ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.2.



Начало читайте в части №1

Повседневная жизнь части

1. Как вы оцениваете приготовление пищи в вашей части? Хватало/не хватало? Требовалось ли бегать в «чипок» («Часть Индивидуального Продовольственного Обеспечения Красноармейца» — магазин при воинской части) специально, чтобы добрать рацион?

— Приготовление пищи по пятибалльной шкале можно оценить на слабую тройку.

Наша рота стояла отдельно от батальона в лесу. Пищу привозили из батальона, по остаточному принципу. В основном это был бигус с полусырой селедкой — на обед и ужин. На завтрак чаще всего привозили рис или гречку с кусками «подошвы» — какое-то мясо неизвестного происхождения. По средам в меню появлялось нечто похожее на плов — рис с куриными костями, но, в принципе, поглодать можно было.

Два раза в неделю давали пельмени, которые очень любят ставить в укор современной армии, якобы, солдаты зажрались. По факту, я не знаю, из чего эти пельмени делались, потому что после них нужно в течении 10 минут успеть прибежать в туалет, иначе крайне высок риск оказаться недееспособным. Поэтому их старались не есть.

В общем, на ужин большинство солдат ело хлеб с чаем, потому что бигус в горло не лез уже. Супы — это тоже какая-то баланда: вода с капустой и какими-то огурцами.
Салаты также отсутствовали, но вместо них была гнилая кукуруза. С голодухи ели, но теперь я кукурузу вообще не ем после армии.

Так обстояли дела с питанием в части. На КМБ с едой было лучше, продукты как будто отбирали неплохо, кроме мяса.
Летом мы использовали возможность сходить в лес вокруг части, чтобы набрать черники, грибов, чтобы разнообразить пропитание.

Чипка у нас не было, как и магазина. Вообще, если ты заболел или надо купить носки, например, то приходилось давать денег контрабасу на бензин. Если едешь вместе с контрактником, то обязательно купить за свои что-нибудь контрактнику, а только затем себе. Поэтому случались самоволки до ближайшего магазина, но это крайне рискованная затея.

Выручали посылки из дома. Но я делился с товарищами ровно один раз, потому что приметил, как народ свои посылки прячет, жрёт втихую по углам, да к тому же вынужден отдавать долю контрактникам. Помню историю по этому поводу, когда на посту достал шоколадку из присланного и сделал первый укус — сполз на пол и сидел, не в силах справиться с эйфорией, настолько было вкусно. А ведь на гражданке цена такой шоколадке копеечная, не проблема достать хоть десяток.


2. Как вы оцениваете выданную форму — ходили в «цифре» или во «флоре», как показала себя форма в погодных условиях вашего региона? Хватало ли подменной формы для работы в парке и на учениях? Как вы оцениваете выданную обувь, хватило ли одной пары на год или пришлось докупать за свои?

— Носил два типа униформы — авиационная офисная, синего цвета, похожая на спецовку, и ВКПО. К офиске шёл берет в те времена.

После КМБ, уже в роте, форму нам сменили на ВКПО, летний комплект, в котором мы ходили с ноября до середины января. Просто оказалось, что у нас в баулах с полевой формой ВКПО не хватает части положенного имущества. У кого штанов, у кого нательного белья не хватает, у кого даже бушлатов.

Летний костюм ВКПО после стирки очень сильно выцветает, ну и сама по себе ткань может порваться от резкого движения, а если зацепиться в лесу за сучок, то дыра будет знатная. Зимние комплекты сшиты из гораздо более прочной ткани, к ним претензий нет.

Носки и перчатки выдавались ровно один раз, из расчёта, что прослужат год. Конечно, это дурь полная — по факту, приходилось покупать новые носки в магазине раз в 3-6 месяцев. Процветало воровство носков друг у друга, даже грязных, даже не высохших после стирки — из-за нехватки.

3. Как обстояло дело со звонками родным по мобильным телефонам?

— Мобильные телефоны на КМБ выдавались два раза в неделю, иногда чаще. Смартфоны были запрещены, только обычные кнопочные «тапики». Хотя, пара солдат привезла с собой айфоны, но один продал свой за 500 рублей, а второй тоже отдал совсем по дешёвке, перед убытием в боевую часть.

В части ситуация была примерно такая же — смартфоны запрещены, но почти каждый имел нормальный телефон. Прятали кто как мог. Я свой прятал на станции, потому что в казарме имелись стукачи. Один боец спалился и на утреннем разводе приколачивал свой телефон к дереву гвоздем, причем телефон был хороший, какой-то «Самсунг Гэлэкси».

Контрабасы проверяли наши страницы в ВК, поэтому сослуживцы обзавелись фейковыми аккаунтами и сидели с них.

4. Проводились ли с вами занятия по информированию, они же политические занятия, в какой форме? Какие исторические темы поднимались, проводились ли занятия в связи с актуальными событиями в жизни страны?

— Политические занятия стояли в расписании, но практически не проводились. Пару раз для изучения гимна страны — самое большее. Актуальные события в жизни страны также не рассматривались.

Политинформация сводилась к случаям, когда кто-то из контрабасов по пьяному делу рассказывал, как Америка хочет захватить наши ресурсы.

5. Как организовывался досуг военнослужащих срочной службы? Экскурсии в ближайший город, в музей части? Организовывался ли просмотр фильмов и телепередач?

— Экскурсий не было, но, в транспортной доступности находился Санкт-Петербург, поэтому можно было сходить в увольнение, при условии отсутствия косяков по службе.

Я с товарищем со своего боевого поста ходил в увал. Заранее составили с ним программу, куда нужно попасть. За один день побывали в Эрмитаже, Петропавловской крепости и ещё где-то. Очень здорово вот так с головой окунуться в гражданскую жизнь, освежает.

Фильмы смотрели по воскресеньям, после обеда. Один сержант составил список патриотических фильмов, рекомендуемых к просмотру. Почему-то включил туда «Груз 200» и ещё какой-то трешак. Поэтому его списком не пользовались, смотрели на собственный выбор.

6. Оказывал ли климат вашего региона какое-то влияние на повседневную жизнь в части? Например, в Карелии влажный, болотистый климат, что не способствует быстрому заживанию царапин, порезов, ушибов и повышает требования к гигиене.

— Да, безусловно, климат оказывал очень существенное влияние на повседневную жизнь.

В Ленинградской области климат очень влажный. Сам я с Урала, в принципе, к суровым погодным условиям привыкший. Сейчас вообще работаю в районах Крайнего Севера, работал на берегу Карского моря. Но, скажем, -45С градусов на севере Сибири переносятся гораздо легче, чем -32С градуса на Урале, и ещё легче, чем -25С в Ленинградской области.

Мелкие ранки и правда очень долго заживают и имеют тенденцию к воспалению.

К тому же, зима 2015-2016 года была как раз холодной, температура понижалась до - 30С градусов, стоял дубак в казарме, спали в бушлатах и шапках.

Аппаратура связи также выходила из строя из-за морозов, перегорали предохранители, например.

Тёплую обувь нам выдали после пика холодов, самые морозы преодолевали в летних берцах. Помёрзли.
Лето зато жаркое, с грозами. Несколько раз приходилось переводить станцию на резервное питание от дизелей, но соляру у нас тоже крали, разбавляли водой, поэтому связь барахлила.

Неформальные взаимоотношения между военнослужащими

1. Расскажите, что из себя представляли неформальные взаимоотношения между солдатами срочной службы? Была ли неуставщина между старшим и младшим призывом, между выпускниками учебок и солдатами из части? Что представляли из себя межнациональные отношения, которые года до 2014-го составляли немалую проблему в армии?

— Что касается КМБ и первого знакомства — поначалу никто никого не знал, все знакомились друг с другом, были вежливы и доброжелательны. После первых испытаний на КМБ появились первые залётчики — в основном это были татары и чуваши из глухой сельской местности, которые плохо говорили по-русски. Их самих качали чаще всего, плюс, из-за них прокачивалось всё подразделение, поэтому к ним быстро испортилось общее отношение. Пару раз в день эти ребята попадали на чистку туалета, кроме них почти никто не делал грязную работу на КМБ — настолько часто они оказывались на помощи наряду из-за языковых проблем. Они, правда, особо не парились, потому что среди них нашёлся лидер, организовавший наряд наиболее рационально, с приблудами для чистки поверхностей.

В остальном, расслоение коллектива наметилось уже на следующий день. Началось формирование землячеств.

Контрактники, особенно из АУЕшников, активно пытались внедрить систему стукачества, поощряди доносчиков, в итоге срочники не доверяли друг другу («не верь, не бойся, не проси» на практике), подчинившись навязанному ходу вещей.

Было несколько столкновений ещё на КМБ между срочниками — некоторые не следили за языками, плюс, был немалый процент ребят из детдомов и отсидевших в «малолетке», которые сходу били в табло.

Особенно меня поразил факт, что один из сослуживцев, которому было 26 лет, активно вещал что-то про АУЕ и прочую мракобесную ерунду. Например, когда написал письмо домой, то нарисовал на нескольких тетрадных листах воровские звезды и написал «АУЕ».

Также один солдат, из местных, активно пытался подмазаться к контрабасам, доставал для них марихуану. В итоге, когда поток поставок перекрылся, он резко впал в немилость, и напряжение в коллективе возросло ещё больше.

Отдельно хочется сказать про одного контрактника, сержанта, который был одним из командиров на КМБ. Он был снайпером во время Второй Чеченской компании, хороший человек в целом, никого не боялся. Но порой у него падала планка — он кидался ножами и просто мог кого-нибудь избить. Последнее начиналось со фразы «Хуле ты ржёшь, у%бище?!». После чего летела табуретка или другой подручный предмет. Когда в ярость не впадал, то адекватный человек, научивший многому по службе и мастер рассказывать истории из жизни. И если кто-то из срочников ломался, то подбадривал, не давал скиснуть. Такой вот противоречивый контрактник, но по деловой хватке почти эталонный сержант.

После КМБ, когда мы уже попали в часть, ситуация была несколько другая. Наша рота насчитывала порядка 35 человек, плюс/минус. Состав был крайне насыщенный — русские, татары, чуваши, ингуш, чеченец, еврей, армянин. Поначалу ладили. Но...

Теперь нужно пояснить по поводу контрабасов, которые служили в боевой части. Многие из них были ранее судимы и также топили за АУЕ — как их пропустили на стадии отбора в военкоматах, я не знаю. Другая группа состояла из ветеранов локальных конфликтов. И небольшая группа обычных, не выделяющихся военнослужащих, пошедших в армию, как на работу.

Между группировками контрабасов постоянно возникали конфликты, недомолвки и интриги. И в обеих группах находились те, кто срывал своё дурное настроение на бойцах. У сторонников АУЕ были свои любимцы-«шестёрки», которых они продвигали в дежурные по роте, чтобы те стучали на остальных. Другая часть контрабасов просто вела алкогольный образ жизни, по пьяни вытворяя мерзейшие поступки не только в части, но и за её пределами. Например, один из пьяных контрабасов, будучи в Питере, побил водителя маршрутки.

Частенько контрактники выпивали в бане на территории части. И, как понимаешь, там тоже случались инциденты. То повариху попытались затащить и изнасиловать, то один субъект словил «белочку» и сам себя командами выгнал на плац, чтобы прокачать за плохое поведение. Третий в бухом состоянии загнал наряд по КПП внутрь помещения и пытался вскрыть запершихся ломом, чтобы побить. Четвёртый строил по пьяному делу роту и по очереди пробивал «в душу», якобы «переводя в мужики».

Проституток они как-то раз вызвали. Я ночью совершал обход станций на дежурстве, вижу — совершенно голая мадам ковыляет навстречу и спрашивает с трудом: «Мальчик, есть у тебя плюшки?». Я думал, что сошёл с ума. Но за ней прибежал бухой контрактник и потащил за собой, неся какой-то лютый бред о том, чтобы я «не думал с этой блядищей что-то делать», ибо он её трахнул и заболел.

В общем, почва была исключительно благодатная для конфликтов.

И они, конечно, возникали. Наиболее агрессивными были ребята из Сибири. Один из них не умел считать и писать, не знал, что земля круглая. То есть, когда ему сказали, он просто обалдел: «Да ты что, %%%%%, была бы Земля круглой, то мы с неё попадали бы!». Сибиряки ещё часто между собой дрались.

Ингуш пытался тоже что-то из себя строить — требовал сделать себя младшим командиром, в столовой в очереди стоять не хотел, приборку делать. Но ему передали, что вокруг части есть укромные места в болотах, свободные. Он всё понял, скис и более не возникал — стал прятаться от службы в госпитале. Командир не ставил его дальше наряда дневальным, но он и от него более-менее успешно «гасился». Как-то раз заявил, что у него умер родственник, поэтому вместо заступления в наряд отправился переживать в ротную канцелярию. Когда слегка продвинулся по сроку службы, то подстригся машинкой и попытался заставить за собой убирать, но был послан на три буквы.

С чеченцем тоже было забавно. Этот как раз усиленно старался стать дежурным по роте, руководить и командовать. Заявил, что для того, чтобы побить одного чеченца нужно минимум 200 человек. Ему немедленно предложил выйти в сушилку один охочий до конфликтов парень из Омска, в ответ чеченец что-то зашипел и ушёл.

У меня тоже был конфликт с этим парнем из Чечни. Дело к дембелю шло, нас стали на зимнее довольствие переводить. В столовой этот парень попытался что-то нести про сало, мол, те, кто ест сало — гомосексуалисты (примечание: вероятно, интерпретация полумистического тезиса из тюрьмы для малолетних преступников — «Сало %%% сосало», чтобы при передачках кому-то из арестантов от родни страдать всей камерой, но не видеть, как хомячит один). При том перед кем выпендривался-то? Немного народу было в тот момент, только заступающий наряд. Который повалил его на землю и закидал салом, мстительно хохоча. Повариха завизжала, чтобы мы прекратили свалку, но и только-то. Кстати, удивительно, но отношения с этим солдатом у меня потом наладились, даже изредка переписываемся теперь.

Вот в таком дурдоме мы жили, под дембель особенно тяжко было в эмоциональном плане, хотя мы, кто в боевом расчёте, держались особняком и разговаривали только с дельными срочниками и контрактниками.

Замечательные люди тоже имелись — вот армянин как раз. Шумный, весёлый парень, никого не боявшийся и говоривший правду в глаза. Очень здравомыслящий человек, мы с ним тоже переписываемся время от времени.

2. Как относились к офицерам? Примеры хороших офицеров и плохих?

— Офицеров было всего два (прапорщиков к офицерам не относим).

Командир роты — то ли таджик, то ли узбек, сначала майор, потом подполковник, получивший повышение. Он не совсем адекватен был. Постоянно вывозил каким-то своим смуглым братьям хлеб из столовой по несколько мешков в неделю. Ну, и просто давал странные задачи, говорил странные вещи... Даже привести сложно, звучит, как бред. У него был любимец среди контрактников-АУЕшников, который на фоне доверительного отношения распустил перья и тащил всё, что только можно — кабели, топливо, прочие расходные материалы. Однажды они дошли до того, что просто на территории части обжигали кабели и тут же везли на продажу, в сумме грузовика на два. Благодаря такому командиру у нас и часть была такой, какой я описываю.

Второй офицер — старший лейтенант, замкомроты. Он пытался вести борьбу со всем этим беспределом, причём реально — что-то у него выходило, а что-то нет. В итоге он ушёл на повышение в другую часть, заслуженно.

Потом и узбек наш получил подполковника, его перевели также в другую часть, командовать батальоном. Незаслуженно, я считаю. Когда он проставился перед «своими» контрабасами, то те напились в хлам. Прапор с сержантом подрался, сержант прапора нокаутировал так, что у того лицо опухло. Этот прапорюга при срочниках красовался часто, что может любого побить, срывался на солдатах, но сам выхватывал от контрабасов.

На его место приехал капитан, достойный человек, который сразу взялся за разгребание бардака. Насколько я слышал уже после дембеля, ему удалось с большими усилиями в целом навести порядок. С нами, с боевым расчётом он хорошо общался, мы его консультировали по части работы аппаратуры, особенностей нрава техники, о проблемах, которые нужно было вписать в список дел.

3. Отправляли ли на вашей памяти кого-то в дисциплинарный батальон или в тюрьму за неуставняк?

— Нет, в дисбат никого не отправляли, как-то всё это обходилось внутри части. Так, ставили в наряды. Даже в случае, когда один парень пробил другому голову камнем — как-то обошлось.

4. Ваше мнение, что дала армия лично вам, что вас разочаровало, а что обрадовало (если такое бывало)?

— Ну, в целом, армия позволила взглянуть на жизнь совершенно с другой стороны. Вне армии, ты смотришь на жизнь сверху вниз, в армии, ты смотришь на жизнь снизу вверх. Сейчас, после службы, взгляд совершенно иной, безусловно.

Разочаровало, мне кажется, что в большинстве своём срочная армия не имеет большого смысла (в контексте нашей части). По факту, 90% срочников занимались уборкой территории, несением службы в виде нарядов. Грубо говоря, служба ради службы, часть функционирует ради дальнейшего функционирования. По сути, можно было оставить 4 контрактника и 4 срочника, для несения боевых дежурств, и 2 контрактника + 2 срочника для ремонта кабельных линий. А готовку и уборку заменить гражданским персоналом, и всё.

Обрадовало? Мне понравилось именно выполнение боевой работы, учения и прочее — в этом есть и какой-то адреналин, и в целом, осознание, что ты имеешь отношение к чему-то большему. От твоих навыков и умений зависит немало. Несмотря на все сложности, самосознание по окончании службы всё равно поднимается — даже если посмотреть какие-то кинохроники прошлых побед или парадов, понимаешь, что ты в какой-то степени являешься преемником этих побед.

Небольшой бонус: когда где-либо спрашивают «В армии служили?», без тени смущения говоришь «да».

В армии учишься ценить настоящую дружбу, человечное отношение к ближнему, понимаешь, кто чего стоит, появляется какая-то Вера в высшие силы.
Да и сейчас, когда какие-либо трудности или сложности по работе, я всегда про себя говорю: «Ну ничего, бывало и хуже».

5. Как вас встретили после демобилизации родня, друзья и знакомые?

— После демобилизации на ж/д вокзале встретили родители, сестра, девушка, и друг, с которым вместе учились в универе. Нанёс визиты вежливости друзьям, близким, родным. Все спрашивали о том, как прошла служба, я отвечал, что нормально.

Со временем плохое забывается, воспринимаешь это с долей юмора. И иногда с яростью, когда погружаешься в воспоминания сильнее.

Послесловие

На мой взгляд, эту историю следует изучать, как наглядный образец. В прессе ведь обычно обсуждают следствия, а не причины. Ту же межнациональную рознь одни готовы обосновать какими-то предвечными и незыблемыми культурными особенностями разных народов, другие же в качестве мер для решения предлагают столь же фундаментальные изменения, которые, может, и нужны, но часто захватывают всю страну в целом. А дело-то на практике в банальных причинах — межнациональная рознь появляется при распаде воинского коллектива на землячества и замкнутые группы по интересам, когда командирам наплевать на жизнь подчинённых, когда командиры извлекают выгоду от управления разобщённым коллективом, когда командиры не владеют педагогическими, дисциплинарными и управленческими приёмами по организации воинского коллектива.

Отдельно хочется съязвить про сущность преступной идеологии АУЕ. В армии мне часто доводилось слышать как раз от вороватых контрактников выражения на тему «мы ментов не уважаем», «стучать западло» — у этих людей солдаты в полях жили впроголодь, пока начпрод нашей бригады не соизволил поработать, у этих людей перед появлением комиссий и скатерти чистые появляются для понта, и обед по норме, и даже моющее средство возле умывальника... Но до тех пор, пока не минует угроза, а затем вновь «преодолевать тяготы и лишения воинской службы», потому что должно быть плохо. Вот только сами-то «воры» как раз наводняют коллектив доносчиками, ведут непрерывную оперативную работу по выявлению, локализации и нейтрализации лидеров, которые могут нарушить «воровской ход», ведут работу по поиску и оценке нужных людей на ключевые должности, чтобы легче было воровать. Словом, держат руку на пульсе полумёртвого коллектива.
То есть очередная деструктивная идеология раскрылась, как лживая и двуличная.

Предложение читателям

Обновлю список родов войск, с представителями которых хотелось бы поговорить. С учётом тех, кто уже отозвался и с кем работаем.

Внимание: я взял достаточно интервью у связистов различных родов войск, а также представителей частей снабжения. Кроме вышедшего сегодня, в работе находится ещё 3 текста и один человек будет опрошен. Этого достаточно. Больше заявки от связистов и снабженцев не принимаю — мне нужно сохранить баланс в выборке по всем родам войск в равной степени.

Принцип сохраняется: в первую очередь меня интересуют представители линейных родов войск, а также ребята, чьих подвидов войск ещё не было среди опрошенных. Срок службы 2010-2014, можно иногда чуть раньше (2008-2010), иногда чуть позже (2015-2017), в зависимости от того, может ли человек полностью ответить на вопросы и рассказать что-то интересное, особенно про боевую и физическую подготовку.

На данный момент есть довольно широкие возможности дать интервью, если вы готовы по-печатать ответы. Обрабатывать я их буду по мере поступления, в свободном графике, т.к. у меня тоже есть другие дела.

— Мотострелковые войска.
Род войск многочисленный, явно одним опрошенным ограничиваться не хотелось бы. Хотя бы ещё 1 человека опросил был. Особенно пулемётчиков (ПКМ/Печенег, НСВ/Корд), гранатомётчиков (АГС, РПГ-7) и операторов ПТУР.

— Артиллерия и ракетчики.
В работе сейчас находится материал от служившего на САУ и миномётах, также будет опрошен один человек по этой же теме в будущем, поэтому хотелось бы поговорить с представителем противотанкового дивизиона ПТУР/МТ-12 «Рапира» (если где-то сохранились в войсках пушечные ПТАДн). Ракетчики и «реактивщики» по-прежнему в почёте, но среди реактивщиков приоритет у ребят с боевыми ВУС, из реактивных дивизионов, полков и бригад РСЗО «Ураган» и «Смерч» — их я ещё не опрашивал. Итого, нужно ещё 1-2 человека из противотанкистов/ракетчиков/оперативных реактивщиков (Ураган/Смерч).

— Танковые войска.
Хотя бы 1 танкиста я бы по-прежнему опросил) Танкисты по-прежнему молчат. Очень жаль.

— Флот.
Можно опросить ещё 1 человека с боевого корабля.
Материал с морским пехотинцем находится в работе.






Tags: Армия, ВКС, авиация, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments