ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Про «арктичность». Дополнение к интервью про 200-ю омсбр

Интервью: Из первых рук (+): 200-я «арктическая» омсбр Северного флота, взвод связи в разведбате

Главный недостаток российского официозного пиара — броские термины, вроде «арктической группировки», забывают раскрыть и пояснить для широкого читателя.

Так вот, особый «арктический» статус мотострелковых бригад и 61-й бригады морской пехоты из 14-го армейского корпуса Северного флота заключается в повышенных вызовах и в разнообразии задач, которые эти части должны быть готовы решить.

В Заполярье с октября по май лежит снег, зимой стоит полярная ночь, а летом — полярный день, когда большую часть суток либо темно, либо светло. Разница температур довольно значительна — летом бывает до +30С, а зимой и -40С.






Особенностью местности является слабо развитая дорожная сеть — что в российской части Заполярья, что в соседних регионах Финляндии, Швеции и Норвегии потенциальные боевые действия ведутся вдоль дорог. Приведу примеры типичных местных пейзажей с такими важными объектами, как мосты.

Мост в сторону населённого пункта Никель, в сторону границы.


Примерное его расположение на карте


Тоннель и мост с норвежской стороны, плюс, развилка дорог. Обратите внимание на обилие господствующих высот.





Примерный район, где сделаны скрины с Гугл-карты


Направления боевых действий механизированных и танковых частей и соединений сухопутных войск что у Потенциального Противника, что у ВС РФ привязаны к шоссейным дорогам, с которых редко есть возможность сойти из-за сложного ландшафта местности: сопки, небольшие горные хребты, болота и озёра — то есть нет сплошного фронта. Сложность ландшафта лишает мотострелковые и танковые части столь любимых со Второй Мировой фланговых охватов на обычной боевой технике или, во всяком случае, ограничивает эту возможность.

И задача по охвату противника ложится на морских пехотинцев (охват с моря), парашютные/вертолётные десанты ВДВ (вертикальный охват) и на подразделения лёгкой пехоты на высокопроходимой технике (лесной охват) — на вездеходах и снегоходах в снежную часть года, на тех же вездеходах и квадроциклах/мотоциклах/мотороллерах/горных велосипедах в бесснежную часть года.

Нарисовал карту, взгляд с дивана, конечно. Оранжевыми точками подчёркнуты основные дороги. Красные стрелы означают основные направления для действий вдоль дорог. Синие стрелы — морской охват. Зелёные — «лесной» охват. Значок парашюта голубого цвета означает возможные места для «вертикального» охвата при наступлении.
Чёрные непрерывные стрелы означают направления действия механизированных частей потенциального противника. Пунктирные чёрные стрелы - цели для морского охвата. Волнистые чёрные стрелы — направления для «лесного» охвата.



А вот карта расположения некоторых воинских частей ВС Норвегии, Швеции и Финляндии в регионе, на 2015-й год, если правильно помню. Сведения неполные, но всё же, для представления, так сказать.


Это и есть главная особенность действий в Заполярье: подразделения мотострелковых бригад, бригад морской пехоты и парашютно-десантных полков могут перебрасываться для защиты островов в Баренцевом море, а при действии на материке на них ложатся дополнительные задачи по прикрытию хотя бы перекрёстков дорог в тылу своих войск, по осуществлению обходов закрепившегося противника через горы/сопки/лесную местность и через тундру. Ещё проще говоря, если мотострелки по уставу «перемещаются преимущественно на машинах, а затем пешком», то в Заполярье как линейные батальоны, так и подразделения разведки должны уметь действовать как вдоль дорог в классическом общевойсковом бою, так и по тактике лёгкой пехоты, в отрыве от тяжёлой техники.

Как решал проблему противник?

У соседних стран в Заполярье решение выработано давно: созданы специальные воинские части лёгкой пехоты, а разведывательные подразделения морской пехоты, парашютистов и мотострелков осваивают элементы тактики и физической подготовки лёгкой пехоты, в которую прежде всего входят лыжная и лёгкая альпинистская подготовка. Особняком стоит вопрос логистики: ещё во время Советско-Финской войны 1939-1940 гг. финны превосходили дивизии РККА, действовавшие в Карелии и далее на север по части скорости снабжения своих частей и подразделений. Разложу по порядку.

Советско-Финская война. РККА выделила несколько дивизий для наступления вдоль дорог в среднюю и северную Финляндию. И везде эти дивизии потерпели поражение, особенно 163-я стрелковая под Суомоссалми и 44-я на Раатской дороге. Причины одни и те же — плохое состояние железной и грунтовых дорог с советской стороны, плохое снабжение, скованность и ограниченность в маневрировании, отвратительная связь и незнание местности (устаревшие карты, не проводившаяся разведка дорог, мостов и т.д.). Советские соединения прибывали по частям и сразу входили в наступление, растягиваясь вдоль дорог. На дорогах из-за их плохого качества образовывались пробки, подразделения обеспечения отставали от боевых подразделений. А финны, напротив, действовали автономными пехотными подразделениями и частями, с хорошим снабжением и более-менее смогли поддерживать связь между своими войсками хотя бы через посыльных. Финская пехота превосходила советскую по лыжной подготовке, по огневой подготовке и по наличию/применению миномётов и противотанковой артиллерии. В результате 163-я дивизия РККА была частично разгромлена и понесла большие потери, а 44-я была разгромлена почти целиком. Руководство 44-й дивизии было показательно расстреляно перед строем после выхода на советскую территорию.



Во время Великой Отечественной войны мало что изменилось в первые годы войны по части оснащения и принципов тактики. Немцы перебросили для наступления на Мурманск 20-ю горную армию, в которую кроме обычных пехотных дивизий и артиллерийских частей входили также егерские подразделения лёгкой пехоты. Учитывая господство в воздухе и на море, неудивителен успех начавшегося наступления, но советские пехотные части и подразделения в те годы умели действовать преимущественно пешком. В том числе поэтому, а также благодаря борьбе за господство в воздухе, наступление немцев в конце концов заглохло.

Карта с одним из районов наступления немцев в Заполярье на 29 июня — 1 июля 1941-го. Красными точками дополнительно отмечен обходной манёвр немцев, чтобы привлечь ваше внимание. Зелёным отмечены основные дороги, коричневым — строящиеся. Как видите, кроме наступления вдоль дорог на укреплённые позиции, используется «лесной» охват через пересечённую местность.


Отдельно покажу карту наступления 137-го горно-егерского полка. Как видите, если возможно охватить противника — это делают егеря.


Карты взяты отсюда, спасибо реконструкторам и краеведам!)

Причины, по которым немцам удавалось осуществлять эти манёвры:

1. Их пехотные подразделения имели достаточно гужевого транспорта для переноски тяжёлого вооружения пехоты — миномётов и пулемётов, а также прочих припасов.


2. У них был грузовик Krupp Protze L2H143 с высокой проходимостью.
ТТХ: Колесная формула 6x4; Длина: 5100 мм; Ширина: 1960 мм.
Высота: 1930 мм.
Клиренс: 240 мм.
База: 2445+910 мм.
Колея: 1585x1560 мм.
Двигатель: 4-цилиндровый, оппозитный карбюраторный Krupp M304 воздушного охлаждения
мощность: 60 л.с. при 2500 об/мин.
Полная масса: 2450-3600 кг (в зависимости от назначения и комплектации)
Масса буксируемого прицепа: 1000 кг.
Максимальная скорость: 70 км/ч.
Запас хода: 275-400 км.



Немцы в целом позаботились о транспорте для этого проблемного региона


13-й моторизованный пулемётный батальон (Maschinegewehr-Bataillon (mot.) 13) Мотоцикл BMW R35 «Eselein» — «Ослик»
Двигатель: четырехтактный, одноцилиндровый, диаметр цилиндра 72 мм. Рабочий объем 342 куб. см. Максимальная мощность двигателя 14 л.с. Крутящий момент 3500 об. в мин. Вес мотоцикла 155 кг. Емкость топливного бака 12 литров.



После этого и до 1944-го года советская сторона активно использовала возможности морского охвата — знаменитые операции 181-го отдельного разведотряда Северного флота в течении всей войны на севере, как в целях срыва вражеского снабжения и разведки при обороне, так и в целях обеспечения морских десантов в Печенгу при наступлении. Кроме того, в составе РККА имелись подразделение разведчиков-лыжников, в том числе из норвежских бойцов, которые работали на суше.

Бойцы 181-го отдельного разведотряда на переходе, период Великой Отечественной


Одна из трёх норвежских лыжниц из лыжного разведывательного отряда. Подпись к фото в группе реконструкторов и краеведов Мурманской области:
> Отряды норвежских диверсантов-разведчиков проходили подготовку в лагере Лавна (посёлок Междуречье Мурманской области). 22 норвежских разведчика погибли при выполнении заданий командования Карельского фронта и Северного флота.



Когда же дело дошло до Петсамо-Киркенесской наступательной операции, то РККА и Северный флот активно использовали фланговые удары благодаря возможностям морского охвата и наступления пехоты с артиллерией по районам в тундре, между болотами и озёрами — от этого приёма, как видите, в данном регионе никуда не деться.

...как на стратегическом уровне...


...так и на тактическом...


Сегодня, в 2020-м году театр боевых действий тот же, разве что добавились новые условия в бою (вертикальный охват через парашютные десанты), в снабжении (снегоходы и вездеходы различных типов) и топографии (улучшенная навигация благодаря ГЛОНАСС/GPS), и усложнилась борьба за господство в воздухе и на море. Северная боевая группа НАТО (Nordic battle group) в 2015-2016 гг. равнялась по численности мотострелковой бригаде (2500 человек), но при этом имела все необходимые компоненты для автономных боевых действий — снабжение, линейные части, лёгкую пехоту, прикрытие с воздуха и с моря. Это без учёта прибывающих по необходимости британских и американских частей морской пехоты и парашютистов.

Тактика боевых действий сухопутных частей в финской, шведской и норвежской армии не сильно поменялась: танковые и мотострелковые подразделения воюют вдоль дорог на технике, при поддержке артиллерии и авиации, а части лёгкой пехоты осуществляют фланговые («лесные») охваты. При этом в задачи лёгкой пехоты и егерских патрулей входят охрана наступающих частей НАТО на флангах, выход в тыл ВС РФ с целью контроля участков и перекрёстков дорог, наведение авиации и артиллерии, засады на колонны ВС РФ с применением ПТУР, снайперских винтовок и гранатомётов. В случае обороны егеря шведов, финнов и норвежцев, а также пришедшие на подмогу разведывательные подразделения британцев, американцев и канадцев буду прикрывать свои механизированные части, бороться с прорвавшимися танковыми и линейными мотострелковыми подразделениями ВС РФ с помощью ПТУР и гранатомётов методом засад — егерей перебрасывают на вертолётах, а если противник застрял и есть время, то и по суше на высокопроходимой технике.

Финский отчётный ролик с общевойсковых учений. Интерес прежде всего представляют состояние дорог, ландшафт, в котором пришлось бы работать. Артиллерия финнов аналогична нашей, но с особенностями. У них есть двуствольный миномёт на гусеничном шассы, буксируемая арта аналогична нашим гаубицам МСТА-Б, есть РСЗО «Град» на финском шасси и гаубицы на шасси грузовика.


Вот ещё один ролик с тех зимних учений. Здесь много кадров работы их арты в первой части ролика, а во второй много про пехоту. В обороне, в наступлении.


В данном ролике обзорно рассказывается о подготовке егерей-противотанкистов или Arméns Jägarе. Полк называется Норландским драгунским полком (номер К4), располагается в северной части страны. Полк нацелен на ведение разведки в интересах армейских частей, а так же ликвидацию прорвавшихся в собственный тыл танковых групп противника, которые могут завязнуть по бездорожью, в следствие чего к ним удобно подобраться из чащоб густых скандинавских лесов.
Тренируют егерей Норландского полка в суровых условиях северной природы — преодоление арктических снегов и сопок, перемещение по заболоченной местности, по тундре. Особое внимание уделяется автономности перемещающегося патруля егерей-противотанкистов — они обеспечены вездеходами для зимы и демисезона, альпинистским снаряжением, оружие и боеприпасы им доставляют по воздуху. Тактической единицей егерей-норландцев является патруль, в который входят специалисты: связист, медик, снайпер, гранатомётчики и операторы ПТУР.



Вот ещё ролик с учений шведов в зимнее время. Тут можно увидеть фрагмент с переходом пехотинцев на лыжах (и заценить зимнюю форму), заценить их вездеходы, роль вездеходов. А также учение танкового взвода в обороне и в наступлении, на Леопардах.



Вот тоже ролик с финско-шведских учений зимой. Тут тоже состояние дорог можно заценить, пейзажи, в которых приходится действовать.
Соответственно, пехотинцы все на лыжах, для лыж на технике есть место, куда их можно сложить, когда подразделение двигается. Вдоль дорог они гоняют на танках и БМП, а по глубоким снегам действуют пехотинцами на лыжах, постоянно им подвозят снабжение на вездеходах.
Показывают также учения ремонтников, которые вытягивают технику по бездорожью. Танкисты, техника на привале и пехотинцы тотально маскируются, как видите. Техника маскируется ветками хвои, люди ходят в маскировочных костюмах или в зимней форме с бело-серой расцветкой.



Тут больше про пехоту американцев и финнов, действующих сообща. БМП/БТР наступает вдоль дороги, а пехотинцы ходят в том числе в наступление в лесу. Рассеиваются по лесу, действуют подгруппами.


Проблемы мотострелковых частей ВС РФ в Заполярье

Вот и получается, что основной проблемой сухопутных частей ВС РФ в Заполярье сегодня является недостаточная возможность реагировать на «лесной» и «вертикальный» охваты.

61-я бригада морпехов, вместе с регулярно гостящими в регионе полками 98-й воздушно-десантной дивизии, скорее всего будет занята обороной островов в Баренцевом море, либо парированием «морского охвата» американской и британской морской пехоты (в обороне), либо десантами в тыл противника по побережью (в наступлении)... это, конечно, без учёта нашей довольно убогой «классики» со времён Чечни, когда войска специального назначения тащат на себе основную войну из-за крайне низкой подготовки мотострелков.

А для противодействия «лесному охвату» и использованию его в нашу пользу при наступлении возможности мотострелков пока ограничены. Надеяться на то, что в регион перебросят десантников или спецназ ГРУ в качестве лёгкой пехоты, не стоит, потому что в случае заварушки вопрос о завоевании господства в воздухе и на море в регионе будет стоять острейший. При этом автомобильные и железная дорога находятся местами в очень средненьком состоянии, например, недавно под Мурманском рухнул железнодорожный мост, из-за чего город был какое-то время отрезан по ж/д линии.

Всё это как бы намекает, что мотострелковым бригадам придётся не только воевать вдоль дорог «по стандарту», но ещё и обеспечивать самих себя возможностью парировать «лесной» охват егерских подразделений (которых количественно и качественно у противника много) в обороне и самостоятельно обходить противника пешком хотя бы вблизи перекрёстков шоссейных дорог при наступлении.

Ещё раз! Столкнуться с проблемой придётся ВСЕМ мотострелковым бригадам, не зависимо от того, какую сделали «арктической» и обеспечили на сегодня хоть какой-то техникой и подготовкой, а какую захотели, но не сделали!

Решить проблему можно было бы созданием четвёртых батальонов, укомплектованных по штату лёгкой пехоты, то есть с расширенным количеством летне-зимней высокопроходимой техники, как боевой, так и транпортной (МТЛБ, вездеходы «Витязь» и «Алеут», снегоходы с прицепами, квадроциклы с прицепами, мотоциклы и велосипеды), подразделениями обеспечения, специально приданными этим батальонам, на соответствующей технике для действий в трудной местности. Короче, по формуле «манёвр + снабжение». Либо разведывательные батальоны мотострелковых бригад готовить по программе лёгкой пехоты, обеспечив их соответствующей техникой и отдельным подразделением обеспечения. И, конечно, вооружением и экипировкой — особенно средствами радиосвязи, топографии, приборами ночного видения и тепловизорами, потому что извините, но потенциальный противник гораздо лучше подготовлен для работы ночью, а значит его возможности для действий егерских подразделений в период полярной ночи больше.

При этом и линейные, и разведывательные подразделения мотострелковых бригад в Заполярье должны готовиться по расширенной программе. В тактической подготовке это боевое охранение дороги, противозасадные действия, возможность совершать длительные пешие/лыжные марши в экипировке, с приданными подразделениями обеспечения. То есть хотя бы, чтобы обеспечить оборону, не говоря уже о том, чтобы ходить в тыл противника и перехватывать его дороги самим, устраивая противотанковые засады с ПТУРами и т.д. В физической подготовке это пешие марши, а не только пресловутый бег — беговые тренировки в состоянии обеспечить сегодня только действия во время боя после спешивания с машин. Пешие марши на расстояние до полусуточного перехода (до 20-25 км), в спортивной форме, с лёгким альпинистским снаряжением и запасом воды/сухпайками должны вернуться в программу, как и лыжные марши в зимнее время.

И в очередной раз я вернусь к вопросу логистики и создания специальных подразделений обеспечения для батальонов лёгкой пехоты или разведбатов. Потому что собственный туристический опыт и многократные упоминания нашими военнослужащими со времён Афганской войны обнаруживает СЛАБЕЙШЕЕ место при совершении марша по сложной местности — всё на своей спине не утащишь! В том же Афганистане большое количество солдат срочной службы и офицеров получили инвалидность или заболевания сердечно-сосудистой системы (аритмия, гипертония и т.д.) именно из-за того, что по горам приходилось ходить, нося всё на себе — и оружие, и боекомплект, и палатки, и запас еды/воды. В условиях Заполярья этот вопрос удваивается, если не утраивается, потому что в Афганистане и в Чечне у Советской и Российской армии, в том числе войск специального назначения, было господство в воздухе и возможность перебрасывать припасы по воздуху. А в случае боевых действий против равного противника этой возможности может и не быть! Да даже в том же интервью со спецназовцем ГРУ, который служил в разведгруппе, упоминалось, что большинство контрактников ко второму сроку контракта получают себе заболевания и травмы опорно-двигательного аппарата, спины, а некоторые и болезни сердца приобретают — в мирное время, блин! Как раз потому, что ходить марши на 50-70 км, перенося на себе груз более 25 кг — это не «особенность нашего времени», а просчёт в снабжении! Не об экзоскелетах надо мечтать, а доставлять в разведбаты (хотя бы) снегоходы, квадроциклы (всё это с прицепами, пишу уже в третий раз — как у финнов и шведов), вездеходы лёгкие и тяжёлые. Да хоть даже горные велосипеды, специальные мотоциклы! Да хоть завести осликов и лошадей! Или изобрести какой-нибудь обалденный транспортный коптер/дрон, который в состоянии перетащить до отряда на выходе б/к для пулемётов и выстрелы для РПГ.

Про необходимость обеспечения обычных разведчиков и мотострелков приборами ночного видения, тепловизорами, цифровыми средствами связи я уж не говорю.

Если я задел чьи-то чувства, то извините, пригорело.



Tags: Армия, Вторая Мировая, НАТО, тактика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments