ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Общие итоги цикла интервью «Из первых рук...». Ч.1.



Пришло время собрать воедино рассказанное и обобщить. Разделю на три части: обобщение сказанного про ход военной реформы, пара гипотез о возможном влиянии увиденного на участие в конфликтах в Донбассе и в Сирии, а также пара предположений и зарисовок о возможных перспективах вызовов для ВС РФ в 2020-х.

Полный образ переходного периода военной реформы

Считается, что военная реформа стартовала по итогам Пятидневной войны с Грузией 2008 года. Во главе Министерства Обороны стал Анатолий Сердюков. В основные задачи входило:

— Первая программа перевооружения ВС РФ, прежде всего модернизация носителей ядерного оружия, авиации и флота. Во вторую очередь — разработка проектов новых видов боевой техники, оружия и средств связи для Сухопутных войск, а также проектов модернизации имеющейся техники до современного уровня.
— Перевод армии с дивизионно-полковой на бригадную структуру, сокращение кадрированных частей в пользу создания только частей первого уровня боеготовности.
— Сокращение вооружённых сил до количества менее 1 миллиона военнослужащих с одновременным улучшением условий труда и жизни офицерского корпуса и контрактников.
— Увеличение количества военнослужащих по контракту, перевод армии на преимущественно контрактное комплектование.
— Увеличение привлекательности военной службы по призыву с целью уменьшения количества уклонистов.

В средствах массовой информации фокус сделали на освещении программы перевооружения и на мерах по увеличению привлекательности службы для солдат-срочников. В то же время последствия сокращения армии почти не проходили в СМИ, оставаясь в основном предметом споров интересующихся и специалистов. А интенсивная рекламная кампания, основанная на тезисах об улучшенном питании, отремонтированных казармах, ненапряжной физкультуре, почти побеждённой неуставщине и новой высокотехнологичной форме, проводилась настолько интенсивно, что до массовой аудитории не дошла реальная картина. Если же призывники рассказывали и обсуждали между собой итоги своей службы, то в основном действовал принцип «ну это же твой личный опыт, а вот у другиииих — у других может быть по-другому!».

Я и сам полностью разделял предложенный взгляд. Да, я убедился, что боевая подготовка проводится во многом посредственно, что в моих двух частях почти не учили стрелять, редко проводили занятия по другим видам общевойсковой подготовки, питание было мягко говоря средним, форма посредственной или даже плохой, обувь на многих разваливалась. Я даже написал об этом книгу «Реактивные заметки», но был по-прежнему уверен, что это только у меня и моих товарищей так сложилась срочка. Поэтому и для меня самого итоги рассказанного 28 отслужившими в различных родах войск ВС РФ (в основном за период 2010-2015/16 гг.) стали холодным душем.

И главное, в чём я убедился: все эти годы ровно 50% того, что составляет армию, почти не освещалось или освещалось плохо. Я про оценку качества боевой и физической подготовки и, в широком смысле, про деятельность военнослужащих, поскольку главное в армии, на мой взгляд, — это всё же ЛЮДИ и их работа. А оружие, техника, форма, готовка пищи, казарменный фонд — это всё инструменты.
Поэтому главный вывод про результаты военной реформы в её переходном периоде — «поменяли шило на мыло». Потеряли в качестве боевой подготовки, но улучшили вооружение, технику и различные виды довольствия.


Произошло это из-за резкого сокращения офицерского корпуса с 355 000 человек до 142 000 в период с 2008-го по 2011 годы. Максимальному сокращению также подверглись контрактники предыдущего образца, занимавшие должности прапорщиков и мичманов. Сокращение проводилось, по словам экспертов в СМИ, с целью ликвидации неэффективных должностей, лишних офицеров среднего и высшего командного звена. Попутно с 2009 по 2012 годы был серьёзно сокращён набор в военные училища. На практике оказалось, что ликвидация должностей в штатах не отменила необходимости в выполнении обязанностей этих специалистов — оставшимся после сокращения офицерам пришлось разделить многие обязанности сокращённых... но зато им подняли зарплату.

По факту, нагрузка на офицеров резко увеличилась, по некоторым направлениям службы, таким как общевойсковая подготовка (базовая пехотная тактическая подготовка, огневая подготовка, инженерно-сапёрная и военно-медицинская подготовка, частично строевая и РХБЗ) — в два раза. Офицеры остались на какое-то время без помощи контрактников, а качество подготовки сержантов срочной службы также резко упало, поскольку сокращения коснулись и офицеров в учебных центрах. Реформаторы обещали создать корпус сержантов-контрактников, которые должны были заменить сержантов-срочников и прапорщиков, но реализация затеи провалилась. Поэтому, если судить по рассказам отслуживших в 138-й гв. омсбр в ЗВО, в 7-м омсп Балтфлота и по моему личному опыту, то в самых массовых родах войск (мотострелковые войска, ракетчики и артиллеристы, исключая танкистов, поскольку информации собрать достаточно пока не удалось) укомплектованность хорошо подготовленными офицерами в 2010-2015 гг. сводилась к пропорции «1 к 3», в лучшем случае «2 к 3». То есть из трёх командиров батальонов в мотострелковой бригаде только один профессионален и мотивирован к службе, из трёх рот в каждом батальоне найдётся только один качественно подготовленный командир роты, а в трёх взводах роты найдётся один профессиональный или хотя бы замотивированный командир взвода.

Всё это самым пагубным образом сказалось на качестве проводимой боевой подготовки. Вместо целостной схемы в виде «Курс Молодого бойца + индивидуальная подготовка по воинской учётной специальности + подготовка всего подразделения + участие подразделения и всей воинской части в учениях», вместо широкого подхода, где, например, тех же связистов обучали не только работе на технике связи, но и базовым тактическим действиям в общевойсковом бою, огневой подготовке и т.д. — вместо всего этого произошёл распад боевой подготовки по принципу узкого профессионализма. Теперь если ты связист, танкист, артиллерист, водитель — главная твоя задача выполнять свои основные функциональные задачи. А если при этом ты не умеешь стрелять и действовать в составе твоего подразделения хотя бы для обороны пункта постоянной дислокации, то... ну... так получилось — для этого есть подразделение антитеррора и дежурное подразделение (существующие только на бумаге, поскольку в них назначается переменный состав из штатных рот, взводов, дивизионов и батарей, а состав этот не умеет стрелять и действовать в обороне и наступлении). Перевязывать себя или товарища тоже не обязательно — для этого есть соответствующие должности стрелков-санитаров и медицинская служба. Знать минимум о минной опасности тоже не нужно — вас хранят бравые сапёры, это их работа.

Соответственно, и оценивать индивидуальную подготовку военнослужащих пришлось с разделением на подготовку по ВУС и общевойсковую, из которой выделить только огневую ради экономии времени читателя.

Лучше всего индивидуальная подготовка по ВУС проводилась в учебных центрах родов войск. При этом в «интеллектуальных войсках» (флот, радиотехнические, РЭБ, радиоразведка, различные подразделения связи и пр.) лучше, чем в линейных, то есть у мотострелков и артиллеристов. Довелось побеседовать только с одним танкистом (материал пока не вышел) и с командиром САУ — сложилось впечатление, что у танкистов качество индивидуальной подготовки в учебках выше, чем у мотострелков и некоторых видов артиллеристов.

В то же время стоит отметить проблему 2010-2015 гг. в учебных центрах — из-за постепенного появления в войсках новой техники связи, например, и из-за постепенного роста количества контрактников на должностях, многие срочники либо учились работать на уже устаревшей и снятой с вооружения технике, либо не имели возможности встать на должность. Из-за этого многие из них выполняли не те обязанности, которые изучали в учебках. Среди моих рассказчиков 7 из 28 побывали в учебках, 6 из них в результате переучивались в войсках или выполняли неквалифицированную работу, а 1 встал на должность командира САУ, но за косяки был переведён в миномётную батарею. То есть 7 из 7 рассказчиков, прошедших службу в учебках, по факту делали не совсем то, либо совсем не то, чему их обучали. Тем не менее, пройти подготовку в учебке оставалось в 2010-2015 гг. лучшим вариантом, чем пройти обучение сразу в воинской части постоянной боеготовности, в основном, из-за какой-никакой базовой теоретической подготовки.

В более массовых родах войск дела обстояли похуже.

Наиболее представленными в цикле являются мотострелки и артиллеристы из мотострелковых/танковых бригад. Мотострелок-пулемётчик (затем командир отделения, 2013-2014) из 138-й гв. омсбр сообщал, что только один командир взвода из трёх в роте проводил качественно занятия по тактике и по метанию ручных гранат, при этом после стрельб на чистку пулемёта даже не отводилось времени, поэтому рассказчику приходилось самому выкраивать время на чистку, на отработку нормативов по снаряжению ленты и сборке-разборке его оружия. Мотострелок-наводчик пулемёта на МТЛБ (контракт 2017-2019) жаловался, что командир роты и командиры взводов не проводили занятий с наводчиками-операторами, из-за чего осваивать свою ВУС ему пришлось благодаря подсказкам более опытных контрактников с похожими должностями, а также благодаря видеороликам на Ютубе (!).

У артиллеристов индивидуальная подготовка в основном превосходила подготовку мотострелков, при этом чем более дешёвыми были боеприпасы к орудиям — тем чаще проводились стрельбы и тем лучше качество подготовки. Рассказчик из 32-й омсбр (2009-2010) заявил, что самостоятельно, благодаря подсказкам товарищей, смог переучиться на номера расчёта миномёта 2С11 «Сани». Точно также командир орудия САУ перевёлся в миномётную батарею и отмечал высокое качество подготовки, насыщенную стрельбами жизнь на учениях и полевых выходах, благодаря командиру батареи. Могу предположить, что у артиллеристов на 122-мм и 152-мм орудиях, вроде гаубиц Д-30 и МСТА-Б из артиллерийских бригад тоже неплохая подготовка. Также довелось побеседовать вскользь с отслужившим в дивизионе особой мощности (240-мм миномёт «Тюльпан»), после чего у меня сложилось хорошее впечатление об уровне подготовки расчётов в батарее, о которой он рассказывал.

В реактивной артиллерии более-менее подготовленными являлись в этот период номера расчётов РСЗО «Град», в основном из-за простоты функциональных обязанностей. Так, командир орудия РСЗО «Град» из 138-й гв. омсбр (2012-2013) рассказывал, что только командир батареи и один командир взводов из трёх должным образом проводили занятия с расчётами реактивных установок. Номер расчёта РСЗО «Град» из реактивного дивизиона одной из бригад в ВВО (2017-2018) говорил, что обучение у них проходило средненькое, но более-менее настаскались к учениям Восток-2018. В цикле нет рассказчиков из частей реактивной артиллерии, использовавших РСЗО «Ураган» и «Смерч» (на самом деле, один есть, но из его рассказа почти ничего нельзя понять об уровне боевой подготовки), но тут я могу добавить от себя, что номера расчётов обучались более-менее приемлемо, судя по личным наблюдениям, однако оба этих типа РСЗО слишком сложные, чтобы всю работу на них выполняли только солдаты-срочники — в работе этих комплексов велика роль офицеров. Опять же, из-за высокой стоимости снарядов на учениях в 2013-2014 году проводилось не слишком много пусков. Например, мне рассказал один контрактник, что на зимне-весенних учениях в 2013 году из всего дивизиона Смерчей стреляла в итоге ровно одна машина, тремя ракетами, а остальные ограничились только выдвижением на позиции в составе батарей.

Теперь перейдём к оценке качества проведения огневой подготовки. И вот здесь из 28 рассказчиков 14 (50%!) дали негативные отзывы. К ним относятся и мотострелки, в чью ВУС огневая входит непосредственно, и представители других родов войск, прежде всего связисты всех уровней. Например, рассказчик из отдельной роты связи ВКС в ЗВО (2015-2016) сообщал, что стрельбы стояли в графике каждую неделю, но провели их около 3 раз за год. Связист из роты связи 7-го отдельного мотострелкового полка Балтфлота (2013-2014) также ругал качества огневой, отмечая правда, что мотострелковые батальоны на полигон выезжали регулярно. Что уж говорить про такие ВУС, как техник заправочной станции на аэродроме Хотилово-2 (790-й ИАП, 2013-2014), у которого были одни стрельбы за год, или кабельщика-монтажника на полигоне Капустин Яр, также стрелявшего один раз на присяге.

Кроме количественного показателя важен и качественный. Поэтому в вопрос про огневую подготовку я включил два дополнительных вопроса о самых рутинных и в то же время базовых элементах проведения хорошей огневой подготовки — о приведении оружия к нормальному бою (работа для замкомвзвода и командиров отделений, то есть для сержантов контрактной и срочной службы) и о занятиях по прицеливанию на командирском ящике (то же самое, их проводит командир взвода или замкомзвод, но может справиться и командир отделения — настолько это элементарный тренажёр). Приведение оружия к нормальному бою и пристрелка проводилась у 8 рассказчиков из 28, то есть у 28,5% рассказчиков, а командирским ящиком пользовались 9 рассказчиков из 28 (32.14%), из них регулярно только 4.

Как видите, всё это говорит о крайне низком уровне огневой подготовки, что можно связать как раз с нехваткой качественно подготовленных сержантов-контрактников (прапорщиков-то сократили до минимума в 2008-2011, а корпус контрактных сержантов так и не создали), либо сержантов-срочников, которые могли бы снять тяжесть рутины с командиров взводов. В то же время, сами командиры взводов, видимо, в массе своей не обучали себе сержантов, ведь это так тяжело — отобрать 3-4 человек в каждый призыв, интенсивно их подготовить и делегировать им задачу по регулярным занятиям по огневой без стрельбы, на командирском ящике или по отработке занятия положений для стрельбы, например.

Единственные, у кого на высоком уровне проводилась как индивидуальная подготовка по ВУС, так и общевойсковая — это спецназ ГРУ, спецназ ВДВ, разведывательные роты и батальоны в мотострелковых бригадах, роты снайперов, батальоны и десантно-штурмовые роты из бригад морской пехоты, отчасти линейные батальоны полков в дивизиях ВДВ. И секретов тут нет. Тот же рассказчик из 45-го полка спецназа ВДВ (2011-2012) рассказал о последовательности боевой подготовки. Сначала он прошёл Курс Молодого Бойца-десантника, включавшего теорию уставов, немного строевой, много огневой, воздушно-десантной и тактической подготовки. Затем он получил качественную подготовку по своей ВУС (оператор БПЛА), затем участвовал в многочисленных полевых выходах в составе подразделения и на больших учениях, где работала часть. В общем, профессионализм солдат срочной службы в этом полку достигался последовательным пропуском их через классическую, поэтапную систему боевой подготовки с профилем спецназа ВДВ. Вот и всё. То же самое поведал морпех из десантно-штурмовой роты 810-й гв. обрМП Черноморского флота, то же самое рассказал спецназовец из одной из бригад в ЮВО.

Верно и обратное открытие по итогу цикла: в большинстве родов войск в 2010-2015 гг. боевая подготовка проводилась далеко не полным образом. Командиры подразделений и частей массово проваливали этап Курса Молодого Бойца, посредственно проводили занятия по индивидуальной подготовке. Дальнейшее участие плохо подготовленных бойцов в показных учениях подразделений и воинских частей на полигонах вовсе не отражало и не отражает реальное состояние индивидуальной боевой подготовки! И это результат, в котором наибольшая доля приходится на сокращение офицерского корпуса, временное сокращение прапорщиков и мичманов, сокращение набора в военные училища в 2009-2012 гг. Отчасти также мероприятия боевой подготовки начального периода службы были сокращены в рамках повышения привлекательности срочной службы для родителей призывников — чтобы снизить пресловутый травматизм среди личного состава.

Теперь кратко пройдусь по итогам из других блоков интервью.

Физическая подготовка. В целом, армейская система физподготовки обеспечивала и обеспечивает поддержание УЖЕ ИМЕЮЩИХСЯ физических кондиций. То есть с чем ты в армию пришёл — с тем и уйдёшь, при этом профессиональные спортсмены или спортсмены-любители изрядно потеряют, а доходяги приобретут. Но при этом армейская система физподготовки не отвечает современным требованиям, связанным с переносом на маршах и в бою бронежилета, экипировки и снаряжения, общий вес которых приблизился к 40-45 кг. Не хватает силовых упражнений с отягощениями — и непонятно, где институты физической культуры, ведь у нас есть целый Военный Институт Физической Культуры (ВИФК) им. Лесгафта, в котором полно профессионалов. Тем не менее, опрос отслуживших срочную службу показал, что системно силовые тренировки с отягощениями... проводились только у меня в учебке двумя командирами взводов нашей роты, по их собственной инициативе и по гражданской системе фитнеса. То есть 0 из 28 рассказчиков поведали мне о чём-то подобном. В то же время, после публикации отдельной подробной статьи с итогами блока по ФП мне написало как минимум два военнослужащих (бывший и действующий) из специальных подразделений, подтвердившие, что без закачки мышц спины один из них «убил» себе поясничный отдел позвоночника, а второй частично избежал травм благодаря закачке. О травмах коленей и спины сообщал также рассказчик из спецназовской бригады в ЮВО. С его слов выходило, что уже ко второму сроку контракта (через 3 года службы) многие спецназовцы зарабатывают себе травмы опорно-двигательного аппарата из-за запредельных нагрузок, например, общего веса экипировки 40-50 кг. И этот же рассказчик поведал, что системных занятий спортом в контрактном подразделении не проводилось — сугубо за счёт личного рвения отдельных контрактников!

Пищевое довольствие военнослужащих. Оно улучшилось в основном за счёт закупки упакованных продуктов, выдаваемых на приёмах пищи в готовом виде к блюдам, приготовленным из сырых продуктов. Я имею в виду упакованное масло, плавленый сыр, соки и молоко в пакетах, пряники и вафли. Всё это действительно улучшило питание военнослужащих, но переход на гражданскую систему готовки питания вовсе не избавил армию от постыдных явлений, вроде из рук вон плохого качества пищи в учебных центрах и крупных воинских частях, вроде мотострелковых бригад. Не ушло из армии и воровство продуктов — теперь их разворовывают не военные повара и лихие старослужащие-срочники, а гражданские повара. Общая пропорция, выведенная на основе отзывов рассказчиков — 60 на 40 в лучшую сторону. Но всё же 40% плохих столовых — это очень много.

Форма. За 12 лет (с 2008 по 2020-й) ВС РФ наконец-то обеспечили какими-никакими видами обмундирования, полагавшимися по нормам вещевого довольствия. За 9-10 лет удалось создать только один более-менее пригодный комплект полевой униформы, называемый ВКПО. Всего лишь 1/3 комплекта (летние брюки и китель, летняя обувь) заслужили отрицательные отзывы, в отличие от более качественных демисезонного и зимнего комплектов. Осталась проблема разворовывания и продажи ходовых размеров униформы в военторги — по-прежнему не хватает комплектов полевой униформы под основные размеры. Что же до ушедшей в историю полевой формы «цифра», то лишь 1 рассказчик из 16 носивших её остался ею полностью доволен. 11 рассказчиков из 16 носивших её сдержанно отзывались об этой форме, сообщив, что были готовы смириться с выцветанием, выстирыванием и склонностью запачкаться, лишь бы не расходилась по швам. Ещё 7 рассказчиков отрицательно о ней отозвались, поскольку форма оказалась негодного качества — потому что из 3 её производителей, шивших форму для армии, только один поставлял более-менее качественный товар. Также плохо отзывались об обуви периода 2006-2015 гг. — только у 4 рассказчиков из 18 выданная пара берцев прослужила положенный год, ещё 5 поменяли на хороший комплект порванные берцы в ходе службы, у 5 рассказчиков старшины подразделений выдавали сапоги, чтобы солдаты сохранили свою обувь до дембеля. Ещё у 8 рассказчиков либо порвалась обувь в ходе службы, либо они наблюдали товарищей из разных регионов, менявших обувь за срок службы, в том числе по несколько пар. Наконец, рассказчики из подразделений разведки (спецназ и разведбат 200-й омсбр) отметили, что специальную форму (маскировочные костюмы) им пришлось в основном покупать за свой счёт, а не получать на складе — по-прежнему даже некоторые части специального назначения не обеспечиваются централизованно хорошей экипировкой и вынуждены тратить деньги из зарплаты.

Отдельно вынесу не то, чтобы открытие, но большую потребность в Сухопутных войсках рабочей одежды для работ на технике и других грязных работ. Благодаря рассказам иностранных граждан, отслуживших в ВС Чехии и в немецком Бундесвере, выяснилось, что в армиях этих стран в вещевое довольствие военнослужащего входит рабочая спецовка или комбинезон, благодаря чему дольше сохраняется выданные комплект полевой формы. В наших вооружённых силах рабочая роба имелась в 2010-2015 гг. только у моряков и технического состава ВКС. Также у танкистов есть танковые комбинезоны, но потребность в рабочей одежде есть у всех механиков-водителей и водителей, а также наводчиков-операторов и командиров боевых машин. Военная реформа не принесла столь нужного комплекта униформы в вещевое довольствие.

Неуставняк и межнациональная рознь. Тут действительно была проведена значительная работа по увеличению доступности прокуратуры для обращений притесняемых военнослужащих. Комплекс мер дал неплохой результат по снижению количества драк. В моём цикле наиболее свирепые истории приходятся в основном на период 2009-2013 гг., плюс, одна на 2015-2016 годы. Всего их 4. К ним же относятся наиболее серьёзные проявления межнациональной розни (всего же за цикл упоминаний об этой проблеме 9 из 28, то есть 32%).

Отношение солдат-призывников к контрактникам и офицерам. В целом, нейтральное отношение у большей части рассказчиков к контрактникам. Только в случае, если наблюдалась серьёзная профессиональная разница между контрактниками и срочниками, то появлялось размежевание и вариация неуставщины — «контрактовщина». Об этом поведал отслуживший на больших десантных кораблях на Тихоокеанском флоте (2013-2014) и отслуживший в отдельной роте связи ВКС (2015-2016), сюда же можно отнести мой собственный опыт службы. Что же до отношения к офицерам, то подтвердился давний тезис, что реальный авторитет имеют офицеры-профессионалы. Не всегда профессионализм сочетается ещё и с хорошими манерами, но зато почти всегда сочетается с хотя бы нейтральным отношением. Наихудшие примеры конфликтов с офицерами и контрактниками привели рассказчики из мотострелковых бригад (138-я гв. омбср, 32-я омбср, отчасти 7-й омсп Батлфлота), а также из отдельной роты связи ВКС, где командир вместе с группой контрактников-АУЕшников просто создал организованное преступное сообщество по разворовыванию военного имущества.

Итоги военной реформы за прошедшее десятилетие


Вот теперь, собрав воедино информацию из интервью, давайте попробуем перенести её на известные новости из СМИ, откорректировав образ проходящей вот уже 12 лет военной реформы. Удалось ли выполнить поставленные задачи? Каким образом и к чему выполнение привело по факту?

— Перевооружение. В период с 2008 по 2018 годы в ВС РФ более-менее прошли модернизацию средства ядерного сдерживания и их носители. Появилось несколько кораблей на разных флотах. Пополнился авиапарк в авиации, а бывшие ВВС превратились в Воздушно-Космические силы. Прошла модернизацию система ПВО, включая войсковую. В то же время до Сухопутных войск руки дошли только во второй половине 2010-х гг., всё больше к 2020-му, а основные поставки ожидаются с 2020-го по 2027-й годы. При этом по новой государственной программе вооружения (до 2027 года) фокус определён на дальнейшее пополнение Сухопутных войск и ВКС новой техникой. Если в 2008-2012 гг. делалась ставка на разработку и попытку пустить в серию новые образцы вооружения (танк Армата, БМП Курганец, истребитель Су-57 и т.д.), то к середине 2010-х программу скорректировали в пользу модернизации имеющихся образцов техники, например, танка Т-72 до уровня Т-72Б-3.

— Армию перевели на бригадную структуру, сократили кадрированные части и подразделения. Но при этом прошли укрупнение некоторые подразделения в рамках бригад, потому что оказалось, что функции сокращённых частей и подразделений по-прежнему необходимы. Например, в бригадах поначалу вроде бы была только одна разведывательная рота, а с определённого периода развернулись разведывательные батальоны.

— Армию и правда сократили до численности менее 1 миллиона человек. Сокращение офицерского корпуса, сокращение значительной части прапорщиков и мичманов, сокращение набора в военные училища — всё это заложило системный недостаток качества преподавания и проведения боевой подготовки в войсках на целое 10-летие.

— С 2012 по 2017-й годы проводился стихийный набор военнослужащих по контракту. Удалось увеличить их количество, однако профессиональный отбор был в основном посредственным и даже плохим, если мы говорим о контрактниках в массовых родах войск. Только небольшая часть действительно шла служить из интереса к военному делу, для большей же части в первую очередь важна квартира и заработная плата, в том числе из-за плохой ситуации на рынке труда с 2013-2014 годов. Увеличение количества контрактников не избавило армию от большого количества нарядов и хозяйственных работ — по причине по-прежнему сложной ситуации с ремонтом казарменного фонда, боксов в парках и складских помещений. Также увеличение количества контрактников, набор их в наиболее боевые подразделения, привело к дальнейшему ухудшению качества подготовки военнослужащих по призыву, поскольку срочников вытеснили в сферу рабочей силы. То есть мечта о «профессионалах вместо срочников», как о палочке-выручалочке провалилась, зато обнаружились новые подводные камни этого типа комплектования.

— В 2010-2015 гг. удалось на какое-то время повысить привлекательность срочной службы. Но в первую очередь это связано с увеличением ценности военного билета, как документа при приёме на работу — он стал более обязательным, поэтому призывники массово ломанулись в военкоматы. Однако к 2020 году, возможно, привлекательность службы по призыву вернулась в нейтральное положение. Связано это и с разочарованием в качестве боевой подготовки (19 из 28 рассказчиков или 68% из опрошенных придавали значение этому пункту, из них 11 остались неудовлетворены), и реальным опытом ношения униформы, и с реальным опытом участия в «рабочках», и с откатом общего качества службы по призыву из-за увеличения количества контрактников.

Таким образом, мы наблюдаем взаимно пересекающиеся процессы: увеличивается количество видов вооружения и боевой техники, требующих лучшей выучки, но в то же время в первую половину 2010-х годов общее качество боевой подготовки съехало в сторону дна. Это первый процесс. Второй — армия сократилась по численности, а количество контрактников выросло, но в то же время уровень угрозы полномасштабной региональной войны, требующей подготовленного резерва на случай частичной мобилизации, из-за событий на Украине, а вот теперь и в армяно-азербайджанском конфликте, возрос. Возросло и количество потенциальных мест конфликта, где может потребоваться одновременное присутствие российских войск. Только участие в конфликте в Сирии более-менее положительно отразилось на профессиональном уровне офицерского состава ВКС и подразделений специального назначения. Но лётчики и спн — это ещё не вся армия!

Ну, и главный, не самый приятный вывод — в 2010-2015 гг. армия довольно посредственно выполняла свою стратегическую функцию по подготовке качественного мобилизационного ресурса! После 2015-го, из-за сокращения призыва, сократилось не только качество подготовки, но и сам приток резервистов.

Просто приведу динамику призыва за 12 лет реформы:

Последние двухгодичные, а также полуторагодичные призывы
2006 (весна) 124 550 человек
2006 (осень) 123 310 человек
2007 (весна) 133 500 человек
2007 (осень) 132 350 человек
______________
Старт реформы:
2008 (весна) 133 200 человек
2008 (осень) 219 000 человек
2009 (весна) 305 560 человек
2009 (осень) 271 020 человек
2010 (весна) : 270 600 человек
2010 (осень) 278 800 человек
2011 (весна) 203 720 человек
2011 (осень) 135 850 человек
2012 (весна) 155 570 человек
2012 (осень) 140 100 человек
2013 (весна) 153 200 человек
2013 (осень) 150 000 человек
2014 (весна) 154 000 человек
2014 (осень) 154 100 человек
2015 (весна) 150 145 человек
2015 (осень) 147 100 человек
2016 (весна) 155 000 человек
2016 (осень) 152 000 человек
2017 (весна) 142 000 человек
2017 (осень) 134 000 человек
2018 (весна) 128 000 человек
2018 (осень) 132 500 человек
2019 (весна) 135 000 человек.
2019 (осень) 132 000 человек.
2020 (весна) 135 000 человек
_____________________________
Всего с 2008 по 1-2020 было призвано 4 267 465 человек. С 1-2008 по 2-2009 призвано 928 780 человек. В исследуемый период 2010-2015 гг призвано 2 млн 93 тыс. 185 человек. В период с 2016 по 2020-й призвано 1 млн 245 500 человек.

Конечно, с точки зрения социологии, моя выборка совершенно недостаточна — это «всего лишь» 28 человек. С другой стороны, благодаря широте опроса удалось получить представление не только о субъективных взглядах, но и объективную информацию о воинских частях, в которых служили рассказчики. А это более 20 воинских частей — уже кое-что. Поэтому я бы предложил читателю перенести получившееся чувственное ощущение от рассказов на предполагаемое качество боевой подготовки этих самых 2+ миллионов граждан, прошедших за 2010-2015 год службу по призыву. Картинка получается довольно посредственной, правда?

Если же брать период 2016-2020 гг., то здесь с одной стороны мы имеем крупные учения Кавказ-2016, Запад-2017, Восток-2018 и Центр-2019, благодаря которым выросло качество общей боевой выучки частей и подразделений. А с другой, из-за увеличения кол-ва контрактников и сокращения призыва гораздо меньше срочников прошло через этот период, возможно, более оптимистичный — 1 миллион 245 тысяч человек.



В общем, на исторический период (2009-2009 + 2010-2015), который можно кратко назвать «не очень», пришёлся призыв 70% граждан, абсолютное большинство которых затем ушло в запас и является в предстоящие 2020-е годы основой мобилизационного ресурса.

Разумеется, это всего лишь чувственное предположение, а не окончательная формулировка. Кому-то повезло с качеством подготовки больше, кому-то меньше. Далеко не полная картина собрана мной по некоторым родам войск, но... По основным (мотострелки и артиллерия) достаточная, чтобы передать общее, не самое лучшее впечатление — есть куда расти и развиваться, очень даже есть.

К тому же внутри каждого призыва этого «не лучшего» периода есть определённая пропорция с ожидаемыми результатами.

Возьмём любой призыв, например, мой (осень-2013, 150 000 человек). Из него большая часть (как и в любой другой призыв) ушла на пополнение в самый многочисленный род войск — в мотострелковые бригады, которых 20+ штук. Вспоминаем «1 к 3», выходит, что хорошую индивидуальную подготовку получили и умели стрелять (условно) разведрота/разведбат, рота снайперов, а к 2016-2017 гг. и позже — один батальон из трёх, на основе которого собрана батальонно-тактическая группа. Два батальона имели посредственную подготовку на уровне «плохо», «слабо». Добавляем 2 дивизиона самоходной и дивизион реактивной артиллерии, дивизион противотанкистов — подготовка по ВУС «слабо»/«удовлетворительно», стреляют и владеют тактикой пехоты хотя бы в обороне «плохо/слабо». Добавим танковый батальон — подготовка по ВУС «удовлетворительно», иногда «хорошо», стреляют «удовлетворительно».

Танковые бригады, которых 2. Подготовка по ВУС «хорошо», общевойсковая «удовлетворительно», иногда «слабо».

Артиллерийские бригады, их 10+. Подготовка по ВУС «удовлетворительно», иногда «хорошо», общевойсковая «слабо», иногда «плохо».

Реактивные артиллерийские бригады, их 4. Подготовка по ВУС «удовлетворительно», иногда «хорошо», общевойсковая «слабо»/«удовлетворительно».

Ракетные бригады, тоже 10+. Подготовка по ВУС «удовлетворительно», иногда «хорошо», общевойсковая, возможно, также выглядит.

Бригады связи и управления, их около 20. Подготовка по ВУС «хорошо», общевойсковая «плохо»/«слабо».

И останутся части РХБЗ и МТО — по ВУС «удовлетворительно», по общевойсковой «плохо».

Бригады спецназа «хорошо», бригады морской пехоты «хорошо», ВДВ «удовлетворительно» и «хорошо». Флот «удовлетворительно» и «хорошо», РВСН «хорошо». Срочники в ВКС по ВУС «удовлетворительно»/«хорошо», по общевойсковой «плохо».
______________
Продолжение читайте в части №2


Tags: Армия, аналитика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment