ilya_prosto

Category:

Как я учился читать, что и когда читал в начальной школе

Один из подписчиков отметил под заметкой «Как наш Лёха не стал  колумбайнером», что, мол, как это редактор пошёл в 1-й класс, не умея  читать и считать? Я ответил, но решил сделать расширенную версию в виде  поста. 

До школы, ещё в детсаду, с нами проводились  занятия по счёту способом перекладывания палочек. Также мы читали по  слогам отдельные слова. Но это было довольно скучно и не цепляло — в том  возрасте я любил лазать по турникам, аттракционам на детских площадках и  по оврагам в лесу. Искренне считал, что научиться балансировать, сидя  на трубе на высоте 2 метров от земли, гораздо круче, чем перекладывать  палочки.

Параллельно мне много читали дома, при том всей семьёй —  такая вот рабоче-крестьянская традиция, уходящая корнями в  дореволюционные времена. Только деду и бабушке родня читала Библию, а  мне читали народные сказки и былины. Читала мама, читал папа, читала  бабушка, читал дедушка. С разделением по выбору книг. Мама читала,  скажем так, душевно-лирическую литературу из современных советских книг  (я ведь конца 1980-х гг. рождения, книги 1970-1980-х — это современность  по тем временам), вроде отдельных «Денискиных рассказов». Отец читал  «мужские» сказки приключенческого характера — братьев Гримм, русские  былины, американские сказки про братца Кролика и братца Лиса. С ним же  мы рассматривали «Боевые самолёты», про дикую природу, путешественников и  пиратов. Бабушка читала и рассказывала русские сказки и былины, в том  числе на ночь и по памяти — это тоже старая крестьянская традиция в  воспитании детей. Дед читал мало, но мы с ним не раз рассматривали  живопись на тему моря и флота — картины Айвазовского, а также несколько  альбомов с картинами и фотографиями дореволюционных и советских  кораблей.
________________
* Как вы понимаете, когда тебе читают  всей семьёй, то это в данном возрасте и создаёт понимание, что мы —  семья, мы вместе. А разделение по подбору книг на «мужское»/«женское»,  «старшее»/«младшее» поколение — развивает соответствующие культурные  представления. У меня совершенно атеистическая советская семья, которая  по методу воспитания почти равна таким же религиозным семьям, а также  семьям с классическим академическим подходом к воспитанию. Поэтому  «удивительным образом» я нахожу общий язык с людьми из самых разных  социальных групп общества.
________________
Читать и считать сам я  научился в первом классе. С таким окружением дома, с богатыми выбором  книг это оказалось легко. При этом я помню своё личное отношение к  процессу: у меня была осмысленная целеустремлённость, я старательно  читал на уроках, чтобы получить инструмент для изучения домашней  библиотеки. 

Фото №1 — книги, которые я либо досконально просмотрел,  либо целиком прочёл в период с 1-го по 5-й класс. Затем, в 5-м классе,  когда появился первый список литературы к прочтению летом, я начал с  того, что всё это перечитал ещё раз. Это ещё одна вещь, архи-необходимая  при самообучении — перечитывать, повторять пройденное. Потому что если  брать список школьной литературы, то я, допустим, не читал «Евгения  Онегина», пропустил почти всю русскую поэзию, проигнорировал «Руслана и  Людмилу», не читал Достоевского, Гончарова, с большими проблемами прочёл  «Отцы и дети», презрительно отбросил «Обломова». Это из списка за 5-9  классы. Зато я повторил прочтённое в детстве, закрепив его, дважды  прочёл некоторые рассказы Джека Лондона, «Таинственный остров» Жюля  Верна, «Трёх мушкетёров» и вообще стал читать зарубежную литературу  сверх всякой программы и списка. В этот же период я активно читал  советскую литературу о Великой Отечественной войне: внушительный том  очерков с фронтов, сборник «Морская душа» Леонида Соболева про морскую  пехоту и так далее. 

Причина проста — на фоне окружающего уныния  дополнительно читать про то же самое из русской литературы не хотелось. Я  специально отбирал героическую и приключенческую литературу про сильных  людей и рос практически целиком на ней. 

Теперь распределим по блокам. 

Фото №2: блок общеобразовательной исторической литературы  с большим количество иллюстраций. Вот это то, с чего я начал  самостоятельное ознакомление с книгами. В принципе, логично — детям до  где-то 6-7 класса очень важны иллюстрации и оформление книг, оно важнее  текстового содержания при выборе. Увлечение историей, да ещё и в широком  смысле, выросло у меня именно из этого набора. Желание делать наглядные  материалы — тоже отсюда. Желание сделать в нашем паблике несколько  рубрик, включая непонятную для некоторых «Культуру» (в военном паблике,  типа «зочем?» на первый взгляд, да?) — снова отсюда. Чем шире набор  подобных книг у ребёнка в 1-5 классах, тем лучше. 

Обратите  внимание на книги «Загадки истории» и «Мировая история в датах» наверху.  Эти две книги оказались особенно важны! В первой ты должен прикладывать  большие усилия, чтобы найти одинаковые предметы на больших изображениях  из жизни общества разных эпох (Рим, викинги, Средние века). Наверное,  это лучший способ развить увлечение историей в направлении археологии.  Вдобавок, развивает наблюдательность и память. А «Мировая история в  датах» показывает всю историю развития человечества по континентам.  О-о-очень важная в методическом плане вещь, поскольку показывает  неравномерность развития: в Европе уже изобретают мушкеты, в Африке ещё  угасают или возникают государства раннефеодальной формации. 

Фото №3: русские былины и сказки. Вот их-то мне как раз  читал отец и бабушка, а про Невскую битву я читал сам. Всё это затем  было мною перечитано в 4-5 классе самостоятельно. 

Обратите  внимание на книгу «Моя первая русская история» Головина. В основном,  детскую литературу собирала для меня мама, придерживаясь широкого  подбора. Однако пару книг закупила православная бабушка, а одна из них  оказалась вот эта (вторая — сборник былин, за что я благодарен). Читал я  «Мою первую русскую историю» где-то в 3-4 классе, надеясь разыскать ещё  былины, но... оказалось, что она про русских царей. Прочёл её довольно  скептически, особенно неприятен был елейный тон покорности перед этими  господами — когда в былинах князья вовсе не представлялись поголовно  добренькими. Плоская какая-то книга, в которой все цари хорошие дядьки. 

Прошло  много лет, и когда в 2017-м я заинтересовался темой черносотенцев,  царебожников и белоэмигрантов, то полез в библиотеку за этой книжицей.  Оказалось, она вышла первый раз в 1905 году, а переиздана была в 1992-м  уже в Российской Федерации. Автором являлся высокопоставленный русский  офицер Н.Н. Головин — известный участник, теоретик и историк Первой  Мировой войны. Эмигрировал, во время Второй Мировой вступил в  пособническое Управление делами русских эмигрантов во Франции. 

Цитата  из Вики: «В это время Головин занимался отправкой русских добровольцев  на работы в Германию и пополнением армии Власова офицерами, а также в  1942—1943 писал пропагандистские статьи о победе III Рейха. Поражения  Германии, смерть в августе 1943 жены, нахождение единственного сына  Михаила, авиационного инженера и одного из ведущих сотрудников  военно-технической разведки ВВС Англии, во враждебном ему лагере  подорвали его силы. Умер от сердечного приступа и похоронен на кладбище  Сент-Женевьев-де-Буа. Его личный архив в 1947 году был передан на  хранение в библиотеку Гуверовского института». 

Короче, уже в  детстве я как-то внутренне отсеял эту книгу и обходил её стороной. Веяло  от неё какой-то плоской двуличностью. И я это чувствовал не по  идеологическим причинам — в начальной-то школе я ещё плохо разбирался в  истории. Нет, я это чувствовал по методу: когда тебя окружает  «демократическая» литература для пролетариев, которая вооружает тебя  знаниями для жизни, а тут вдруг тебе предлагают просто и необоснованно  полюбить и зауважать царей просто за то, что они князья и цари... Чуйка  подсказывает, что здесь прячется что-то не то. 

А, ну, и бабушка,  покупая её для меня, хотела мне только добра — она не разбиралась в этих  деталях. Скорее всего, ей посоветовали её в церкви или в магазине  литературы при церкви, или она руководствовалась простым подходом  «русское = типа настоящее, про нашу культуру» и всё такое. Подход  ошибочный, так вы можете случайно дать ребёнку сомнительную книжицу  наших исторических отщепенцев и врагов из белой эмиграции, поскольку они  постоянно маскируются приватизированным словом «русские». У  белоэмигрантов и черносотенцев альтернативная история в голове, не надо  эту лженауку тащить детям, если хотите адекватного человека воспитать.  Поэтому внимательно проверьте происхождение автора и издательства, если  книга издана в период царствования Александра-3 и Николая-2.  Черносотенцев — нахрен, нормальных классических академических учёных —  да.

Фото №4: блок советской литературы. Он выглядит  маленьким, но, к сожалению, огромная стопка детских книг формата А5 и А4  уехала на дачу и сейчас не в доступе. А там толщина будет в половину  изображённого на фото №1. Здесь же, на четвёртой фотке представлено  всего несколько экземпляров. «Дядя Стёпа» — тут всё понятно, но обратите  внимание на обалденное качество издания 1957-го года! «Алый», рассказы  Бориса Житкова из детской и взрослой жизни советских людей, подростковые  детективы про Васю Куролесова. С этим всем я ознакомился за 1-4 класс, а  затем перечитал в 5-м. Основная масса советской литературы была мною  освоена позже, с 5-го по 11-й класс. 

Фото №5: сказки народов мира и русские сказки. Крайне  важный набор, прочитанный мною с 3 по 5-й классы, в 5-6-м классе  повторно. Я лично считаю чтение народных сказок разных стран куда более  важным делом, чем ознакомление с тем же «Дубровским» или «Капитанской  дочкой» в 3-м классе, которого мы читали долго и нудно. Во-первых,  сказки являются кладезем человеческих архетипов и базовых  культурно-философских установок разных стран и континентов. Они являются  прологом для понимания хотя бы основных культурных достижений этих  стран — которые, в том числе, отражаются в современном кино (банальный  пример: почему в европейских фильмах злодеи в чёрном, а в японских — в  белом?; разная цветовая кодировка, разный выбор цвета смерти). Это  просто интересно, но также и полезно для осмысления философии,  мифологии, религии по континентам, мировоззрения людей. В практическом  плане — это базис для туризма, для журналистской и  разведывательно-дипломатической деятельности, исторической и  географической науки... да просто когда смотришь европейское и азиатское  кино. Во-вторых, чтение сказок именно разных народов позволяет выделить  общие сюжеты и нащупать разницу. Как, допустим, герой «бедный  крестьянин» справляется с проблемами в России, Франции, Китае, Японии?  Что общего и что отличается? А это залог, на мой взгляд, нормального  человеческого интернационализма, т.к. ты видишь незавидную судьбу  эксплуатируемых сословий и классов разных стран. 

В то же время,  сказки банально защищают от формирования дремучих нацистских и  расистских взглядов. Дикостью выглядит, например, антисемитизм,  ненависть к чернокожим или азиатам — и обратная ненависть тоже. Нет,  понятно, что колониализм и все дела. Я имею в виду базовое человеческое  отношение. Потому что для меня, например, при слове «китаец» или  «вьетнамец» рисуется визуальный образ из живописи и добавляется  какой-нибудь сюжет из сказок. Про хитрого чиновника, про всякие  приключения крестьян и лесных духов. Для человека, сказки не читавшего —  это может быть «чурка», «гук» и «уголь» (по отношению к неграм в  Африке), то есть дурацкий стереотип + пара плакатов из пропаганды. 

Короче,  сказки народов мира — это стартовый набор гуманиста и человека,  пригодного к международной и внутренней работе с людьми. 

Фото №6: мой научпоп. Батя показал мне книгу «Боевые  самолёты» из его библиотеки милитариста. И всё! Оказавшись в 1-м классе я  заразил приятелей (условно-«тимуровцев») этой книгой. Мы играли в  советских или союзнических лётчиков, назначая «фашистами» конкурентов)  Бегали в догонялки — осалил = сбил. Дрались — противник неизменно  являлся «фашистом». Книги о живности дополняли сказки и возбуждали  любопытство к жизни в разных странах мира, а также к природе собственной  страны. 

Фото №7-8: часть огромного набора репродукций из разных  музеев мира. Для комплексного, мультидисциплинарного познания мира в  гуманитарном направлении — это тоже очень важная составляющая. Ты  читаешь русские и французские сказки, затем смотришь комикс «Гроза  1812-го года» про Отечественную войну, затем открываешь в собрании  картин Эрмитажа портрет Наполеона Бонапарта и его жены Жозефины, а в  книгах с фото №2 ищешь униформу французов и русских войск. Получается  очень полное представление о какой-то эпохе и каком-то событии. 

При  том делаешь ты это в возрасте 7-10 лет. А потом, в 25 — хлобысь, и  редактор паблика. Ну, вы поняли. Когда научился искать информацию из  книг, комплексно — делать аналитику по материалам интернета, в котором  всё есть и не нужно ходить ногами в библиотеку и магазин, становится раз  в 10 легче. Отсюда же аналитические способности, но развитые не через  математику, а через вот этот вот всё. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded