ilya_prosto

Categories:

Из жизни подростков 2000-х: «Как наш Лёха не стал колумбайнером».

В связи с произошедшим в Казани  — рассказ про моего одноклассника, у которого имелись беды с головой,  но при этом он не стал колумбайнером или какой-то другой разновидностью  школьного террориста. 

А то много разговоров «что  делать?», «откуда такие берутся?». Ща наглядно покажу один из сценариев  поведения и о том, почему у нас в классе всё окончилось хорошо.

_____________________

Одноклассника звали Лёхой. Познакомился я с ним за несколько дней до  того, как пошёл в 1-й класс. Мы гуляли с мамами в лесу. Ко мне подбежал  высокий полноватый паренёк на голову выше и предложил сыграть партию в  солдатиков. Во-первых, меня поразила его коллекция солдатиков, с  пушками, танками и авиацией. Во-вторых, меня ещё больше поразили его  познания в тактике, в различных видах техники. Партия с ним оказалась не  менее увлекательной, чем сыграть с моим дедом в шахматы. Быстро  выяснилось, что Лёха уже в совершенстве читал короткие тексты, умел  считать методом сложения и вычитания — словом, уважаемый человек 7 лет  от роду. Я-то ещё не умел ни читать, ни считать.

В начальной  школе нашему классу очень повезло с классной руководительницей. Посреди  всего плохого, что нас окружало, если включить телевизор или выйти на  улицу, она подбадривала нас, крайне интересно с методологической точки  зрения вела уроки. Поддерживала единство класса, чтобы мы помогали друг  другу учиться. Разрешала конфликты. Беспощадно наказывала за каверзы. 

 Каждый урок у неё — событие. Я с воодушевлением бежал в школу каждое  утро, особенно, когда в расписании стояли уроки по истории и  природоведению. К тому же, она была настоящей советской женщиной по духу  и стилю жизни: в студенчестве входила в альпинистский отряд, покоряла  Эльбрус, если мне память не изменяет, то бывала и на Памире. Занималась  лёгкой атлетикой, ходила на лыжах. В совершенстве владела приёмами  педагогики, играла на фортепиано. 

Повезло нам и с учебниками — хорошие, ещё советские по духу учебники, полные жизнеутверждающих примеров и задач.

 В классе доминировала та часть ребят, которой понравились заведённые  порядки. Которым нравилось и было интересно учиться. Лёха относился к  таким. 

Среди мальчиков класса сложилось три группы. Первая —  условно «тимуровцы» (имею в виду книгу или фильм «Тимур и его команда»),  успевающие по учёбе, любознательные и слегка озорные. К ней принадлежал  я. Вторая — ребята поспокойнее, которым также вполне нравилась  программа, но их не привлекала беготня по коридорам. Лёха оказался среди  них. И третья — два наших хулигана, которые терпеть не могли заведённые  порядки, но их учительница держала с одной стороны в ежовых рукавицах, а  с другой придавала им девочек-отличниц, чтобы они поспевали по учёбе.

Второй важной составляющей нашей жизни в начальной школе стала секция  по карате. Первым в неё записался я, поскольку знал, что со мной в  класс из детского сада пришёл паренёк из параллельной садовской группы —  хулиган с вредных характером. Это как раз один из двух наших будущих  негодяев. Вслед за мной в секцию пришла вся первая группа наших  парней-«тимуровцев» и большая часть второй группы «спокойных». Лёха тоже  одно время ходил и вполне неплохо тренировался.

К сожалению,  ближе к концу 4-го класса у Лёхи начали формироваться те самые проблемы с  головой. И разгадка оказалась банальной. Как-то раз мы гуляли в лесу с  нашими мамами. Встретили Лёху с родителям. Мне бросилось в глаза, что  папа у Лёхи был... никакой. Он вообще не участвовал в разговоре, никак  себя не проявлял. На вид он был уже седым, пожилым человеком.  Верховодила в их паре супруга, тоже лет на 10 старше моих родителей — ей  уже было за 40 лет. 

Я подошёл что-то спросить у мамы и застал момент, когда мать Лёхи рассказывала следующую кулстори:

 — ...захожу в комнату, а там тишина. Лёшика нигде нет. Заглядываю под  стол, а он от меня прячется! Ему уроки надо делать, А ОН ТАМ ТОЛКИЕНА  ЧИТАЕТ! Ну, я к нему тихо подкралась, взяла учебник — И КАК ДАМ ПО  ГОЛОВЕ, АХА-ХА!

Мне было лет 10, но я как бы понял, что если у  Лёхи, который был круглым отличником, такая мать и такой отец, то... вот  и причина. Лёху шпыняла мама, гоняла в кружки по карате, по плаванию,  не давала заниматься дома тем, что хотелось ему. Дрессировала делать  уборку по дому — мальчик не имел возможности даже почитать в своё  удовольствие.

Дальше состоялся переход в среднюю школу из  начальной. Здесь произошло сразу несколько событий, которые ухудшили  состояние Лёхи и вообще могли довести до беды. Но также произошло  несколько других событий, благодаря которым наш Лёха колумбайнером всё  же не стал.

Во-первых, нам не повезло с новой классной  руководительницей. Вместо нашей высокопрофессиональной, жизнерадостной и  справедливой учительницы начальных классов, которая создала наш  коллектив, мы получили вчерашнюю студентку, прибывшую отрабатывать  практику. Её прикрепили к старой преподавательнице по математике —  жестокой, крикливой карге, которую ненавидели все ученики, начиная с  5-го до 9-го класса. Поэтому у нас получилось просто выдающееся комбо:

 — Наш, лучший класс в параллели, даже не получил своего помещения.  Поэтому нас закрепили за кабинетом математички. Она была совершенно  инфернальной женщиной, в стиле вышедшей недавно игры Resident Evil 8 —  высокая (180 см+), глаза на выкате, красное обветренное лицо. Она  запрещала в классе открывать окна для проветривания, поэтому часами у  неё было невыносимо душно. Как-то раз ей подарили на 8 марта букет лилий  (ядовитые цветы, кстати). Так этот букет стоял месяц! Просто  представьте, что если ты приходишь на уроки к ней до 10 утра, то воздух  ещё свежий. Но если в 12, то там стоял кошмарный смрад — её духи, наш  подростковый пот, сухие лилии и духота, хоть топор вешай, поскольку  несколько классов до нас вдохнули весь кислород. 

Вампирша леди Димитреску из игры Resident Evil 8.
Вампирша леди Димитреску из игры Resident Evil 8.

Вот эта карга и была причиной,  почему после 5-го класса значительная часть родителей группы  «тимуровцев» и «спокойных» забрали детей и перевели в другие школы. Эта  же учительница-монстр терроризировала наш класс на уроках и собраниях.  На фоне бешеных стрессов у Лёхи поплохело с головой, в классе всего за  один год у значительной доли ребят, включая меня, испортилось зрение, мы  надели очки — потому что единственной отмазкой, чтобы не схлопотать  сразу же «2», было «я не вижу с задней парты, Анна Тимофеевна!».

—  Наша молодая классная руководительница вообще ничего не могла сделать.  Мы сами её просили: заберите нас от этой карги! Совершенно средняя  учительница, которая, по-моему, не решила ни одной просьбы ребят,  которые к ней обращались, кроме устройства дискотеки в коридоре.

К  этому всему надо добавить сериал «Бригада», который вышел в сентябре  2002 года. Мы как раз учились в 6 классе, и после осенних каникул наши  два хулигана вернулись с новой идеей — создать банду по примеру Саши  Белого. Чем и занялись.

А надо заметить, что состав класса  поменялся. Большинство парней-«тимуровцев» ушли. Забрали из класса  несколько жизнерадостных и умненьких девчонок с хорошим воспитанием. Из  «тимуровцев» остался я и мой друг. Имелось также 5 «спокойных», включая  Лёху. Один добродушный лентяй из состоятельной семьи. И два хулигана.  Девочки наши были куда бодрее нас в тот период, среди них выделилось две  замечательные отличницы — но мне было жаль, что нас покинуло несколько  милых дам)

«Вдруг» оказалось, что наш класс почувствовал себя  брошенным. «Вдруг», на фоне стрессов и внешнего давления со стороны  бесноватой математички и бессилия молодой классной руководительницы, а  также на фоне начавшегося полового созревания, наибольший вес приобрели  двое хулиганов-«бригадовцев». И вместо того, чтобы класс как-то  объединился, он стремительно порвался на два лагеря — двух дегродов со  свитой и всех тех, кто этому либо противостоял, либо был нашим дегродам  не интересен.

Почему я так радикально называю их дегродами?  Потому что они предали всё хорошее, что у нас оставалось с начальной  школы. Это раз. Второе — на фоне морального насилия и несправедливости  со стороны инфернальной математички, эти двое воспользовались ситуацией,  чтобы тоже присоединиться к ментальному террору, а не противостоять  ему.

И всё это выразилось в двух случаях, которые обострили  гражданскую войну внутри класса. Вернее, случаев-то было много больше,  но мне прежде всего запомнилось два.

Первый — наш бедный Лёха  становился всё хуже, ушёл в себя, почти перестал общаться даже внутри  своего круга «спокойных» парней. Его игнорировала молодая классная  руководительница, а математичка тиранила ровно также, наплевав на его  особенное состояние мозгов. А два наших дегрода как-то раз над ним стали  издеваться на перемене. Я тогда сам пребывал в подавленном состоянии и  не смог помочь Лёхе, что меня угнетало ещё очень долгое время. Его  побили, обозвали «придурком, сумасшедшим». После этого оба дегрода  радостные вышли из класса. Лёха плакал, но потом взял стул и собрался  идти их убивать. Еле отговорили этого не делать. После этого мы и  перестали воспринимать Шурика и Колю — так ласково звали некоторые  учителя этих негодяев, — как людей.

Кстати, после этого случая с  нашим классом провели несколько бесед (Лёхи на них не было) о том, что  нельзя с человеком, у которого такие особенности, себя вести подобным  образом. Просто по соображению безопасности. Лёху наши дегроды больше не  трогали, но, к сожалению, ему и одного раза хватило.

Второй  случай — Шурик ударил девочку, при всём классе. Сначала донимал её, она  послала его к чёрту, и он влепил ей пощёчину. Тут на него зарычал весь  класс, придя в какое-то движение из глубоко подавленного состояния.  Особая мерзость заключалась в том, что эта девочка относилась к стайке  популярных в классе девчонок, что как раз крутились вокруг Шурика и  Коленьки. То есть он ударил «свою», из своей компании, унизив её. А  Колян поддержал и поглумился. Это было где-то в 6-м классе или 7-м.  Девочка эта, кстати, выпустилась из школы и превратилась в обалденную  красотку на зависть многим — а тогда, в 6-8 классах, Шурик и Коленька  дали ей прозвище «Швабра» из-за короткой, но вообще-то довольно милой  стрижки.

Тяжело это всё вспоминать. Потому что в начальной школе я  был одним из двух самых активных «тимуровцев» и заводил в нашем классе —  это мы держали класс в порядке, в том числе наших двух дегродов. Мои  друзья ушли, нас осталось двое — я и друг детства. На фоне всего  неблагополучия я временно ослаб в плане силы воли. Так что в 5, 6 и 7  классах эти двое почти всё время творили то, что хотели. Я чувствовал  ответственность, в том числе за Лёху. И хотя лично меня Шурик и Колян  трогать по большей части опасались, я страдал, наблюдая за беспределом.

Забегая вперёд, силы вернулись ко мне в 8 классе, и оба негодяя получили заслуженное. Но это было потом.

 А пока что у Лёхи дела с головой обстояли всё хуже и хуже. Однако  произошло и несколько событий, благодаря которым он оставался на плаву.

 1. В 6-м классе учительница по театральному искусству подала идею нашей  компании «спокойных» и «тимуровцев» поставить пьеску для девочек на 8  марта. Мы сами посчитали эту затею немодным пережитком начальной школы,  но взялись, скорее по привычке. Лёха вошёл в нашу компанию, принёс  молот, меч и топорик — он как раз увлёкся толкиенизмом после выхода  фильма «Властелин колец». И предложил поставить фехтовальную сцену из  этого фильма. Учителя нам в этом отказали из-за травмоопасности, но мой  батя нашёл выход — мы поставили отрывок из «Робина Гуда» в стихах. Лёхе  досталась роль Шерифа, а я как раз играл Робина. Получилась уморительная  сценка, поскольку Лёха (рост его продолжал увеличиваться, как и  физическая сила и полный живот) старательно делал злое лицо и пучил  глаза — так он представлял влиятельного Злодея-Шерифа. 

Ключевое в  этом событии — девочкам сценка понравилась, хотя они хотели танцевать  под попсу и напиться газировки со сладкими рулетами (модный молодёжный  досуг в 2002-2003 гг.). Лёха получил свою долю славы и приободрился. Его  ещё какое-то время почтительно величали Шерифом)

2. Как-то на  уроке физкультуры наша команда из «спокойных», включая Лёху, обыграла  двух наших дегродов в футбол. А надо понимать, на чём строился авторитет  Шурика и Коли. Во-первых, на грубой силе и на сколоченной банде из  учеников разных классов — из тех, кто тогда посмотрел «Бригаду» и стал в  неё играть. Во-вторых, они оба гоняли в футбол, посещали секции. Там  же, кстати, попозже подхватили идеи национализма — оба угорали по  московскому «Спартаку», а это та ещё профашистская организация в 2000-х,  вернее, футбольные болельщики «Спартака». Кроме того, оба хорошо  бегали, а поскольку наша программа по физ-ре строилась на лёгкой  атлетике, то тот, кто хорошо бегал в 7-8 классе 1 километр, считался  архикрутым перцем. В-третьих, эти двое раньше всех начали курить,  покупать пивас и порнуху. Если кто забыл или не в курсе, то как раз в  этот период стартовал «Дом-2», вышли фильмы «Бригада» и «Бумер», начали  выступать «Блестящие» и «ВИА ГРА», детям продавали алкоголь и порево,  поэтому Шурик и Колян были невероятно популярными несколько лет, ибо  полностью соответствовали имиджу плохих парней.

И вот их  авторитет как-то раз пошатнулся. Обычный урок физкультуры. Оставалось  свободное время до конца занятий. Учительница выдала нам футбольный мяч и  предложила сыграть. Две команды по 4 человека. В первой два дегрода,  обаятельный лентяй и один «спокойный» (мой приятель). Во второй я, Лёха и  ещё пара «спокойных». Естественно, всё началось так, как и проходило в  5-7 классах. Шурик и Колян расстреливали наши ворота, как хотели, а мы  только отбивали мячи. Над моей командой довлело опасение, что кого-то из  нас просто побьют, если мы будем играть в полную силу. Но после второго  отбитого мяча мне надоело пребывать в этом унизительном состоянии.  Завладел мячом и бросился к воротам вражеской команды. А там никого не  было, поскольку все четверо столпились возле наших ворот, чтобы весело и  непринуждённо отрабатывать меткость ударов. Пока бежал, мне в спину  неслись проклятия Коляна: «Э, слыш! Стой, а то отп**жу!». Но также  слышались крики Лёхи: «Жми, жми!». Не рискуя промазать, я просто вбежал с  мячом в их пустые ворота. Счёт 1:1. 

После этого нам закидывают  мяч метким ударом. Тут уже Лёха вошёл в раж. Мы отобрали мяч у наших  тру-футболистов. Лёха добежал до ворот и забил мяч с некоторого  расстояния. Мы по-прежнему действовали не как команда, а по одиночке, но  хотя бы подбадривали друг дружку. Счёт 2:2. 

Наконец, мы ещё раз  завладели мячом посреди поля. Он снова достался мне. Я снова вбежал в  ворота, поскольку как следует бить не умел. 

Мы выиграли 3:2, не  умея играть! Самое здоровское, что ни до, ни после мы вчетвером не  играли в футбол и как футболисты себя не проявили вообще. Просто нам  надоело терпеть унизительное положение в классе — и вдруг двое наших  дегродов, со всем своим опытом посещения секции, со всем своим умением  красиво чеканить мяч одной ногой, просто «вышли вон». 

В общем,  как видите, той причиной, благодаря которой у Лёхи всё же не  окончательно поехала крыша и он не превратился в злодея в эти 3 тяжёлых  для нашего класса года — это наше товарищество и дружба. 

Мы с  Лёхой стали друзьями после этого матча. Конечно, это была... странная и  не очень комфортная дружба, поскольку человек с душевной болезнью уж  очень радикально может проявлять свои дружеские чувства. Ты становишься  для него лучом света. Он рассказывает тебе про то, как собирается  написать сценарий для компьютерной игры, где будут сражаться огромные  армии фантастических существ. Кровь, кишки, мясо — и тяжёлая победа. Ты  понимаешь, что твой приятель нездоров. Видишь, как ему становится  хуже... Видишь, как он постепенно озлобляется от происходящего в классе.  

Учёба в нашем классе для Лёхи закончилась переводом в другое  учебное заведение, после курса лечения в больнице. В последнее время  перед переводом он, например, выходил в лесопарк с матерью и при ней  метал томагавк в дерево — и мамаша не находила эту подготовку странной.  Несколько лет спустя я узнал, что он всё же вылечился. Поступил в  медицинский. Его принял в ученики какой-то талантливый врач, отмечавший  Лёху строго положительно по учёбе. Лёха смог раскрыть свои способности  и, насколько я понял, получил то, что так нужно молодым людям в  подростковом возрасте — самореализацию.

И я по-своему рад, что на  фоне этих пакостных трёх лет в средней школе наше небольшое  товарищество помогло ему сохранить хотя бы часть рассудка. Рад, что к  Лёхе были добры наши отличники и отличницы — он не чувствовал себя чужим  в нашей части класса, которую составляли отличники, «спокойные»  (хорошисты и троечники) и пара «тимуровцев». Его талант отмечали и  некоторые преподаватели — Лёха являлся круглым отличником по немецкому  языку, например. Помогало Лёхе и увлечение книгами Толкиена — как ни  крути, а в книгах и фильмах по творчеству этого автора добрые герои  побеждают злодеев. 

Между прочим, стоит сказать и про общий  культурный фон и разницу. Простой пример. Выше я уже описал то, чем жили  наши дегенераты — «Бригадой», «Бумером» и так далее. А мы, «спокойные» и  «тимуровцы» росли на комедийных боевиках про Джеки Чана, на фильмах с  Жаном Клодом Ван-Даммом, на «Зорро», «Пиратах Карибского моря». Ключевое  отличие — во всех этих фильмах хорошие парни побеждают плохих, разными  способами, и, очень важно — это просто интересные фильмы. Как-то так  вышло конкретно в нашем классе, что двое наших упырей впитывали самый  безвкусный шлак. А остальные имели возможность прикоснуться к  нормальному кино и сериалам. Это важно, потому что последние лет десять  Голливуд скатился в днище, и у сегодняшних подростков нет той отдушины,  которая была у нас — героическое и приключенческое и... главное, ХОРОШЕЕ  профессиональное кино.

_____________________

Итак, вот  перед вами история про парня, у которого имелись проблемы с головой,  попавшего в неблагоприятную ситуацию. Вот набор причин, по которым его  состояние ухудшалось и однажды могло обратиться в большие проблемы:

а) Неблагополучие в семье: излишне строгая мама, посредственно проявлявший себя папа.

 б) Общее неблагополучие нашего класса: мы попали в руки беспомощной  вчерашней студентки, которой покровительствовала настоящая злобная  тварь, а не учительница. Я про математичку.

в) Разложение нашего класса из дружного коллектива на группы на фоне всего происходящего.

г) Жестокость двух наших дегенератов по отношению конкретно к Лёхе и к другим ученикам.

д) Крайне негативный культурный фон. 

А вот причины, по которым он всё же избежал срыва:

1) Дружелюбное и умелое с точки зрения педагогики отношение к Лёхе нашей руководительницы в начальной школе.

2) Общее дружелюбие и поддержка, которую получал Лёха от нас 4 года начальной школы.

 3) Дружба, сохранившаяся между той частью класса, что осталась верна  заведённому порядку в начальной школе — помогать друг другу во всём,  начиная от уроков и заканчивая неурядицами дома, сочувствие.

4)  Уважение и приобщение Лёхи на уроках по нескольким предметам, например,  по немецкому языку. Лёха имел возможность самореализоваться и получить  признание.

5) Всё-таки своевременная реакция директора и завуча,  которые на пальцах пояснили и убедили даже двух наших дегенератов  оставить Лёху в покое — как бы чего не вышло.

6) Своевременное решение перевести Лёху на лечение и обучение в профильном учебном заведении, когда ему стало совсем плохо.

_____________________

 Однако, история будет незавершённой без некоторого дополнения про наших  двух дебилушек. Я уже когда-то рассказывал это на стене нашего паблика,  поэтому кратко повторюсь.

Осенью, после перехода в 8-й класс  (емнип, Лёха нас уже покинул), подвернулся случай, который вывел-таки  меня из себя. И я начистил хлебальничек дегенерату Шурику. Опущу  подробности, ведь пост не про это. Разве что…меня до крайности удивили  одноклассники и некоторые ребята из других классов. Они жали мне руку за  то, что я сделал, приходили поговорить и посмотреть на «того чувака,  который втащил Шурику». Весной того же года подвернулся случай удачно  пригрозить и дегроду Коле. После этого оба стали вести себя куда  спокойнее, предпочитая выёживаться перед преподавателями, которые ничего  не могли с ними сделать.

Также произошло важное событие,  ушатавшее их авторитет уже на уровне параллели классов. Помните  проигранный ими футбольный матч? Так вот, весной в 8-м классе в нашей  параллели прошли соревнования: футбол, перетягивание каната,  подтягивания... было и ещё что-то. И наш класс с треском проиграл по  всем дисциплинам. Особенно позорно продули по футболу. Хотя казалось бы,  у нас целых два чувака, посещавших футбольную спортивную секцию! Но  футбол — командная игра. И наш класс был разложен внутренней гражданской  войной, поэтому мы проиграли не только «В» классу, дружному и  спортивному (они нас просто смели). Так мы ещё и «Б» классу проиграли,  хотя парней оттуда мы презирали за то, что их частенько поколачивали  собственные девочки! У нас ходила поговорка «Бэшки блошки, вэшки — вши,  только ашки хороши». Это до того позорного слива. 

Так наши два  дегрода снова лишились части признанного авторитета. Оказалось, что им  можно давать отпор в драке. Оказалось, что их персональные навыки не  дают результата классу.

Поэтому на следующий год я задался целью  выиграть для нашего класса по подтягиваниям на аналогичных соревнования.  Про это я тоже рассказывал. Хотел победу себе, хотел победу классу,  хотел уесть этих дегродов ещё раз и хотел внимания наших  красавиц-девчонок) И, действительно, наш класс снова слился во всех  командных дисциплинах. Наших дегродов даже перебегали в дистанции на 1  километр. А мне удалось выиграть у всей параллели по подтягиваниям — 19  раз (второе место 18, третье 16 повторений; у Шурика что-то около 7-8, у  Коленьки вообще 2 или 3, чтобы вы понимали, хе-хе). Внимания девочек из  нашего класса я так и не добился, но хотя бы на подведении итогов наша  классная руководительница, симпатизировавшая Шурику и Колянычу, всё же  отметила, мол, честь класса спасена. 

А после 9-го класса и  Шурик, и Коленька перевелись в другие учебные заведения, оставив наш  класс. «Удивительным образом», даже несмотря на придирчивость нашей  новой классной руководительницы к отличникам и «спокойным», зачастую  несправедливое (у одной девочки даже было что-то вроде нервного срыва),  климат общения в нашем классе выровнялся — мы стали вновь гораздо  дружнее, чем в 5-8 классах.

Жаль, что Лёха уже этого не застал.  Но к нам пришёл другой парень в 10-м классе, ингуш. Затравленный в  элитной школе, в том числе по национальному признаку. По его словам,  насилие в свой адрес он прервал только после того, как явился в школу с  ножом и пригрозил порешить главного обидчика. После этого его заставили  перевестись в наш класс. И так уж ему повезло, что он пришёл к нам,  когда мы восстановились после террора Шурика и Коляныча. Встретили  доброжелательно, в нашем обществе за два оставшихся года этот паренёк  пришёл в себя и оттаял. 

_____________________

Всё это я  рассказал для того, чтобы ещё раз подчеркнуть: большинство причин, по  которым люди сходят с ума и идут чинить расправу в школьные и  студенческие годы, довольно хорошо известно. 

Хотелось поделиться с  вами жизненным примером, в котором, как видите, худо-бедно сработало  всё, что уберегло и самого «непростого» паренька, и окружающих от  несчастья. Дружба, товарищество в классе, создание из класса коллектива  преподавателем — банально звучит, но только такие вещи и работают. А  ещё, конечно, внимательность к происходящему вокруг вас. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded