March 29th, 2020

Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.



Идея для этого материала появилась спонтанно — просто списался с пользователем по имени Сергей в соц.сети, чувствуя, что может получиться интервью. И оно получилось. И даже выросло из формата обычного интервью в нечто большее.
Произошло это потому, что Сергей служил в реактивной артиллерии примерно в те же времена, что и я сам. Его призвали весной 2012 года, демобилизовался он весной 2013-го, а спустя полгода, в ноябре 2013-го, в армию призвали уже меня. Мы оба стали «реактивщиками» на разных уровнях: Сергей служил «градистом» в реактивном дивизионе мотострелковой бригады Западного военного округа, я — в реактивной артиллерийской бригаде окружного (фронтового) подчинения Южного военного округа.

А надо сказать, что в прессе непросто найти такие вот интервью с солдатами-срочниками за мирный период. В мирное время журналистов интересуют горячие новости о происшествиях, неуставных отношениях и хищениях, чаще происходящих на каких-нибудь складах, в подразделениях обеспечения и охраны, где от безделья и разгильдяйства складываются отличные условия для «жарёхи». Противоположной группой военнослужащих, которых также любит пресса, является всевозможный спецназ — ГРУ, ВДВ, морская пехота. На примере этих ребят хорошо показывать, насколько мы инновационные, профессиональные и передовые, и я сейчас не смеюсь. Вот только мотострелки, танкисты, артиллеристы, связисты и инженеры вообще никому не интересны. При этом некоторые медийные личности в погонах даже упоминают экстравагантную концепцию развития вооружённых сил России в будущем, где линейные воинские части можно было бы совсем упразднить. И лишь Донбасс, Сирия и развёрнутые в Прибалтике батальонно-тактические группы НАТО как бы намекают, что до тех прекрасных времён, когда концепт «Высокоточное/Ядерное оружие + спецназ + ополчение» сможет функционировать безвредно для национальной безопасности, ещё жить и жить.

Вот и получается, что заходя на ресурсы Министерства Обороны, ты видишь прекрасные отчётные ролики с учений, но кроме картинки существует контекст службы, остающийся за кадром.

Последние попытки показать условия срочной службы изнутри, на моей памяти, делал блогер Денис Мокрушин, большинство репортажей которого из конкретных воинских частей разных родов войск вышли в 2011-2012 гг.

Оказавшись на службе в ноябре 2013 года, я прочувствовал на себе разницу между тем, что предлагало показать Министерство Обороны через материалы Дениса и действительностью. Об этом и написал книгу «Реактивные заметки» — про инерцию медленно развивавшейся военной реформы, которая успела добраться далеко не до всех воинских частей, и про то, как произошёл тектонический сдвиг в армии из-за военной угрозы столкновения с Украиной за 2014-й год. Участие в конфликте в Сирийской Арабской республике лишь придало ускорение этим процессам.
И тут такая удача — возможность взять интервью у «того самого солдата» линейных частей, который не интересен журналистам, про которого снимают пропагандистские материалы, но редко дают возможность высказаться. Да ещё этот боец служил в предвоенный период, застал, как и я, это самое явление инерции. И к тому же срок службы Сергея начался в 2012 году, то есть происходившее в его воинской части совпадает по времени с репортажами Дениса Мокрушина, у читателей есть возможность дополнить впечатления.

Однако вас ждёт не просто интервью, а в некотором роде исследовательский материал. Многие ответы Сергея, иллюстрирующие положение в его мотострелковой бригаде в 2012-2013 гг., дополнены комментариями из моего опыта службы в реактивной арт.бригаде в 2013-2014 гг. Сравнивая ответы Сергея и комментарии автора данного текста с текстами Дениса Мокрушина и новостями армейской жизни 2011-2014 гг., можно проследить ход некоторых системных изменений в армейской машине за тот период. И сделать выводы о том, что же к сегодняшнему дню стало лучше в армии, что, быть может, ухудшилось, а что осталось прежним.

Collapse )

Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 2.



Начало читайте в первой части интервью

Повседневная служба

1. Как вы оцениваете приготовление пищи в вашей части? Хватало/не хватало? Требовалось ли бегать в «чипок» («Часть Индивидуального Продовольственного Обеспечения Красноармейца» — магазин при воинской части) специально, чтобы добрать рацион?

— Вот приготовление пищи у нас в целом было неплохое, особенно, если проверка приезжала, ха-ха. Бывали иногда казусы, когда обед состоял из щей, бигуса и капустного салата, вот тогда я шёл в чипок. И после тренировки вечером полкило печенья с литром молока в чайной тоже были неплохой поддержкой.

Комментарий: у автора статьи в учебке готовили мягко говоря средне, в бригаде дело обстояло несравненно лучше. Но были свои странности — «капустный день», когда в обед вторым блюдом и на ужин шла капуста с жилистым мясом или с рыбой. В такие дни приходилось поголодать, потому что никому не хотелось высиживать потом в туалете. Плюс, странно готовили блюда из гороха — то, что на гражданке было бы полноценным гороховым супом, процеживалось; гороховая гуща и картошка шли вторым блюдом «гороховое пюре», а бульон с редкими остатками картошки, как «суп гороховый».

Чипка в бригаде не было, он был при учебном центре. Настоящая солдатская чайная, где мы после тренировок по возможности добирали кефиром и шоколадными батончиками недостающие калории.

2. Как вы оцениваете выданную форму — ходили в «цифре» или во «флоре», как показала себя форма в погодных условиях Карельского перешейка? Хватало ли подменной формы для работы в парке и на учениях? Как вы оцениваете выданную обувь, хватило ли одной пары на год или пришлось докупать за свои?


— Качество формы было отвратительное, после полей я купил новый комплект формы, а обувь была великолепна — кирзовые сапоги. К сожалению командира батареи, не на гвоздях. Он как-то попытался заставить меня каблуки поменять, как это раньше делали, на что я ему сказал, что этим заниматься не буду.

Подменки у нас толком не было, только у водителей, потому что они машины ремонтировали часто.

Вообще, насколько мне было известно, за год должны были выдать 2 комплекта формы, однако, этого не случилось.

Комментарий: автор весь год (осень 2013 — осень 2014) прослужил в одном комплекте «цифры» и одной паре берцев. Но мне не приходилось возиться в машинном масле, как механикам-водителям. Большинство же солдат в бригаде полученный в военкомате комплект износило к 7-8 месяцу службы. Жёсткое южное солнце Астраханской области буквально за пару недель выжигало тёмно-зелёную «пиксельную» расцветку до сизо-голубого или салатового состояния.

Приличный производитель униформы был ровно один, у остальных качество было значительно хуже. Механики-водители и шофёры, кто хотел уйти на летний дембель по военной форме, покупали новый комплект в военторге, но основная масса уходила в гражданской одежде.
Обувь у большинства бойцов износилась также к 7-8 месяцу службы. Дембеля лета 2014-го докупали модные «облегчённые» офицерские берцы и щеголяли в них последние месяцы службы. Те, кому на дембель нужно было осенью, либо докупали новую пару берцев, чтобы дожить до осени, либо ходили в изношенном.

Ещё нам полагался комплект южной формы для особо жаркого климата, в бежевой расцветке. Мы носили её ровно две недели самой тяжёлой жары в июле, но в расположении части — на полевой выход нам её не дали, потому что один комплект армия выдавала на 3 года (6 призывов), не дай бог изорвётся и испортится.

Эта самая песочка, вероятно, имела в составе больше натурального сырья, потому что приятно сидела на теле. Если «цифра» вставала колом от пыли и пота, на жаре было ощущение, будто стоишь завернувшись в пластиковую клеёнку, а швы неприятно царапали кожу, то «песчанка» сидела очень комфортно.

Collapse )