July 23rd, 2020

Анализ ответов в блоке о боевой подготовке цикла «Из первых рук...»



Проанализировал рассказы парней об их срочной службе по каждому блоку (боевая подготовка, физическая подготовка, повседневная служба, неформальные взаимоотношения между военнослужащими) — пришло время поделиться результатами обсчёта. Картина получилась интересная.
Всего в цикле 28 интервью с отслужившими в ВС РФ с 2006 по 2019 годы. Представлены почти все основные рода войск, кроме танкистов — мотострелки, артиллерия, подразделения связи, ВДВ, морская пехота, военно-морской флот, спецназ ГРУ, различные подразделения связи, радиотехнические войска, войска радиоэлектронной борьбы и другие. Каковы особенности анализа этих рассказов?

1. С точки зрения социологии выборка небольшая — «всего лишь» 28 человек. Однако благодаря особенностям анкеты и честности рассказчиков можно сказать, что каждый из них описал не только свой личный опыт, но и рассказал о службе всего подразделения. Таким образом мы получили рассказы о 28 подразделениях более, чем 20 воинских частей. При этом анкета построена так, чтобы описывать самые общие черты жизни подразделения, не влезая в детали, где доминировала бы субъективная оценка — поэтому я думаю, что рассказы вышли максимально объективными. А особенность воинских коллективов заключается в том, что если более-менее взвешенный рассказ представил один военнослужащий подразделения, то условия, описанные им, касаются всех остальных. Например, если боец из реактивного дивизиона РСЗО «Град» в целом верно передал картину службы в своей батарее и дивизионе, то с небольшими отличиями её скорее всего подтвердит большинство из 230 военнослужащих (во всяком случае, 158 рядовых и 50 сержантов), числящихся по штату в этом самом дивизионе. Поэтому представляется, что получена достаточно представительная картина для анализа.

2. Важно также время призыва рассказчиков, ведь это исторический материал. На период 2006-2008 гг. приходится 2 рассказа; на период 2009-2010 — 2 рассказа; на период 2011-2015 гг. — 21 рассказ; на период 2017-2019 гг. — 3 рассказа. Таким образом, большинство выводов, которые можно будет сделать о представленных результатах, приходятся на начальный (2008-2010) и переходный период (2011-2015) военной реформы ВС РФ, а также на период возвращения Крыма (зима-весна 2014-го), интенсивной фазы войны на Донбассе (2014-2015) и первой части войны в Сирии (2012-2015, до появления в этой стране российской группы войск). При этом небольшое количество рассказов из более раннего периода (РВСН ЗАС — последний призыв на 2 года, 2006-2008) и из более позднего периода (реадн одной из бригад в ВВО 2017-2018, наводчик-контрактник МТЛБ в 138-й гв. омсбр 2017-2019, гранатомётчик из дшр 810-й отдельной бригады морской пехоты 2018-2019) позволяют составить некоторое представление про облик армии до реформы и на втором этапе реформы. Также на примере 3 рассказов из одной воинской части — 138-й гв. омсбр в ЗВО, — можно проследить эволюцию службы в наиболее массовом роде войск — в мотострелковых войсках.

Collapse )

Анализ ответов в блоке о боевой подготовке цикла «Из первых рук...», часть 2



Общие выводы на основе результатов из блока о боевой подготовке

Начало материала в части №1

Главный вывод, который можно сделать на основе рассказанного — в исследованный период 2010-2015 гг. боевая подготовка во многих воинских частях расслоилась на подготовку по ВУС и общевойсковую подготовку. Качество подготовки в основном зависело от принадлежности к роду войск, поскольку от рода войск зависел средний профессиональный уровень офицеров и контрактников, отвечавших за обучение, а также особенности службы.

Лучше всего выглядят Военно-Морской флот, РВСН, подразделения и части разведки специального назначения и войсковой разведки. Связано это в первую очередь с постоянной готовностью, несением боевой службы в мирное время и более качественным профессиональным отбором офицеров и контрактников. Как ёмко сказал рассказчик из 100-й бригады БДК ТОФ — «если экипаж корабля не будет выполнять свои обязанности, то однажды корабль просто утонет». Соответственно, чем больше пространства для изображения бурной деятельности и очковтирательства, чем хуже профотбор — тем больше допущения.

Можно уверенно заметить, что в армии 2010-2015 гг. в среднем наблюдается провал в проведении положенного Курса Молодого Бойца, посредственно проводилась индивидуальная подготовка военнослужащих, чего не могло компенсировать участие подразделения в учениях.

На мой взгляд, это положение дел не является «стандартом» армии мирного времени, каким-то непреодолимым препятствием. Состояние это вполне объяснимо, поэтому ниже я приведу несколько возможных причин, повлиявших на качество проведения боевой подготовки. Приводить я их буду в хронологическом порядке осуществления военной реформы.

Collapse )