ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Из первых рук (+): ВКС, 790-й полк истребителей в ЗВО, механик группы заправки летательных аппаратов



Материал из серии «Из первых рук: срочная служба в ВС РФ во время переходного периода военной реформы. 2010-2014 гг.»
Предыдущие интервью:
1. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.
2. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 2.
3. Из первых рук: 100-я бригада десантных кораблей, ТОФ
4. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 1.
5. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 2
6. Из первых рук: 138-я гв. омсбр, служба в мотострелковом батальоне
7. Из первых рук: РВСН, учебный центр и полигон Капустин Яр
8. Из первых рук: РВИА, реактивный полк и ракетная бригада в ЮВО
9. Из первых рук: 6-я отдельная танковая бригада (ЗВО), служба в ЗРДн
10. Из первых рук: спецназ ГРУ, отдельная бригада специального назначения в ЮВО
11. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 1.
12. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 2.
13. Из первых рук (+): ВДВ, 234-й гв. десантно-штурмовой полк 76-й гв. десантно-штурмовой дивизии, ЗВО
14. Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.1.
15. Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.2.
16. Из первых рук (++): ВДВ, учёба в Рязанском Высшем Воздушно-Десантном Командном Училище (РВВДКУ)
17. Из первых рук (+): Балтийский флот, 7-й отдельный гвардейский мотострелковый полк, рота связи
18. Из первых рук (+): Черноморский флот, 810-я отдельная гвардейская бригада морской пехоты

ВКС, 790-й полк истребителей в ЗВО, механик группы заправки летательных аппаратов

Предисловие

Обычно рассказы о службе в подразделениях обеспечения делятся на две части — ужасы бессмысленного существования в условиях воровства и неуставщины, либо тихая-мирная служба. В данном интервью вы получите нечто среднее. И вновь довольно показательное.
Рассказчик по имени Владимир попал в технический состав одного из аэродромов в Западном военном округе, то есть проходил службу в ВВС. Ответственная работа по заправке самолётов совмещалась с откровенной бытовой неустроенностью — повезло с личным отношением лётчиков и контрактников, которое частично компенсировало аховое обеспечение пищей, не говоря обо всём остальном. Предельно контрастный рассказ...


Личный блок

1. Как вас можно представить?

— Владимир.

2. В каком возрасте вы поступили на службу? Какое на тот момент у вас было образование? Укажите год и номер вашего призыва, например, «осень 2013».

— В возрасте 19 лет. 2-го июня 2013 года, утром, стоял перед военкоматом г. Ростова-на-Дону.
Образование: 8 классов «Второго донского императора Николая II кадетского корпуса», один учебный год в лицее при Ростовском Артиллерийском Училище, 3 года в ПУ №8 (Донской профессионально-технический колледж им. Слюсаря) на токаря. То есть призыв «1(весна-лето)-2013», образование среднее специальное.

3. Какова была ваша мотивация? Деловая — военный билет мог пригодиться для работы на гражданке? Идеалистическая — родня/друзья прошли службу, вы из семьи военнослужащих, личный интерес к службе, в том числе по патриотическим убеждениям?

— Мотивации не было. Я из неполной семьи, воспитывался опекуном, который в свою очередь инвалид 1-й группы по зрению, поэтому мог бы службы избежать. Но неохота собирать справки, поэтому решил плыть по течению — будь что будет.
Кстати, из-за инвалидности родственника меня не могли отправить служить дальше области. Однако вышло иначе. Только учебка располагалась в 80 км от моего города, а затем поехал в Тверскую область.

4. Во скольких воинских частях вы проходили службу — учебка, воинская часть? Где территориально довелось служить?

— 834-й учебный центр Военно-Воздушных сил в городе Зернограде и аэродром Хотилово в Тверской области. На аэродроме стоит 790-й авиаполк истребителей, при нём и служил.

5. До какого воинского звания вы дослужились к концу срочной службы? Были ли какие-то отличия в виде знаков классности, благодарностей и грамот, спортивный разряд, полученный за армейский период?

— Из-за своих косяков по службе ушёл рядовым, грамот никаких не получил.

Боевая подготовка

1. Какая у вас воинская учётная специальность, какую роль пришлось выполнять по факту? Может, несколько ролей сверх штатного расписания?

— В зерноградской учебке нас готовили на техников авиационных систем. На аэродроме стал механиком группы заправки летательных аппаратов, то есть заправлял керосином самолёты на заправочном терминале.

2. Как вы оцениваете качество обучения по вашей воинской учётной специальности (ВУС)? Доводилось ли принимать участие в учениях и полевых выходах? Была ли боевая стрельба у вашего подразделения?

— Сначала про учебку. Обучали очень хорошо.

Когда в военкомате представители части нас «покупали», то реально рассказывали о достоинствах учебки: бассейн есть, тренажёры для обучения, увольнения каждую неделю, кормят отлично. От нас требовали только не убегать из части.

Распределение в учебке происходило повзводно, мой взвод попал на ВУС АС(авиационные системы). Каждый день, кроме выходных, по 4 пары: 2 до обеда и 2 после. Интенсивно готовили, преподаватели старались нас чему-то научить, но большая часть солдат не горела желанием заниматься. Я вёл тетради только для того, чтобы не докапывались. Ещё с нами занимались контрактники, направленные на переподготовку.

Практики очень много. Каждого сажали в кабину самолёта и рассказывали, как производить предполётную подготовку истребителя на примере МиГ-25, вплоть до включения генератора. Учились и на штурмовике Су-25. Нас уверяли, что по прибытии в войска будем заниматься по полученным специальностям.

После учебки по распределению попал на аэродром «Хотилово-2» в Тверской области.

Во время распределения по должностям и подразделениям нам сразу сказали, что к обслуживанию самолетов не допустят. На аэродроме стояло 2 эскадрильи МиГ-31БМ и 1 эскадрилья Су-27.

Большая часть срочников на аэродроме занималась только его обслуживанием и охраной. Подразделения называются службами, например БАТО (батальон авиатехнического обеспечения). Кто из срочников не в охране, не водитель и не работал в одной из служб, тот в полётный день вставал в 5 утра, чтобы вымести взлётную полосу от последствий жизнедеятельности животных, косил траву или убирал снег.

Я по распределению попал в службу ГСМ, то есть на заправку самолётов керосином, спиртом, маслом, а также на заправку некоторых машин соляркой и бензином. Внутри службы ГСМ также есть распределение, потому что одни солдаты становились водителями и доставляли топливо от железнодорожной станции, заливая его затем в аэродромное хранилище. Оттуда по подземному проводу оно перекачивалось на Центральную Топливо-Заправочную Станцию (ЦТЗС), где работал я. И мне поручалось перегонять топливо в колонки, откуда уже заправляются самолёты.
Служил я на ЦТЗС в одиночку, отвечал за пожарную безопасность, за проверку наличия керосина и его постоянную подачу. Слева и справа от ЦТЗС располагались полосы для самолётов, так что выходило, что сижу я один посреди всей движухи. Контролировать мою работу должен был прапорщик, но то ли я хорошо зарекомендовал себя, то ли ему было всё равно — чаще всего он присутствовал при дневной заправке горючего в хранилище и уезжал домой. По факту, за заправку всех самолётов на аэродроме отвечал я.

Что касается учений, то у лётного состава их было очень много. Постоянно наши летали на другие аэродромы, и к нам залетали на временное перебазирование. Полк наш регулярно участвовал в учениях «Ладога», например. К сожалению, у срочников каких-то учений не проводилось, мы занимались рутинной работой по обеспечению, а я — по заправке. Разве что во время напряжённых полётных дней заправлять приходилось чаще.

3. Проводились ли за время службы стрельбы из стрелкового оружия? Как вы оцениваете качество обучения стрелковой подготовке — приводилось ли ваше оружие к нормальному бою, тренировались ли вы в упражнениях на прицеливание с командирским ящиком, как часто стреляли и сколько выдавалось патронов на обычную стрельбу?

— Стрелять довелось лишь однажды, уже в части. Ни одного автомата в военном билете даже не было записано, не стреляли мы и перед присягой. Выехать же на стрельбище получилось из-за того, что контрактники службы ГСМ разрешили пострелять за себя. Нам дали АКСУ и пистолеты ПМ, несколько цинков с боеприпасами и дали команду истратить выданные патроны. Контроль осуществлялся в том смысле, что стрельба разрешалась только в направлении стрельбища, но результатов стрельбы нам не сообщали.

4. Запомнились ли вам какие-то эпизоды из службы, связанные с боевой подготовкой?

— Где-то за неделю до возвращения Крыма произошло кое-что интересное.

Обычно как проходит полётный день? Самолёты рано утром заправляются, вооружаются во время учений или получают дополнительные подвесные баки, в зависимости от полётного задания. Прибывают лётчики, получают задачу у командования, приходят на стоянку, садятся в самолёты, выруливают на взлётку и взлетают.

Так вот где-то за неделю до крымских событий, может чуть меньше, поступило распоряжение заправить абсолютно все самолёты на аэродроме, а оружейники подвесили к ним полный боекомплект по штату необходимых задач. Мой прапорщик сильно заволновался, по его словам, не просто так самолёты в период снегопада приводятся в полную готовность, размещаются на открытых стоянках в готовности ко взлёту и их несколько дней регулярно чистят, чтобы сразу взлететь. А через несколько дней мы узнали, что отжали Крым...

Физическая подготовка

1. Каким образом проходили занятия по физподготовке? На какие нормативы вас готовили — подтягивания, бег 100 м, 1 км и так далее?

— В учебке проводилась утренняя зарядка с бегом, отжиманиями и подтягиваниями, но многие после таких зарядок обращались в санчасть с воспалением лёгких, бронхитом, поэтому зарядки быстро отменили. Занятия проводились внутри казарм, подтягивания, отжимания, приседания — силовые упражнения. По вечерам группа энтузиастов занималась с гирей и гантелями на спортивном уголке.
На аэродроме также сложилась группа энтузиастов из различных служб и бегали по аэродрому во внеполётное время. Как поступали оставшиеся в казармах я не знаю, потому что жил на ЦТЗС.

И мне приятель из группы спортсменов прокомментировал, кстати, что если ты занимался на гражданке спортом, то форму теряешь. А если деревенский алкаш, который не занимался ничем, то прогресс у такого будет в армии.

2. Как именно проходили спортивные праздники, если их устраивали — футбол, волейбол, борьба, «качалка»?

— В учебке спортивно-массовые мероприятия проводились в обычном порядке — турник, брусья, бег, а после в расположение. На аэродроме не проводилось, потому что было много работы, каждый жил на своей службе.

Повседневная жизнь части

1. Как вы оцениваете приготовление пищи в вашей части? Хватало/не хватало? Требовалось ли бегать в «чипок» («Часть Индивидуального Продовольственного Обеспечения Красноармейца» — магазин при воинской части) специально, чтобы добрать рацион?

— В 834-м УЦ кормили хорошо, кроме вонючей и костлявой рыбы.

На аэродроме ситуация иная.
Организацию питания тут надо делить на 3 части.

1) Солдатская столовая.
Питался я там несколько дней, пока меня не забрали в службу ГСМ, кормили хорошо.

2) Срочники, служившие на аэродромных объектах, питались от подвоза блюд и продуктов из столовой.
У нас 3 объекта размещались рядом — АКДС (привозили кислород и заправляли кислородные машины), СЗАБ (станция зарядки аккумуляторных батарей) и служба ГСМ. После того, как солдаты в столовой поели, к нам отправляли машину с остатками блюд. Привозили только завтрак и обед, в солдатских котелках (1 котелок на всю службу). Часто случалось, что этот котелок кинули в грузовик, а крышку до конца не закрыли, поэтому вся еда разливалась на полу в кузове. К остаткам еды давали одну булку хлеба на всех — дели, как хочешь. Сок в пакетиках вообще могли забыть, или машина могла по пути сломаться.

Зимой, в -20С, нам привозили заледеневшую по дороге пищу. Или машина раньше приезжала, котелки ставили у обочины прямо в снег. Как-то раз нам 2 недели привозили только гречку на завтрак и обед. И всё. То есть ситуация полный отстой!
А хуже всех жилось связистам, чьи посты размещались в 3 и 14 км от аэродрома. Им вообще продукты выдавались на месяц — готовьте сами.

3) Как мне приходилось питаться в таких условиях.
Рядом с ЦТЗС размещалась служба ЗВС (заправка высотного снаряжения). В этом здании лётчики находились до и после полётов, там же у них столовая, и учебные классы. В этой столовой отдельные повара (так как в лётном составе было много старших офицеров которые в этой столовой питались во время полётов) готовили еду отменного качества. После полётов я шёл туда, благо повара остатки приёмов пищи оставляли голодающим срочникам — всё ровно выкидывать. Меня дома так не кормили, как я там питался!

«Чипок» от меня находился на другом конце аэродрома, попасть я туда мог только в выходные дни или в праздники — и то, узнав на КДП, что посадки бортов в ближайшие 3 часа не планируются.

Комментарий: есть в этом рассказе трагикомичный момент. Мне не раз доводилось слышать о бардаке в авиации по части обеспечения жизни технического состава, особенно срочной службы. Про снобизм лётчиков, не замечающих представителей других родов войск и собственный обслуживающий персонал. Иронично при этом, что возможность летать для всего полка (!) обеспечивал буквально 1 солдат срочной службы, «король бензоколонки» среди «воздушных рыцарей». Это язвительно-меланхоличная шутка — ситуация-то со снабжением пищей даже бойцов на ответственных местах совершенно отвратительная.

2. Как вы оцениваете выданную форму — ходили в «цифре» или во «флоре», как показала себя форма в погодных условиях вашего региона? Хватало ли подменной формы для работы в парке и на учениях? Как вы оцениваете выданную обувь, хватило ли одной пары на год или пришлось докупать за свои?

— Китель и брюки попались хорошие, более-менее по размеру. Находился я в основном внутри здания, поэтому выгорала меньше, чем у ребят из других подразделений. Плохая форма досталась призывникам из Чувашии и Тувы, что служили с нами.

Бушлат тоже хороший, но с одним погоном на груди — пришлось доставать второй и перешивать. К бушлату шли зимние ватные штаны, в них очень неудобно было справлять большую нужду, ха-ха.

Берцы носил год, менял только шнурки. В дождливую или холодную погоду надевал кирзачи или валенки.

Нательное бельё нам выдавали в учебке — полное говно.

3. Как обстояло дело со звонками родным по мобильным телефонам?

— В учебке нам выдавали мобильники под роспись в субботу, после парко-хозяйственного дня. Забирали в воскресенье, тоже под роспись.
Естественно, «тапики» прятали — шили внутренние потайные карманы на форме. Если старшина находил (или узнавал, что нашли в роте телефон), то рота перед вечерней поверкой строилась, и телефон разбивался хозяином или тем, у кого этот телефон нашли. Если отказывался разбивать, то попадал на недельную «орбиту» по нарядам.

На аэродроме у каждой службы был комп или ноут, лично у меня был нэтбук и роутер,
Телефоны носились свободно, никто их не отбирал... У служб точно, в ротах — не знаю.

4. Проводились ли с вами занятия по информированию, они же политические занятия, в какой форме? Какие исторические темы поднимались, проводились ли занятия в связи с актуальными событиями в жизни страны?

— Полит информация не доводилась. В учебке был информационный вакуум, что творилось за приделами части, мы не знали. Это очень мучительно.

На аэродроме политзанятия и информирование никому из офицеров были не нужны, но у нас и офицеров-то почти не было в службе.

5. Как организовывался досуг военнослужащих срочной службы? Экскурсии в ближайший город, в музей части? Организовывался ли просмотр фильмов и телепередач?

— В учебке по субботам после ПХД и спортивно-массовых мероприятий на центральный проход выносили телек и смотрели фильмы. Один раз нашу роту вывозили на футбольный матч местной зерноградской команды.

На аэродроме досуг каждый обеспечивал себе сам, в основном сидением в телефонах. Желающие заниматься спортом бегали, как уже сказал выше. Иногда доставали алкоголь и гражданскую еду, но это уже ближе к дембелю.

Ещё мы изредка, в отсутствие офицеров во внеполётные дни, забирались в их комнату досуга в том здании, где они находились перед полётами. У них там стоял бильярд, в который довелось поиграть под пивко и спиртик с «Мириндой».

Зимой, кстати, интересно устроил себе помывку. На складе ГСМ хитрое начальство сделало сауну для проверяющих (потому что недостатков очень и очень много можно найти). После полётов звонил кентам и просил «затопить по-братски» сауну. Мылся с комфортом.

Неформальные взаимоотношения между военнослужащими

1. Расскажите, что из себя представляли неформальные взаимоотношения между солдатами срочной службы? Была ли неуставщина между старшим и младшим призывом, между выпускниками учебок и солдатами из части? Что представляли из себя межнациональные отношения, которые года до 2014-го составляли немалую проблему в армии?

— В учебке, до определённого времени, взводами управляли сержанты-срочники, а потом из училищ приехали молодые лейтенанты. Из контрабасов в роте служил только старшина. Летёхам на учебную роту было наплевать, решали свои проблемы, но отношение у них к срочникам лучше, чем у сержантов, которые на то время прослужили только до 6 месяцев.

По приезде на аэродром к нам сразу пришли дембеля из роты ТЭЧ. Мы из учебки приехали зашуганые, в первый день до ужина старшаки устроили моральный прессинг: лишние вещи (по мнению старших) выбросили из вещмешков и карманов на центральный проход в казарме. Они нас обыскали на предмет лишних сигарет и сладостей, других полезных в быту предметов. Тетради с конспектами мы привезли с собой из учебки — их дембеля тоже посчитали лишними и сказали выбросить. После досмотра рота ушла на ужин.

Вернувшись с ужина, мы, молодые, просто охренели! На ЦП стоял майор, начальник ТЭЧ. Дембеля с тряпками, с вениками убирали ЦП, в учебной комнате ровными стопочками на партах лежали наши тетради и все те вещи, которые нас заставили выкинуть. До распределения по службам дембеля больше к нам вообще не подходили. После распределению в службу ГСМ старичков я больше не видел и не общался с ними.

2. Какие складывались отношения с контрактниками?

— Хорошие отношения. Как я понял, офицеры относились к контрактникам из технического состава чуть лучше, чем к срочникам, но и только.

3. Как относились к офицерам? Примеры хороших офицеров и плохих?

— Тоже хорошие. Офицеры службы ГСМ понимали, что с питанием и довольствием вообще у нас плохо, поэтому привозили гостинцы в виде колбасы, сыра, иногда сладкого к праздникам. Разрешали без палева ходить в офицерскую столовую.

Главное требование — не воровать топливо. То есть служба такая... Полугражданская, с обычными рабочими взаимоотношениями.

Расскажу про свой косяк, кстати, он связан с общением с офицерами. Дело было под Новый Год, мы с ребятами взяли коньячку с лимоном и здорово набрались в здании ЗВС, где лётчики готовятся к полётам. Не убрали за собой бардак, я забыл китель. Пришлось возвращаться... По словам срочника из ЗВС никого не должно было быть утром, но лётчики стали возвращаться за своими вещами. И обнаружили признаки лёгкого дебоша. К счастью, командиру полка докладывать не стали — меня это просто спасло. Но со мной провели воспитательную работу с парой «выговоров в грудную клетку», грозили выгнать в БАТО взлётку мести после НГ. 31 декабря, около 21 часа я грустно плёлся от склада ГСМ к себе в ЦТЗС мимо пожарной части. Подполковник БАТО поздравлял пожарных, заметил меня. Подозвал к себе и, дыхнув перегаром, поздравил меня тоже, добавив в конце «Ещё косяк, я тебя в бочке утоплю» и отпустил. Я больше так не косячил... И не попадался :-) Но и на дембель уехал рядовым.

4. Ваше мнение, что дала армия лично вам, что вас разочаровало, а что обрадовало (если такое бывало)?

— Не могу точно передать словами «что дала армия?», но могу сказать о своих ощущениях. Пока шла служба часто думал, что надо было косить, что не тот я выбор сделал — надо было пойти учиться. Считал, что армия — это пионерлагерь для взрослых.
Но стоило сесть на поезд домой... Думки об ущербности армии сменились мыслями о крутом опыте, который я там получил.

5. Как вас встретили после демобилизации родня, друзья и знакомые?

— Принципиально хотел вернуться домой как уходил. Попросил меня не встречать на вокзале. Приехал я поздно вечером, купил букет цветов, сел на такси. Добрался до дома. Под домом сидели бабуля и дед, мы часа полтора поболтали, они пошли домой, а я пошёл выпить за возвращение.
Излишней «бычки», как у многих после армии, у меня не было.

О ходе работы

Продолжаю работать с готовыми текстами, повторюсь, что интервью пока что брать не могу.



Tags: Армия, ВВС, авиация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments