ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

О Достоевском, Бердяеве, критике революции и социализма

Вступление.
В поисках критики Достоевского нашёл работу русского религиозного философа Н. Бердяева "Миросозерцание Достоевского". Из всех частей книги прежде всего заинтересовала 6-я глава "Революция. Социализм", т.к. всегда интересно узнать мнение духовно ориентированных людей по этой противоречивой теме. И в процессе чтения заметил, что Бердяев трактует Достоевского несколько, может быть, лукаво. У меня недостаточно аргументации, чтобы вести полноценный разбор, поэтому в тексте ниже просто "столкну лбами" две точки зрения на понятие революции (чрезвычайно актуальное сегодня) и социализма - Бердяева, использующего мировоззрение Достоевского и его оппонентов. А читатель волен сам сравнить оба подхода и выбрать ближайший ему.
Ещё одна причина, по которой захотелось написать этот текст, главная причина - попытка построения моста между светскими людьми с левыми взглядами и людьми духовными. Ниже увидите, есть ли к этому предпосылки.

Революция.
Бердяев: "Достоевский открывает, что путь свободы, перешедший в своеволие, должен привести к бунту и к революции. Революция есть роковая судьба человека, отпавшего от божественных первооснов, понявшего свою свободу как пустое и бунтующее своеволие. Революция определяется не внешними причинами и условиями, она определяется изнутри. Она означает катастрофические изменения в самом первоначальном отношении человека к Богу, к миру и людям. Достоевский до глубины исследует путь, влекущий человека к революции, вскрывает его роковую внутреннюю диалектику. Это есть антропологическое исследование о пределах человеческой природы, о путях человеческой жизни. То, что обнаруживает Достоевский и в судьбах индивидуального человека, раскрывает он также и в судьбах народа, в судьбах общества. Вопрос «все ли дозволено?» стоит и перед индивидуальным человеком, и перед целым обществом. И те же пути, которые влекут отдельного человека к преступлению, влекут целое общество к революции. Это аналогичный опыт, схожий момент в судьбе. Подобно тому, как человек, преступивший в своеволии своем границы дозволенного, теряет свою свободу, и народ, в своеволии своем преступивший границы дозволенного, теряет свою свободу. Свобода переходит в насилие и рабство. Безбожная свобода истребляет себя. Этот роковой процесс утери свободы в революции и перерождение ее в неслыханное рабство пророчески предсказан Достоевским, и он гениально раскрывает его во всех его извилинах. Он не любил «революции», потому что она ведет к рабству человека, к отрицанию свободы духа. Это - основной у него мотив. Из любви к свободе восстал он идейно против «революции», изобличил ее первоосновы, которые должны вести к рабству. Также должна «революция» привести и к отрицанию равенства и братства людей, к неслыханным неравенствам. Достоевский вскрывает обманный характер «революции». Она никогда не достигает того, чем прельщает. В «революции» антихрист подменяет Христа. Люди не захотели свободно соединиться во Христе, и потому они принудительно соединяются в антихристе."
Итак, по Бердяеву, вернее по его трактовке Достоевского, революция - есть роковая судьба человека, отпавшего от божественных первооснов.
Давайте обратимся теперь к другой точке зрения, которую я позаимствовал из выпуска интернет-передачи "Школа сути-5. Связь метафизики с политической практикой":
"...Что особенно опасно во взаимоотношениях с церковью и духовно ориентированными людьми, касаемо ли это революции 1917 года или революции вообще? То, что в рамках церкви есть круги, люди из которых хотели бы сказать, что революция равна сатанизму, а Первым Революционером является Люцифер. Это не единственная группа людей в церкви, но с серьёзной претензией, куда более серьёзной, чем просто проклятия в адрес большевиков и 1917 года, потому что если история - череда революций, то претензия предъявляется к истории вообще. И к метафизике революции в целом. Становится вообще непонятно, откуда брались духовные люди, вроде Романа Ролана, который говорил "Революция, как любовь... Горе тому, кто не понимает этого", или Александра Блока, который призывал "Слушайте музыку Революции!" и писал в своей поэме "12":
— Отвяжись ты, шелудивый,
Я штыком пощекочу!
Старый мир, как пёс паршивый,
Провались — поколочу!
............................
...Так идут державным шагом —
Позади — голодный пёс.
Впереди — с кровавым флагом,
И за вьюгой неведим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз —
Впереди — Исус Христос.
Если вы стерпите, что революция - есть сатанизм, то вам тут же докажут, что Русская Революция совершенно точно есть сатанизм, что любая революция - от Дьявола, но как тогда развивается история, да и нужна ли история вообще? А если история - отпадение от Золотого века, то в чём задача человека? Уж не в поклонении ли тому, что должно спасти от Проявления себя?
Мы не можем строить диалог, когда вопрос стоит так, но можем что-то предложить, чтобы диалог стал возможен.
Так кто, если не Люцифер, является Первым Революционером? Есть глубокая русская народовольческая традиция, связанная с Христом-революционером, есть такая же традиция в католической "Теологии освобождения". Но в этой традиции есть свои противоречия - если революционер только Христос, то он восстал против Бога-Отца? Дальше подходим к деиудаизации христианства, а значит разрушаем христианство - ничего нового построено не будет, но база рухнет. Поэтому этой концепции недостаточно для фундаментального ответа и построения взаимоотношений между Красным Проектом и представителями различных конфессий...
...Первореволюционером является Бог-Творец, а первой революцией - Творение. И потому "Революция, как Любовь". Вот полноценный ответ. Творение - есть акт, развёрнутый во времени, переводящий Сущее из состояния А, в котором оно находилось до Творения, в состояние Б, в которое оно перешло после Творения. Творение - есть акт созидания, построения нового мира в условиях, когда есть или невнятно присутствует старый мир. Творением больше интересовались в "Ветхом завете", поэтому оно изучено... да, по определению нехристианскими теологами, но в христианскую эпоху эти исследования были дополнены. И в любом случае Творение, создав новый мир, задевает интересы старого мира. И вызывает реакционные силы этого старого мира, называйте его хоть Предвечной Тьмой, хоть Ничто. Значит, Революция - это действие против этого старого мира, который, будучи уязвлённым и возмущённым, отвечает всплесками этой тёмной силы смут, контрреволюций и перестроек. И в тёмные века, в смуты и перестройки по площадям носятся осёдланные этой Предвечной Тьмой люди, у которых отсутствует какое-либо позитивное, конструктивное содержание... а у революционеров каждая клеточка тела пропитана этим содержанием, страсть по новым идеям у них, как чертежи внутри, которые требуют воплощения. В этом смысле революционеры являются прямой противоположностью людей, осёдланных тёмными вожаками. Одно дело "бесы" - "мы пустим пьянство, донос, мы пустим неслыханный разврат, мы каждого гения потушим в младенчестве" (классическая постмодернистская, гнилостная фраза) и другое дело - революционеры, которые должны всех образовывать, создавать новый культурный уровень, новое искусство (пропустите через себя работы Лисицкого, стихи Маяковского), просвещать массы и так далее. Одно дело Восхождение, осуществляемое в ходе революций, а другое дело - Нисхождение, осуществляемое в ходе тёмных смут."
=========
Не кажется ли вам, что Достоевский критиковал именно пустой, построенный на отрицании высокого социализм? А Бердяев использовал это отрицание для того, чтобы подвергнуть критике явление революции вообще?


Социализм.
Бердяев: "Проблема социализма всегда была в центре внимания Достоевского, и ему принадлежат самые глубокие мысли о социализме, которые когда-либо были высказаны. Он понял, что вопрос о социализме - религиозный вопрос, вопрос о Боге и бессмертии. «Социализм есть не только рабочий вопрос или так называемого четвертого сословия, но по преимуществу есть атеистический вопрос, вопрос современного воплощения атеизма, вопрос Вавилонской башни, строящейся без Бога, не для достижения небес с земли, а для сведения небес к земле». Социализм решает вековечный вопрос о всемирном соединении людей, об устроении земного царства. Религиозная природа социализма особенно видна на социализме русском. Вопрос о русском социализме - апокалиптический вопрос, обращенный к всеразрушающему концу истории. Русский революционный социализм никогда не мыслится как относительное переходное состояние в социальном процессе, как временная форма экономического и политического устроения общества. Он мыслится всегда как окончательное и абсолютное состояние, как решение судеб человечества, как наступление царства Божьего на земле.".
"Социализм как вековечное начало, социализм интегральный, разрешающий судьбу человеческого общества, не есть та или иная экономическая хозяйственная организация. Социализм есть явление духа. Он претендует говорить о последнем, а не о предпоследнем. Он хочет быть новой религией, ответить на религиозные запросы человека. Социализм идет на смену совсем не капитализму. Наоборот, он стоит на одной и той же почве с капитализмом, он плоть от плоти и кровь от крови капитализма. Социализм идет на смену христианства, он хочет заменить собою христианство. Он также проникнут мессианским пафосом и претендует нести благую весть о спасении человечества от всех бедствий и страданий. И социализм возник на юдаистической почве. Он есть секуляризованная форма древнееврейского хилиазма, упование на чувственное, земное царство и земное блаженство Израиля. И не случайно Маркс был еврей. Он сохранил упование на явление грядущего Мессии, обратного Христу, которого отверг еврейский народ. Но избранным народом Божьим, мессианским народом был для него пролетариат. Этот класс был наделен им чертами богоизбранного, мессианского народа. Достоевский не знал Маркса, он не видел перед собой теоретически наиболее совершенной формы социализма. Он знал только французский социализм. Но он гениальным прозрением почуял в социализме то, что потом раскрылось в Марксе и в движении, с ним связанном.".
"Внутренняя основа социализма есть неверие в Бога, бессмертие и свободу человеческого духа. Поэтому религия социализма принимает все три искушения, отвергнутые Христом в пустыне. Она принимает соблазн превращения камней в хлебы, соблазн социального чуда, соблазн царства мира сего. Религия социализма не есть религия свободных сынов Божьих, она отрекается от духовного первородства человека, она есть религия рабов необходимости, детей праха."
======
Как мы видим, Достоевский знал только о французской модели социализма, которая предполагала лишь образование общества нового облика, но рассматривала только социально-экономические аспекты этого образования. У Маркса же социализм являлся переходным периодом от капитализма к коммунизму - "Социалистическое общество выходит из капиталистического и поэтому «во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло" (Карл Маркс, Критика Готской программы). В марксистском учении же коммунизмом называется гипотетический общественный и экономический строй, основанный на полном равенстве, общественной собственности на средства производства. Не напоминает ли вам это уклад раннехристианских общин с "братством во Христе", где не важен был цвет кожи и происхождение, важна была вера? А можно сказать ещё короче: "Коммунизм - это раскрепощение и пробуждение в каждом человеке его высших творческих способностей". Раскрепощение и пробуждение. Не кажется ли вам, что Бердяев, знакомый с марксистским социализмом и коммунизмом, неискренне использует взгляды Достоевского? Если коммунизм - это раскрепощение и пробуждение высших творческих способностей человека, если это всё его содержание, то в чём же тогда "предательство духовной свободы ради хлеба земного"?

Заключение.
По прочтении главы "Революция. Социализм" из "Миросозерцания Достоевского" у меня возникли эти самые вопросы, которые я задал вам. Мне кажется (кажется), что Бердяев порицает социализм и революцию уж потому, что не допускает мысли о наличии у светских людей своей метафизики. В этом, кстати, великий вопрос современности - только ли духовные люди обладают высшими смыслами? Повторяю - мне так кажется. Не обязательно это правда. Но если светский человек может иметь свою метафизику, свои высшие смыслы, то между его мировоззрением и мировоззрением верующего можно построить мост, в случае, если взгляды имеют сходство. Есть некоторая дерзость в том, чтобы утверждать, что у духа русского коммунизма православная этика (вернее, хилиастическая часть русской православной этики). Но Макс Вебер написал "Протестантскую этику и дух капитализма". Значит, мы по крайней мере можем предположить, что есть связь между некоторыми течениями в русском православии и русским коммунизмом. А значит есть основания мечтать о заживлении одной из жесточайших ран Гражданской войны - противопоставления ключевой, культурообразующей религии страны и коммунистического образа жизни. Достоевский же, как мне кажется, выражал как раз надежду русских людей на сохранение высших смыслов, поэтому критиковал бездуховный атеистический социализм. Но если бы Достоевский узнал о том, что у социалистов и коммунистов тоже есть дух, родственный дух, то как бы он отреагировал? Он этого не знал, но Бердяев был уже в курсе. Поэтому-то я и говорю о его лукавстве, об использовании Достоевского в своих целях.

Осталось только выяснить - в каких?

Дополнение про коммунизм:
1) Раскрепостить высшие творческие способности легко, хотя и невероятно сложно одновременно. Потому что они есть в человеке. И их просто что-то сдерживает. Ты цепи порвал - и они вышли наружу. Ты дал толчок в виде образования - и они вышли наружу. Нужно снять барьеры между высшим образованием (не в смысле высшим vs средним, а в смысле высшего качества образования, дарованного каждому, бесплатно, требующего от каждого предельного напряжения сил...) Нужно поместить людей в такой климат, в котором они не будут постоянно враждовать друг с другом. Нужно дать им некоторый уровень жизни, для того, чтобы они могли в это высшее уйти. И раскрепощать свои творческие способности.
Маркс и Лафарг спорили о том, что важнее: чтобы труд был таким, чтобы он мог раскрепощать эти способности, или свободное время. Спор об этом был, но с раскрепощением всё понятно. А с пробуждением всё намного сложнее.
2) Пробуждение в каждом человеке... это вообще посягательство на очень многое. Ха-ха-ха! Ой-ой-ой! А вы считаете, что в каждом они, высшие творческие способности, есть?
Да, коммунисты считали, что они есть в каждом. Коммунизм это общество, в котором гениален каждый.
3) И, наконец, что такое эти высшие творческие способности? Об этом много спорили. Но в принципе, вся эта формула носит абсолютный характер. И вне нее никакого завтрашнего коммунизма не будет.
Теперь посмотрим, как эта формула очеловечивания (ибо считалось, что человек еще не полон, пока всё это не сделано; это еще только пред-человек; а вот еще шаг за этот порог, и будет очеловечивание) соединяется с о-божением, где вопрос не в том, как спасти душу, чтобы она поместилась в рай. А чтобы эта высшая энергия, синергия, пробудила в человеке Бога. Видит Бог, прошу прощения за тавтологию, это не очень далеко друг от друга.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments