.

Изначально, после КМБ, я должен был попасть в пункт управления связи ЗВО, но, так как у меня высшее образование, то отправили в отдельно стоящую роту связи, с целью поставить на должность «хакера» (канцеляра). По приезде, в первый же вечер, старшина поручил установить и наладить работу игры World Of Tanks, как приоритетную задачу. Пока скачивал и настраивал, в помещение вошёл командир роты, оказавшийся не то узбеком, не то таджиком — сделал замечание за нарушение безобразий и тут же приказал сделать так, чтобы принтер работал. А в принтере закончились картриджи с чернилами, требовалось ехать в город, чтобы закупиться. Я понял, что проваливаю задачу за задачей, но старшина приободрил меня гениальной фразой: «Если ты не лох, не прислуга — не будь чмошником, "гасись"!». Обычно «гаситься от службы» означает отправиться в госпиталь или на должность каптёра или канцеляра, но в этой роте связи большая часть службы как раз и проходила в «стиле тыловика», поэтому (парадокс) «гаситься» я отправился на боевое дежурство.

На следующий день меня отправили в наряд помощником дежурного по КПП. А затем, после знакомства с командиром нашего взвода, я узнал, что в части помимо основных нарядов ведётся боевое дежурство по поддержанию боеготовности линий связи.

И я честно сказал, что хочу попробовать, тем более кое-какие навыки работы с электроникой у меня есть. После этого меня стали ставить на боевые дежурства — так и пошло моё обучение по специальности «механик радиорелейной связи».

В целом, контрактники, которые заступали с нами на боевые дежурства, были большими специалистами, правда, не все. Учили на совесть. Поскольку я закончил ВУЗ, очень быстро освоил требуемую информацию, конспектировал всякие тонкости и моменты, разбирал схемы и принципы работы радиорелейных станций двух типов.

Затем уже сам стал учить пацанов, которые заступали со мной на боевое дежурство, и мы стали вполне неплохим сработавшимся боевым расчетом.

Что касается учений. На моей памяти было порядка 10 учений, все они были связаны с боевыми вылетами самолетов, а также проводились какие-то учебно-боевые стрельбы ПВО. Более того, постоянно возникали неполадки со связью, приходилось регулярно проводить настройку.

Кстати, на нас, по сценариям каких-то своих учений, «нападали» не то спецназовцы, не то разведчики. Подбрасывали «бомбы», а однажды вообще захватили наше КПП, проехав в кузове машины, которая привозила жратву. Наряд, конечно, испугался — сидишь, спокойненько куришь себе, о жизни думаешь, а тут из знакомой машины выпрыгивают мутные персонажи в масках и с оружием, захватывают тебя и заставляют на четвереньках выползать на плац.

С нашей стороны каких-либо выездов со станцией не было, потому что антенно-мачтовое устройство нашей станции смогли установить только один раз, после чего сломали механизм свёртывания мачты, дальнейшие свёртывания-развёртывания без ремонта были невозможны.

В целом, учебно-боевая работа была весьма насыщенная.

Также нашу роту однажды отправляли на учения на танковый полигон в Сертолово, но, по прибытии, оказалось, что учения уже кончились. После чего нас хотели отправить демонтировать палатки и собирать мусор, но никто ничего не смог организовать, и в итоге было принято решение возвращаться обратно в часть.

Также, в конце лета, была масштабная командировка роты на работы, отправилась туда большая часть личного состава, но я в эту командировку не попал из-за боевого дежурства. Парни там занимались обычной работой по расчистке территории, выбрасыванию и передвижению старых агрегатов от машин в автопарке. Говорили, что довелось повидать проржавевшие под открытым небом автомобили — «гнилые», ставишь ногу на бампер — нога проваливается. После работы ходили купаться или выпивать с контрактниками.

По срокам эта командировка заняла больше месяца, а на боевом посту нас осталось только два срочника. Мы дежурили 8 часов через 8 часов, без остановки. При этом, как всегда, по закону подлости, объем задач резко увеличился.
_______________________
Комментарий: в нашей бригаде похожая ситуация произошла, когда мы уехали на окружные учения. В ППД остался из нашего подразделения только мой сослуживец по прозвищу Качок. Месяц он дежурил 24/7 в одиночестве, отрабатывая задачи по связи, отправляясь посыльным в город и по территории части. По его словам, как будто 2,5 месяца в одиночной камере отсидел — тяжелейшее напряжение для психики.

Когда я вернулся с попутной машиной в ППД за месяц до дембеля, Качок встретил шуткой: «А воооот и мой слоооник приехал, кого-то буду п%здить скоро». Ирония заключалась в том, что несмотря на моё возвращение и постановку на дежурство, сеансы сыпались только в дни дежурства Качка. И так до самого моего дембеля. За это время мы успели не раз заняться «набивкой рабочих поверхностей локтей и голеней», но беззлобно.
_______________________

Полевые выходы, если так можно сказать, также несколько раз имели место быть.

Однажды, на передающем узле, который был расположен на территории нашей части, но к нам не относился (был отдельной в/ч), ночью украли систему радиосвязи. И мы ходили по окрестностям искать следы похитителей, но «план Перехват результатов не дал».

После этого случая к нам приезжала куча ответственных лиц из военной комендатуры, но окончания процесса я не знаю, так как почти поселился к тому времени на дежурстве. А через некоторое время контрактники с этого узла связи позвали нас пострелять из пневматического пистолета, выданного для стрельбы по ворам, если ещё раз полезут.

Затем был другой полевой выход со схожим результатом.

Поступила задача протянуть кабель до другого узла связи, порядка 10 км. Сначала на протяжении двух месяцев копали канаву по лесу, ломали асфальт на дорогах и так далее. Затем оказалось, что копали не в ту сторону, стали копать в правильную. С горем пополам канаву подготовили — пришёл черёд укладки кабеля.

Для укладки используется специальный механизм — на грузовик Урал крепится катушка с кабелем, грузовик едет вдоль канавы, разматывает катушку, а солдаты укладывают провод и закапывают. Катушка развалилась от старости почти сразу после начала работы, спутав кабель наподобие проводов от наушников в кармане. Огромный моток погрузили на Урал, стали медленно ехать, постепенно распутывать и укладывать. В итоге грузовик застрял в болоте, мы его всю ночь выкапывали, выбились из сил. А на утро половина ещё не уложенного запаса кабеля исчезла в неизвестном направлении.

Комментарий: ниже по тексту станет ясной возможная причина исчезновения — среди контрактников было несколько адептов воровской идеологии АУЕ («арестантский уклад един»).

3. Проводились ли за время службы стрельбы из стрелкового оружия? Как вы оцениваете качество обучения стрелковой подготовке — приводилось ли ваше оружие к нормальному бою, тренировались ли вы в упражнениях на прицеливание с командирским ящиком, как часто стреляли и сколько выдавалось патронов на обычную стрельбу?

— Стрельб проводилось несколько. Перед присягой — 6 патронов, из них 3 пристрелочные, 3 на зачёт. Затем зимние стрельбы, уже не помню, сколько патронов, вроде бы, около 10. И затем летние — там по 25 патронов.

По факту, стрельбы должны были производиться несколько раз в неделю, в том числе ночные, стрельбы трассирующими патронами, из различных видов оружия, метание гранат и так далее. Но, по факту, ничего из перечисленного не проводилось.

Все стрельбы производились из положения лёжа, без всяких изысков.

Однажды едва не довелось пострелять по живым мишеням — по бродячим собакам.

У нас на территории откуда-то развелось много бродячих собак, бегавших стаей. Как-то раз на утреннем разводе командир роты выполнил воинское приветствие и едва произнёс «Здравствуйте, товарищи!», а мы едва набрали воздуха, чтобы гаркнуть приветствие в ответ, как между строем и командиром промчалась с визгом стая бродячих псов. Командир немедленно поставил задачу старшине фразой «Старшина, ты понял, что надо делать?».

На следующий день старшина привёз нам охотничье ружьё и напутствовал «%баште, мужики!». Собак убивать нам не хотелось — жалко, — поэтому мы попытались испугать их выстрелами в воздух. Стреляли по очереди, поэтому ружьё оказалось всё же в руках солдата, возжелавшего пальнуть по живой мишени — попал в самую добрую из собачек. Вдобавок, закопал он её в снег, а не в грунт, так что весной она оттаяла и начала разлагаться, после чего потребовалось перезахоронение.

В целом, что касается какой-либо воинской подготовки, у нас был отличный контрактник, прошедший Вторую Чеченскую и увлекавшийся страйкболом. Он же дежурил по связи и учил нас специальностям боевого расчёта. Ему мы обязаны полученными знаниями, плюс, рассказами о том, как правильно кидать гранаты, например, если бы нам пожелали провести занятие по их метанию.

Физическая подготовка

1. Занимались ли вы спортом до армии? Имелись ли спортивные разряды? Готовились ли физически к срочной службе, как именно?

— До армии я занимался тайским боксом, порядка полутора лет, а также по стандарту: турник, брусья, специальная физподготовка для боксеров. Разрядов как таковых не было, но базу получил неплохую. Физически к срочной службе дополнительно не готовился, считал себя и так в должной степени готовым

2. Каким образом проходили занятия по физподготовке? На какие нормативы вас готовили — подтягивания, бег 100 м, 1 км и так далее?

— Максимально интенсивная физподготовка проводилась на КМБ (на курсе молодого бойца). То есть в этот период службы реально много всего проводилось, потому что непонятно было кто куда попадет — кто в роты охраны аэродромов, кто в связь, кто ещё куда. Качали всех, по стандарту — приседания с собственным весом, отжимания, ходьба гуськом, турник, брусья, бег на разные дистанции, статические упражнения (Делай раз, делай два, полтора!).

В части с физподготовкой было проще — зарядку проводил дежурный по роте из срочников: вялая разминка, минимальная пробежка, турник (почти никто не подтягивался), брусья (почти никто не отжимался) и курилка (почти все, кто курил, делали подход-другой). Время от времени бегали с голым торсом вокруг части, но редко.

Сами по себе занятия по физподготовке не проводились, вместо них наряды и рабочки. Для фотоотчета иногда симулировали, например, фото на старте и фото на финише, но не более того. То же самое делали контрабасы, но они загоняли срочников в казарму на время фотоснимков, чтобы мы над ними не угорали.

3. Как вы оцениваете результат от физической подготовки, если считать от начала занятий до первой ответственной задачи, когда она могла пригодиться?

— В целом, физподготовка у связистов должна быть весьма и весьма специфичная, потому что мало упражнений, имитирующих рытьё земли, перетаскивание громоздких аккумуляторов и тому подобных видов деятельности в неудобных положениях.

Но, свою подготовку для выполнения специфических задач я бы оценил на 4/5.

4. Как именно проходили спортивные праздники, если их устраивали — футбол, волейбол, борьба, «качалка»?

— Время от времени играли в футбол. Порой между собой боролись, но это строго пресекалось командирами, во избежание травм — однажды я поймал на «гильотину» сослуживца, и в этом положении нас застал один из контрактников, после чего нам пришлось долго и муторно качаться.

Также боролся с корешем, причём схватились перед вечерней поверкой, но там я попался на болевой на ногу, долго терпел и пытался освободиться. В итоге нога на некоторое время отказала, однако контрактник внимания не обратил.

Как таковых спортивных праздников особо не проводилось, никто не хотел этим заморачиваться.
_______________________
Продолжение читайте в части №2



Tags: Армия, авиация, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments