ilya_prosto

Category:

Из первых рук: срочка в ВС Армении + Карабах-2016 и 2020 глазами армянского добровольца. Ч.1.

Друзья! Проект «Из первых рук...» о срочной (и контрактной) службе возвращается! Пополнена коллекция интервью с иностранными гражданами. В этом выпуске вас ждёт довольно объёмное интервью с отслужившим 2-годичную срочку в ВС Армении. Рассказчик под ником Рико принял также участие в боях во время апрельских боестолкновений в Нагорном Карабахе (Арцахе) между Армией обороны НКР и азербайджанскими войсками. А после этого — ещё и во Второй Карабахской войне осенью 2020-го.

Рико служил в артиллерийской и общевойсковой разведке, а на войне трудился в качестве пулемётчика в пехоте. Интервью не только интересно, но и полезно соотечественникам, как живой пример сразу множества вещей. От преимуществ качественной подготовки срочников — до некоторых выводов о более высоких материях, вроде разницы между армией мирного и полувоенного времени.

Личный блок

1. Как вас можно представить?

— Рико.

2. В каком возрасте вы поступили на службу? Какое на тот момент у вас было образование? Укажите год и номер вашего призыва, например, «осень 2013».

— На срочку я пошёл в 18, летом 2011 года. Учёба в ВУЗе на тот момент лишь начиналась, после армии предстояло восстанавливаться и продолжать.

3. Какова была ваша мотивация? Деловая — военный билет мог пригодиться для работы на гражданке? Идеалистическая — родня/друзья прошли службу, вы из семьи военнослужащих, личный интерес к службе, в том числе по патриотическим убеждениям?

— Мотивации особой не было. Военный билет мог пригодиться, если бы я позже устроился на госслужбу, к которой душа не лежала. Старшая часть семьи (у нас семьей считается вся общность родственников) отслужила ещё в конце 1990-х. Отец и дядя прошли через огонь первой Освободительной войны. Дед был полковником, но к моему большому горю скончался семью годами ранее и не увидел, как внук идёт в армию. 

А весь личный интерес к службе основывался на нескольких документальных фильмах и паре компьютерных игр. Хотя после первого контакта с офицерами в армии все гражданские представления распадаются, и приходит понимание, что облик вооружённых сил изменился к началу 2010-х и совсем не увязывается с образом из телевизора времён моего детства и юности.

________________

Примечание редактора: обычный вопрос про количество воинских частей, в которых служил рассказчик мы опустим по понятным причинам — Армения не такая большая страна, как Россия, да ещё с недружелюбным окружением, чтобы раскрывать эти детали.

________________

4. До какого воинского звания вы дослужились к концу срочной службы? Были ли какие-то отличия в виде знаков классности, благодарностей и грамот, спортивный разряд, полученный за армейский период?

— Моя специальность позволяла дослужиться лишь до ефрейтора, но даже этого звания я не получил. Являлся в части одним из немногих, кому удалось рядовым заступать дежурным по роте, например, вопреки уставу и званию.

Забавный произошёл случай, когда в один день я заступил в наряд дежурным, а на следующий день из-за нехватки солдат пришлось заступить дневальным — подразделение ушло в наряд по части. 

Получил знак отличника армии за месяц до увольнения в качестве благодарности за мои заслуги за 23 месяца службы. 

________________

Комментарий редактора: я нашёл такое описание этой награды:

> Значком «Отличник армянской армии» награждаются старшины, сержанты, курсанты и рядовые, имеющие отличную успеваемость по боевой подготовке, достигшие высоких показателей в деле военно-патриотического воспитания, укрепления военной дисциплины.

 Ходатайство на награждение значком «Отличник армянской армии» представляют командиры воинских соединений, воинских частей и подразделений.

 Значок «Отличник армянской армии» ВС РА носят на правой стороне груди после значка «Отважный воин».

________________

6. Вопрос для российских читателей: на что была похожа жизнь в республике Армения в годы вашей службы?

— Жизнь в Армении протекала своим неспешным чередом. 

Чего-либо существенного я себе позволить не мог, но мы жили более-менее сносно. В армии у меня имелась возможность уходить в самоволку и несколько раз в месяц получать посылку с едой, но я этим старался не пользоваться, так как не хотел утруждать семью.

На второй год службы, в стране началось постепенное ухудшение положения. Выборы, возможно, были сфабрикованы или большинству пришлось проголосовать за того, кто тогда ещё сидел в кресле президента и его партию. Тогда ходила поговорка «10 тысяч монеток — и я к вашим услугам». 

В ВУЗе я уже учился, никаких перспектив не ожидал. Был вариант устроиться в КГБ, но после некоторого количества времени, проведенного в этой структуре, я забил болт и ушёл оттуда. 

После срочки работал чернорабочим в супермаркете и продолжал учебу. Тогда ещё булка хлеба (ну или буханка) стоила 100 драм, мясо недорогое — за кг свинины нужно было платить примерно 3,5-5 долларов по нынешнему курсу. Для 20-летнего пацана тогда работу найти было легче. 

Жил я в столице, где в основном и собирается большинство населения. Кафешек было мало тогда. По возвращении я увидел в городе группу сирийских армян в придачу к привычному антуражу. Их появление несколько изменило жизнь молодёжи: курение, спиртные посиделки и прочая лабуда, которая не была до того свойственна противоположному полу в те годы. Тогда ещё на всё это объявлялось табу в обществе, забавно, что за 8-10 лет многое изменилось. 

Немного ночного Еревана
Немного ночного Еревана
...и ещё...
...и ещё...
...и ещё малость.
...и ещё малость.

Главный досуг — посещение матчей моего любимое клуба по футболу. На 15-тысячном стадионе за время этих матчей присутствовало одновременно не более 100 зрителей, что давало неизгладимое впечатление тщетности бытия. 

Фотография по запросу «футбольный стадион в Ереване». Наверное, это он.
Фотография по запросу «футбольный стадион в Ереване». Наверное, это он.

Тогда потихоньку гремели бои в Сирии, Ливии и даже промелькнули первые весточки с протестов в Киеве. Кто бы знал, что там начнется такой махач в будущем?

Желание уехать за бугор тогда вообще не котировалось, я лишь хотел обустроить собственный маленький мир в кусочке моего города, где проживал. Любил смотреть на Ютубе военные репортажи с полей, тогда ещё можно было наткнутся на шок-контент на этой площадке. 

Боевая подготовка

1. Какая у вас воинская учётная специальность, какую роль пришлось выполнять по факту? Может, несколько ролей сверх штатного расписания?

— По первой специальности я артиллерийский разведчик-дальномерщик. Работал на одной не очень известной штуковине, которая мало использовалась и светилась тогда.

В общевойсковой разведке был простым стрелком в отделении, которое перемещалось на БМП-1 или 2, или БРМ-1К.

Первым оружием стал АКМ, который оставил интересное впечатление, а в войсковой разведке мне дали АКС-74. После вышеупомянутого монстра — АКМ, — новый ствол показался жалкой хлопушкой.

Сверх забот по боевой подготовке на срочке часто ходил в наряды, как в столовой, так и в карауле, поскольку наш дивизион считался жутко уставным. Мы иногда кормили всю часть в составе наряда из 5-6 бойцов на 600-700 человек личного состава части. А по штату нужно было в столовку отправлять 12-15 солдат. За такие подвиги нас вся часть боялась, хе-хе.

Вообще, артиллерийская разведка сильно отличалась от общевойсковой. В первой ты сидел и работал в доверенной тебе машине или стоял около своего дальномера и вычислял неисчислимое, а во второй ты обучался рукопашке, разным вариантам перемещения по местности и преодолению трудных участков, где располагались неудобства для неокрепшего организма.

2. Как вы оцениваете качество обучения по вашей воинской учётной специальности (ВУС)? Доводилось ли принимать участие в учениях и полевых выходах? Была ли боевая стрельба у вашего подразделения?

— Обучение специальности проходило по графику и вполне интересно. Правда, мне легко давалась не теория, а практическое применение оборудования. К сожалению, ваш рассказчик ленив и любил быстро усваивать протоколы, чтобы работать с дорогущей техникой. Так что его отпускали сидеть под деревом с книгой и записной книжкой почаще.

Боевая стрельба бригады представляла из себя забавное событие. Выкатывали древние пушки ЗИС-3 времён Великой Отечественной и начинали стрельбу. Жалели тогда снаряды, но это не наша забота — арт.разведчики должны смотреть и корректировать огонь, а пыль и место пристрелки с поражением цели видны при любом снаряде. 

ЗИС-3, 76-мм пушка времён Великой Отечественной. Такой же известный по всему миру советский оружейный продукт, как и Т-34, автомат Калашникова и МиГ-15.
ЗИС-3, 76-мм пушка времён Великой Отечественной. Такой же известный по всему миру советский оружейный продукт, как и Т-34, автомат Калашникова и МиГ-15.

3. Проводились ли за время службы стрельбы из стрелкового оружия? Как вы оцениваете качество обучения стрелковой подготовке — приводилось ли ваше оружие к нормальному бою, тренировались ли вы в упражнениях на прицеливание с командирским ящиком, как часто стреляли и сколько выдавалось патронов на обычную стрельбу?

— Естественно, проводились. Раз в несколько месяцев стреляли по 9-18 патронов. 

Командирский ящик? Такого у нас не было, подготавливали по старой советской школе стрельбы лежа. 

После первой стрельбы начштаба дивизиона порекомендовал отобрать у меня оружие и больше не давать его мне, назвав маньяком. Это из-за того, что я 9-ю патронами поразил 8 мишеней, 4 из которых стояли не для меня. После этого меня ставили в караул только на пост без оружия, поэтому я гулял себе вокруг чайной, похрустывая вафлями и прочими армейскими деликатесами. Благо никто не видел. 

Оружие, кстати, мы чистили и приводили в порядок почти каждую неделю. Если у солдат имелся свободный час, мы часто обслуживали оружие. Благо этот урок пригодился мне в будущем.

________________

Комментарий редактора: хорошая практика. Меня на моей срочке удивляло, что в виде занятия свободного времени нас загружали уборкой, а не чисткой оружия, допустим. Или быстрым занятием по отработке какого-нибудь норматива, вроде снаряжения магазина патронами на скорость. 

________________

Про события 2016-го года

1. Российский читатель вообще не в курсе, что произошло во время обострения 2016-го года, поэтому опишите, пожалуйста, вкратце ситуацию. 

— Каждые два года на границе с соседями происходили стычки. Так было и в 2012-м, когда я тащил срочку и оказался в окопах впервые в жизни, так было через год после демобилизации, в 2014-м. Так было и раньше, до моей срочки. После первой войны самая жёсткая стычка, с убитыми, случилась у села Леонарх (2008-й год, 3-4 марта), в которой противник оставил 4 трупа и кучу собственного оружия в наших окопах. Тогда в целом в стране сильно недооценивали противника — народ кричал, что соседи бараны или что похуже, и жил дальше. Но апрельским утром 2016-го всё оказалось иначе…

________________

Комментарий редактора: историческую справку вы можете прочесть на Википедии. Данные в ней противоречивы по всем пунктам: кто первый начал, сколько территории и кто захватил/удержал, сколько людей потеряли.

В целом, ВС Азербайджана провели разведку боем на северо-востоке и юго-востоке территории Арцаха. Настоящий общевойсковой бой, с пехотой, танками, артиллерийской и авиационной поддержкой. Армяне довольно эффективно оборонялись. 

Результатом стало занятие азербайджанцами небольшой территории Арцаха (вроде несколько квадратных километров), но далее они предпочли заключить мир. Потери азербайджанской стороны (суммарные) официально около 30 человек, но одно независимое СМИ сообщало о 93 погибших, за что на него в Азербайджане подали в суд. Судя по тому, о чём Рико расскажет ниже, цифра в 93 погибших ближе к истине. При этом в Армении общие потери азербайджанцев оценивали в 300-400 человек убитыми.

Но и армянская сторона потеряла немало людей и техники, что стало тревожным сигналом о возросших боевых возможностях ВС Азербайджана. 

________________

2. Как вы оказались снова на службе? 

— По несчастному стечению обстоятельств я оказался в Арцахе незадолго до начала конфликта по делам моей тогдашней работы. Как начались бои, я отложил дела, передал, что выхожу в отпуск. Попросил сообщить директрисе, что постараюсь не умереть, чтобы к лету выехать на конференцию. И сразу же помчался к ближайшему военкомату у Степанакерта, благо паспорт и военный билет я прихватил с собой в командировку. Меня приняли и отправили в воинскую часть получать снаряжение, оружие. А дальше началось формирование нашего подразделения. 

3. Опишите наиболее значимый для вас боевой эпизод из этого конфликта?

________________

Примечание редактора: ниже приводится детальное описание боя. Кому-то оно может показаться хаотичным, но на мой взгляд это замечательный пример действий пехотинца в бою. Стоит сосредоточиться и прочесть внимательно.

________________

— После, того как мы сформировали подразделение, наш сводный отряд прикрепили к одному полку и отправили сразу на фронт. 

Попал к срочникам. Молодые ребята были воодушевлены, узнав, что к ним пришла помощь. За первый день они неплохо успели отбиться от наступления противника, которое во время нашего подхода сошло на нет на данном участке. Перезнакомились с молодёжью. Нас распределили по линии, и мы начали дежурить с солдатами. 

Схема взводного опорного пункта в обороне. Привожу скорее для вдохновения читателя.
Схема взводного опорного пункта в обороне. Привожу скорее для вдохновения читателя.

Ближе к сумеркам вновь началась канонада. Мы отлежались в щелях, а через 20-30 минут, дежурный офицер крикнул, что враг начал атаку, заметно движение. Артиллерийская подготовка азербайджанцев оказалась слабоватой — по нам работали минометы и пара танков. Большинство выстрелов ушло в молоко. Лишь одна мина взорвалась близко от одной щели, легко ранив двух солдат, включая моего второго номера расчёта. Ему, кстати, было 45 лет и бегал он не очень быстро, так что вряд ли что-то изменилось бы от его присутствия. 

По команде «К бою!» заняли ячейки. Командир отделения, молодой срочник, указал место откуда полезут азербайджанцы и побежал за гранатами. Лично я побаиваюсь пользоваться гранатами, но это не так важно. Спустя пару минут, началась стрельба из стрелкового оружия по нам, а затем вдалеке показался вражеский танк. Снова начала работать чужая арта, поэтому почти всем пришлось вернуться в щели. 

Так как моя ячейка располагалась на самом передке, то до укрытия было бесполезно бежать. Я перекрестился и остался на позиции. Несколько мин упало впереди позиций на нейтральной полосе, ещё пара точно разорвалась сзади. Помню, примерно 8-10 взрывов.Тут я заметил, что к нашим окопам в полный рост побежали «соседские» вояки. Офицер по рации передавал координаты танка, почти что крича, что у нас нет ПТУРа и осталась пара выстрелов от РПГ (хотя среди добровольцев прибыли гранатометчики, а с ними и несколько выстрелов) и что танк движется, поддерживая пехоту.

 

Азербайджанские танки Т-72. Тоже картинка для вдохновения.
Азербайджанские танки Т-72. Тоже картинка для вдохновения.

К этому моменту я закричал «Hardzakum!» («Нападение!» в переводе с армянского) и начал стрелять в сторону пехоты, дистанция до которой составляла примерно 400-500 метров от моей позиции. Бой начался.

В мою сторону дали несколько очередей, но благо срочник-командир отделения успел вернуться и начал стрелять из соседней ячейки, переключив внимание противника и его огонь на себя. Срочник спас мою бледную тушу, которая пыталась сменить позицию. До боя мне успели показать места для запасных позиций пулемёта — два земляных вала, на которые можно было забраться. Они располагались позади первой линии, на пригорке (чуть выше окопов). Я понёсся туда.

По всей линии шло наступление, танк работал по штабному сектору, где наши построили полублиндаж-укрытие. К этому моменту я целым и невредимым успел добежать до первого земляного бугра и лечь там. Противник этого не заметил. Успел осмотреть оставшуюся у меня ленту. Поставил сошки, удобно залёг. Через секунду впереди окопов взорвалась граната, я опустил голову, чтобы ко мне ненароком не прилетели осколки. Это была вражеская граната — поднял голову вновь и заметил кинувшего её «соседа». Сразу дал очередь по нему, он упал и остался лежать там. 

Напомню, что день подходил к концу, сгущались сумерки. После того как я израсходовал ленту в 200 патронов на мелькающие тени, мне пришлось сменить позицию и вернутся обратно в окоп. Перекрикивая офицера, просил заполнить ленту. Добравшись до позиции срочника, я взял возле его ячейки маленький короб от ПКМ на 100 патронов и вернулся в свою первую ячейку, откуда в первый раз открыл огонь. Щедро одарил гостей с той стороны ещё парой очередей, но снова пришлось менять позицию.

Пробежал около 30 метров в сторону, нашёл пустую ячейку. Патронов у меня уже не осталось. Заметил метавшегося офицера, который также стрелял с разных позиций, я постарался узнать где бы ещё раздобыть боекомплект, на что он успел рукой показать в сторону командирской щели. К этому моменту тот срочник, командир отделения, начал уже кидать гранаты, а значит враг сблизился с нами на дистанцию метров около 30-40. Ситуация становиться всё более напряжённой.

Добежав до штабного укрытия, быстренько взял снаряженную ленту, которая оказалась слишком длинной, поэтому намотал её наскоряк вокруг шеи, взял ещё один короб и ринулся в сторону срочника. Не дойдя до щели, где я оставил ПКМ, заметил раненого добровольца, который громко матерился и проклинал азербайджанцев на чём свет стоит. Пришлось оставить ленты и короб там, где лежал раненый товарищ, и тащить его в убежище, благо мне помог офицер,заметивший, что я тащу соплеменника.

Доставил товарища в безопасное место — снова бегу в сторону срочника, успев в суматохе забыть про оставленные патроны у ячейки раненого друга. Пришлось отскочить назад, вновь обматываться лентой и хватать короб. И тут произошел взрыв! Как мне показалось вначале — в самом окопе. 

Фортуна в первый раз спасла мою задницу, хе-хе. Очнувшись от шока, я наконец-то добрался до пулемёта и пробежал оставшиеся несколько десятков метров до молодого бойца, который в тот момент заполнял магазин патронами и стрелять перестал. Заняв позицию, я начал бить по неплохо различимым даже в полутьме силуэтам. Пацан крикнул,  что отбежит за новыми гранатами и проверит подчинённых.

Ну, а мне вновь пришлось менять позицию. Оставил уже пустой короб на месте, быстро разделил ленту на пару частей, вынув пару патронов. Положил один кусок ленты у ячейки, побежал ко второму земляному бугру. Когда забрался на второй бугор, заметил раненого, который звал на помощь, до него было 200 метров по окопу, он был на другом краю позиций от нас. Я лёг на вал и начал стрелять по целям возле его окопа, хотя противника было плохо видно. Увидев со дна окопа, что над его головой идут пулеметные очереди, парень накрыл руками голову и прилип к стене. 

В 10 метрах возле ячейки раненого, со стороны противника, взорвалась мина — наверное, какой-то «соседский» бедолага наступил на неё и почил смертью воина. Примерно в то же время азербайджанский экипаж танка отважился подойти ближе к нашим окопам. Видимо, решили, что у нас закончились противотанковые боеприпасы. Огонь танкисты противника перенесли в нашу сторону. Парень этот ещё лежа кричал о помощи. Атмосфера, как понимаешь...

Израсходовав весь имевшийся при себе боекомплект, я резво прыгнул в окоп и побежал спасать раненого. ПКМ оставил в первой же свободной ячейке. Товарищ оказался ранен в ногу, и я не смог бы ему ничем помочь, кроме как попытаться спрятать в ближайшей щели. 

________________

Комментарий редактора: я спросил Рико, почему он оставлял оружие в некоторые моменты боя. Вот ответ:

> Я был без бушлата, на мне был бронежилет и разгрузка тех лет. Одна  плитка брони. А пулемёт тяжелый. Таскать туда-сюда, когда стреляют из  каждой ячейки, в этом куске... И ты ещё должен таскать патроны — это да,  тяжело будет.

________________

Когда дотащил братишку до укрытия, то там обнаружил старенького старшину. Он лежал в щели и держался за живот. Окрикнув его, что это свои, чтобы он ненароком не застрелил меня в запарке, занёс и разместил раненого пацана. Попытался осмотреть рану старшине, на что тот отреагировал слишком агрессивно, мол, его просто так не убьют. Передал бинт старшине и попросил залатать молодого. Ещё я зарядил автомат молодого и передал ему для самообороны, чтобы валил всякого, кто не в нашей форме. После чего сразу побежал к своему пулемёту. А прошло-то всего несколько минут! За это небольшое время уже почти стемнело, я чудом наткнулся на мой ПКМ и побрёл к последней оставленной ленте.

Пока добирался, понял так же, что запасного ствола у меня нет, а я уже отстрелял почти 400-450 патронов — нужно как-то осторожнее теперь стрелять, чтобы старый пулемет не заклинило. 

После перезарядки пулемёта я побежал к офицеру. Того тоже ранило, он был весь в крови и просил помощи в виде ПТУРа или арты по рации, чтобы добить танк. За это время отстреливающийся срочник рядом с офицером кричал, что три выстрела от РПГ ушли в небо или в сторону, и не попали по танку. Я передал, что почти в 300 метрах двое раненых, один в тяжелом состоянии. На что офицер выругался и показал на убежище, где лежало ещё трое раненых, да и его самого задело. 

В нашем секторе обороны на фронте в 400-500 метров стреляло всего несколько автоматов.То и дело немолодой контрактник-гранатомётчик бегал с РПГ туда-сюда по окопу, крича что-то невнятное на арцахском диалекте армянского языка, который понять не так-то и просто даже армянину из самой Армении. 

Взяв ещё один короб с патронами для пулемёта лежавший у офицера, я побежал к первому бугру, и примерно там израсходовал оставшуюся часть от разделённой ленты. После этого прикрепил короб и по склону пробежал до второго бугра. Да-да, снова. Лёг там и осмотрелся. 

Интенсивность стрельбы к этому моменту снизилась, и я увидел, как контрактник-гранатомётчик наконец-то попал по уже почти вплотную подобравшемуся азербайджанскому танку. Танк загорелся, экипаж стал прытко покидать машину. Я подбодрил их очередью. Не поняв, попал ли я по кому-то, перенацелился на место, где лежали раненые. У их щели что-то двигалось — пустил ещё очередь в ту сторону. В ту же сторону помчался срочник и кинул пару гранат. Раздались взрывы, он пострелял короткими очередями по тому месту, где я заметил движение, пригнулся и в мою сторону рукой показал, что с другой стороны укрытия, раненных обходят! 

Пришлось бежать на незащищённую позицию. Добежал и как раз упал на землю из-за хлопка. То оказалась осветительная мина, которая спалила целое отделение из кучковавшихся азербайджанцев прямо на краю окопа. Все, что осталось в коробе, улетело за пару секунд в эту толпу, где как минимум легли четверо. Остальные в суматохе начали отступать, отстреливаясь в разные стороны. После этого враг отступил, и стрельба почти прекратилась.

Я вошёл в окоп и побежал к раненым. Возле укрытия предупредил их криком, что это свой. Старшина выглядел нехорошо, но держался, а пацан лежал в углу и держал автомат наготове. Старшина оттащил его от входа и сам лёг так, чтобы в случае чего у парня был шанс прожить на пару минут дольше. 

Танк начал сильно дымить, по округе разошёлся сильный запах гари. К этому моменту мы собрались и перетащили раненых к фельдшеру. Тот оказывал помощь офицеру, который сопротивлялся как мог и требовал осмотреть раненных. По линии то и дело бегала пара срочников, я взял бутылку с минеральной водой, вышел, сел сразу на землю в окопе и выпил полтора литра залпом. У срочника, что в этот момент возвращался с моих позиций, попросил сигарету. Я на тот момент ещё не курил...

Ночь прошла спокойно, мы собрали у убитых вражеских солдат, которые лежали у окопов, оружие и патроны с гранатами. Срочники нашли у «соседского» мертвеца, добравшегося аж до нашего окопа и сложившего в нём голову, новый айфон, пару пачек сигарет и документы с мелочёвкой и монетками. Так как командир отделения-срочник рассказал, что этих азербайджанцев завалил я, то другие срочники протянули мне телефон и сигареты со словами, что эти трофеи принадлежат мне, но я отказался. 

Во время ночного дежурства были слышны стоны раненых противников, лежавших на нейтралке. Самое страшное в той войне, когда ты не видишь, где лежит ещё живой человек и стонет, прося помощи, зовя мать. Это было самым жутким в те апрельские дни. 

Утром мы насчитали почти 40 убитых. Я ночью нашёл пятерых мною убитых и одного погибшего от мины. Командир после осмотра подступов к нашим позициям со всех возможных углов, определил, что минимум ещё 15-17 человек погибли от огня моего пулемёта и гранат срочника-командира отделения. Раненых отправили в столицу, нас же сменили после перемирия. На данном участке больших столкновений больше не произошло до конца боевых действий.

Потом наши во время перемирия оттащили танк. Это было забавным и неудобным делом. Его не снимали на камеры, заявлялось, что он не сильно пострадал и возможно его восстановят в Степанакерте.  

После окончания боевых действий, в пункте постоянной дислокации части, мне офицер сказал, что я представлен к медали «За отвагу». Но я отказался, предложив наградить вместо меня того командира отделения из срочников, который сражался не хуже меня. 

________________

Комментарий редактора: прекрасный эпизод, не так ли? В нём содержится целый ворох важных деталей.

Во-первых, вот пример грамотных действий пулемётчика в бою. При том самостоятельных. Я насчитал не менее 4 позиций, между которыми Рико бегал, да ещё по несколько раз. Старательность в этом деле и вправду — залог выживания. Но есть и очевидная нехватка второго номера в расчёте, которого можно было бы послать за боеприпасами.

Во-вторых, интересно, что на позициях пулемётчик оставлял часть боекомплекта, чтобы не носить много на себе. Это повышает подвижность. А ведь это известно чуть ли не с Первой Мировой войны... К вопросу о том, так ли устарел некоторый опыт прошлых войн.

В-третьих, я бы отметил правильно организованные позиции подразделения. Где нужно мины, где нужно укрытия. Есть запасные позиции. А личный состав знает, откуда следует ждать подхода противника. Пулемётчику заранее показали сектора обстрела.

Четвёртое. Это вполне грамотное взаимодействие пулемётчика и командира отделения. Один давит огнём, второй забрасывает гранатами. И отдельно про гранатный бой, который, как видите, может быть всё ещё актуальным. 

Пятое. Любимое наше про режимы ведения огня. Весь рассказ как бы намекает, что есть ситуации, когда приходится стрелять очередями. Да не просто так, а с рассеиванием по фронту и в глубину, что у автоматчиков, что у пулемётчиков. Что есть сложные условия боя, когда приходится вести огонь по плохо различимым целям. Что есть групповые и одиночные цели. Вроде очевидное отмечаю. Но приходится :- ) Потому что кто-то думает, что артиллерия + авиация и ракеты затащат. Кто-то думает, что одиночный режим всему голова. А кто-то, как офицер из одного из рассказов россиян, считает, что «пехота = мясо», мол, пехотинцам много знать не положено. 

Шестое. Такая маленькая деталь, как закончившиеся патроны и необходимость снаряжать магазин под огнём противника. Про это отдельно хочется заметить, поскольку у нас в ВС РФ я опросил много бывших срочников в цикле интервью. Но лишь малое количество рассказало, что они отрабатывали какие-то вещи, связанные с обслуживанием оружия. А ведь это так просто — чтобы занять взвод, раздать на каждую пару обучаемых по магазину с 30 патронами из оружейки. И пусть тренируются в заряжании! Чего, проще-то? Разделил на 6 групп по пять патронов, разложил на столе — и пошёл вставлять и вынимать. Можно усложнить, если раздать ещё по вещевому мешку, в который сложить что-то из того, чему там самое место — чулки от ОЗК, котелок, — и пусть достают рассыпавшиеся патроны из вещмешка, вставляют в магазин. Вещь это простейшая, но очень прикладная и занимательная. Жаль, что ей уделяют так мало внимания у нас.

И седьмое. Так, в целом. Общевойсковой бой-то никто не отменял. Как бы кто ни рассказывал про локальность нынешних конфликтов.

________________

4. Как вас демобилизовали: встреча дома, ваши ощущения после этого? Думали ли вы, что придётся вернуться через несколько лет?

— Демобилизовали, но при этом участника боевых действий не дали. И это было повсеместной проблемой, так как срочники с такой припиской получали скидки на плату за учебу в вузах. Но немногие этим воспользовались. 

Дома плакала мама, ругал брат, обнимали друзья, рады были котята, которых я кормил. 

На тот момент появилось ощущение, что следующая война станет намного страшнее. Я даже переписывался по этому поводу с другом, который живёт за границей, который и звал меня к себе на тот момент. Я надеялся, что спустя почти пять лет, что-то в нашей подготовке изменится... Но, как говорят в одной поговорке, горбатого только могила исправит.

________________

Продолжение про боевые действия в 2020 году читайте во второй части

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded