ilya_prosto

Categories:

Курс молодого инфо-бойца. Часть 1: разберёмся в терминологии

Начнём цикл постов с разбора терминов. Надо отделять информационную войну от кибервойны, например, чтобы не путаться.

За  основу я предлагаю взять терминологию, предложенную американской  Корпорацией RAND. Во-первых, она довольно точно соответствует по форме и  содержанию, во-вторых, мы тогда сразу будем понимать язык «партнёров».

Итак, американцы выделяют 3 типа манипуляций обществом через средства передачи информации.

1. Собственно, Информационная война. Она преследует цели  по формированию дружественной аудитории внутри своей страны и в  зарубежных странах, а также подавление, дезориентацию, запугивание и  направление по ложному пути развития (в разных сферах жизни) враждебных  групп собственного и зарубежного общества. Достигается это через  дезинформацию и пропаганду, а также контрпропаганду враждебных попыток  манипуляций. Пропаганда может осуществляться через государственные и  крупные частные СМИ, через небольшие медиа-ресурсы, через лидеров  общественного мнения (в т.ч. оффлайн: через учителей, священников,  чиновников и пр.), через зарегистрированные и неформальные политические  партии и движения. А также через культурные продукты (фильмы, сериалы,  живопись, памятники, архитектуру, литературу, музыку и пр.) и  сопутствующую пропаганду в торговой и производственной деятельности  (выработка принципов для создания внешнего вида при проектировании  «автомобиля для богатых», «демократического автомобиля» и т.д,  например.).

Особенностью Информационной войны является как минимум три важных фактора:
—  Инфо-война всегда является подсобной по отношению к реальности. Всё  всегда нацелено на то, чтобы сформированная дружественная группа провела  политические преобразования в пользу страны-заказчика или политической  партии-заказчика (а также класса-заказчика) — например.
— Инфо-война  не имеет выраженных побед, выраженного начала и конца в достижении  поставленных целей. Результат доводится до завершения в сфере реальной  жизни. Например, от того, что американцам сдалось до 17 000 человек  иракских военных в ходе одного из вторжений в Ирак благодаря пропаганде,  боевые действия стали легче, но не исчерпались на 100%, поскольку  оставались верные Саддаму подразделения иракских вооружённых сил.
— А  из этого вытекает третий пункт — долговременность обработки  дружественной и враждебной аудитории, что приводит к интересным  последствиям, о которых подробно будет рассказано в отдельном посте, а  кратко я поясню ниже.

2. Кибервойна. Её часто путают с информационной. Но  задачами кибервойны являются вирусное выведение из строя государственных  медиа-ресурсов, вирусные атаки на корпоративные системы связи, а также  противодействие вражеским попыткам заразить вирусами и вывести из строя  собственные информационные ресурсы и терминалы управления. У  злоумышленников-хакеров целью является получение денег от жертвы.

Важным  отличием Кибервойны от Инфо-войны является конкретность достигаемого  результата: например, выведение из строя сайта какого-нибудь  про-российского СМИ или министерства. В то же время, результаты  кибер-операций носят временный характер — как правило, равные по силе  противники могут лишь на какой-то временной промежуток напакостить друг  другу. К тому же, во всех государственных органах обычно есть  резервирование в оффлайн-режиме, благодаря чему кибероперации не так уж  сильно эффективны. Наиболее частый эффект от них — это демонстрация  бессилия тех или иных государственных органов. Например, после попыток  Роскомнадзора замедлить Twitter упало несколько сайтов российских  министерств. 

3. Радио-электронная борьба (РЭБ) и радио-электронная  разведка (РЭР). Ну, тут всё понятно — это физический (а не программный)  способ воздействия на источники передачи и создания информации, а также  сбор данных.

То же самое — работа РЭБ и РЭР позволяет достигать  конкретных, выраженных результатов в отличие от операций Инфо-войны.  Однако подавление тех или иных систем связи, а также сбор информации не  могут тягаться по продолжительности с результатами (хоть и почти всегда  размытыми) информационной обработки. Самый яркий пример — попытки  завладеть информационными источниками во время развала Советского Союза.  От того, что телевизионный центр перешёл в руки восставших, меньше  разрушить СССР или отделиться от РСФСР контрреволюционно настроенные  массы не захотели. Наоборот, всячески поддержали сепаратистов (в  Вильнюсе) и про-капиталистов (в России).  

Теперь, как мне  кажется, становится понятен абсурд заявлений о тотальной блокировке  зарубежных соц.сетей в России, и об интернете по паспортам. В нашей  стране уже 30 лет идёт пропаганда от различных обладателей  медиа-ресурсов — 30 лет антисоветчины от правительства, 30 лет обещаний  «лучшей жизни» от правительства, 30 лет антисоветчины от  про-американской оппозиции, 30 лет антиправительственной пропаганды от  про-американской оппозиции. Очевидно, что лоббисты «дёрнуть за  рубильник» надеются методами физического воздействия защитить российское  медиа-пространство от зарубежного влияния, а также монополизировать это  самое медиа-пространство внутри страны.

Но дело в том, что,  во-первых, это наступление на наши гражданские права и свободы. Эта мера  тоталитарна. Во-вторых, «дёрнуть за рубильник» неэффективно, поскольку  уже обработанные, убеждённые и враждебные группы граждан никуда не  денутся. Вырубите интернет — перейдут на традиционные средства печати,  самиздат, в конце концов на послание курьеров с устной информацией. Зато  озлобите массы непричастных, поскольку агентов иностранного влияния  мало, общее количество про-американски настроенных людей у нас в стране  равняется примерно 3%, максимум 7% — а лишатся доступа к иностранным  ресурсам гораздо, гораздо больше вполне законопослушных людей. Наконец,  в-третьих, менее рыхлой государственная пропаганда не станет, поскольку  реальная жизнь сильно расходится с тем «всем хорошим», за что так топят  охранители — более справедливым к большинству наше общество не станет  после блокировки иностранных соц.сетей, а значит источники проблем  останутся.
___________________________
Таким образом,  Информационная война, наиболее старая из перечисленных трёх видов,  приносит долговременный и интересный результат, что в некоторой степени  нивелирует конкретные, но кратковременные успехи РЭБ и киберопераций.  Потому-то о её принципах хочется рассказать в следующих постах.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded