May 7th, 2020

Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.1.



Материал из серии «Из первых рук: срочная служба в ВС РФ во время переходного периода военной реформы. 2010-2014 гг.»
Предыдущие интервью:
1. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 1.
2. Реактивные заметки: срочка на «Градах» в 138-й омсбр в ЗВО. Часть 2.
3. Из первых рук: 100-я бригада десантных кораблей, ТОФ
4. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 1.
5. Из первых рук: авторемонтная мастерская Космических войск. Часть 2
6. Из первых рук: 138-я гв. омсбр, служба в мотострелковом батальоне
7. Из первых рук: РВСН, учебный центр и полигон Капустин Яр
8. Из первых рук: РВИА, реактивный полк и ракетная бригада в ЮВО
9. Из первых рук: 6-я отдельная танковая бригада (ЗВО), служба в ЗРДн
10. Из первых рук: спецназ ГРУ, отдельная бригада специального назначения в ЮВО
11. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 1.
12. Из первых рук (+): войска РЭБ, УЦ в Тамбове и 16-я бригада в ЗВО. Часть 2.
13. Из первых рук (+): ВДВ, 234-й гв. десантно-штурмовой полк 76-й гв. десантно-штурмовой дивизии, ЗВО

Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО

Перед вами история, превзошедшая по части различных негативных моментов даже мои «Реактивные заметки». Опрошенный под ником Defender (Защитник) служил в 2015-2016 гг. в отдельной роте связи ВКС (Воздушно-Космических Сил) недалеко от Питера... в воинской части, которая на момент службы опрошенного являлась, наверное, худшей из всех описанных ранее в цикле интервью и большинства тех, про которые ещё выйдут материалы. И причина очень показательная, можно сказать каноничная — командир роты с несколькими контрактниками наладили «воровской ход», разложив службу подразделения, кроме небольшой части личного состава, выполнявших боевую работу. По мере повествования вы увидите, как разложение службы выглядит во всех проявлениях — как вновь прибывшее пополнение наполняется доносчиками, как из-за этого коллектив распадается на землячества, начинаются межнациональные проблемы. И как в этом бардаке проворачиваются тёмные делишки.

Хочу отметить на будущее, на всякий случай. Выбранный мною жанр интервью — «Реальная Россия» — не означает очернения военной службы, нет. Я публикую ровно то, что мне рассказывают желающие дать интервью, ещё не отказал никому, потому что уникальные истории не заканчиваются. Публикую как есть. Встречаются и образцовые воинские части (учебка РВСН в Переяславле-Залесском, бригада СПН в интервью со спецназовцем, зенитный-ракетный дивизион 6-й танковой бригады, 16-я бригада РЭБ в ЗВО), будут хорошие части и в следующих публикациях. Но их немного, видимо, потому что так в реальности и есть. Большинство же воинских частей имеют те или иные проблемы. Совершенно негативные отзывы поступили только о 138-й омсбр (в период 2012-2014 гг.) и вот теперь — от отдельной роты связи ВКС в ЗВО, возле Питера.

Если у вас при чтении этого текста и некоторых последующих публикаций возгорится справедливое желание рассказать мне про свою образцовую службу в хорошей воинской части — не сдерживайте себя, стучитесь в личку сообщества. После текста я, по традиции, опубликую список родов войск и ВУС, по которым ещё не удалось опросить товарищей.

Collapse )

Из первых рук (+): Воздушно-космические силы, отдельная рота связи в ЗВО, ч.2.



Начало читайте в части №1

Повседневная жизнь части

1. Как вы оцениваете приготовление пищи в вашей части? Хватало/не хватало? Требовалось ли бегать в «чипок» («Часть Индивидуального Продовольственного Обеспечения Красноармейца» — магазин при воинской части) специально, чтобы добрать рацион?

— Приготовление пищи по пятибалльной шкале можно оценить на слабую тройку.

Наша рота стояла отдельно от батальона в лесу. Пищу привозили из батальона, по остаточному принципу. В основном это был бигус с полусырой селедкой — на обед и ужин. На завтрак чаще всего привозили рис или гречку с кусками «подошвы» — какое-то мясо неизвестного происхождения. По средам в меню появлялось нечто похожее на плов — рис с куриными костями, но, в принципе, поглодать можно было.

Два раза в неделю давали пельмени, которые очень любят ставить в укор современной армии, якобы, солдаты зажрались. По факту, я не знаю, из чего эти пельмени делались, потому что после них нужно в течении 10 минут успеть прибежать в туалет, иначе крайне высок риск оказаться недееспособным. Поэтому их старались не есть.

В общем, на ужин большинство солдат ело хлеб с чаем, потому что бигус в горло не лез уже. Супы — это тоже какая-то баланда: вода с капустой и какими-то огурцами.
Салаты также отсутствовали, но вместо них была гнилая кукуруза. С голодухи ели, но теперь я кукурузу вообще не ем после армии.

Так обстояли дела с питанием в части. На КМБ с едой было лучше, продукты как будто отбирали неплохо, кроме мяса.
Летом мы использовали возможность сходить в лес вокруг части, чтобы набрать черники, грибов, чтобы разнообразить пропитание.

Чипка у нас не было, как и магазина. Вообще, если ты заболел или надо купить носки, например, то приходилось давать денег контрабасу на бензин. Если едешь вместе с контрактником, то обязательно купить за свои что-нибудь контрактнику, а только затем себе. Поэтому случались самоволки до ближайшего магазина, но это крайне рискованная затея.

Выручали посылки из дома. Но я делился с товарищами ровно один раз, потому что приметил, как народ свои посылки прячет, жрёт втихую по углам, да к тому же вынужден отдавать долю контрактникам. Помню историю по этому поводу, когда на посту достал шоколадку из присланного и сделал первый укус — сполз на пол и сидел, не в силах справиться с эйфорией, настолько было вкусно. А ведь на гражданке цена такой шоколадке копеечная, не проблема достать хоть десяток.

Collapse )