ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Category:

Реактивные заметки. Первые дни в роте, муштра, стрельбы, Новый год.

Часть 2. Первые дни в роте, муштра, стрельбы, Новый год.

Постучался в дверь, дневальный запустил меня, заорав "Дежурный по роте, НА ВЫХОД!!!". В расположении какой-то переполох, суета, попробуй разберись, что происходит. Вот курсанты в одних кальсонах несутся в умывальник, вот кто-то куда-то собирается, в кубаре кто-то орёт, дверь в ленинскую комнату распахнута, оттуда доносятся звуки чьей-то не слишком умелой игры на гитаре, радостное ржание. В нос ударил тот незабываемый запах казармы, о котором доводилось читать на гражданке - сортира, хлорки, потных ног, ботинок и офицерского одеколона. Разобраться в происходящем не успел, дежурный направил меня в ленку, проорав, что пришёл главный про.бщик-калеч, хана ему теперь, пусть вешается. Хорошее начало, ничего не скажешь. В ленке меня принял отслуживший чуть более 4 месяцев рядовой Митрохин, приказав приводить форму в порядок: пришить погоны к бушлату, проклеймить всю форму, переподшиться, сдать бельё и получить новое. Всё это нужно было успеть за тихий час, которого не было - личный состав убирался, учил устав и работал на территории. А сержантский состав собрался посмотреть что я из себя представляю. Выяснилось, что за время своего отсутствия я стал легендой про.ба в роте - ни дня не служил ещё. Рядовой Митрохин, сержант Осипенко и ВРиО старшины роты сержант Тулупин взялись за воспитание. Выглядело это так: пока Митрохин руководил шитьём и клеймением, помогая мне по мере желания, Тулупин вёл допрос с целью заполнения очередной анкеты, а Осипенко вставлял дельные замечания. Попробуйте сами разобраться кто что говорил:
- Ты в курсе, Кравцов, что ты у нас звезда?
- Нет.
- Отвечать надо "Никак нет" или "Так точно", всосал, проёбщик?
- Да.
- Счас упадёшь землю толкнуть.
- Клеймо на брюках 14 на 2 см... Михайлюк, у нас штрих есть?
- (Михайлюк, курсант моего призыва) Так точно, товарищ рядовой, сейчас достану!
- Давай быстрее, Кравцов, тебе надо всё успеть за 1,5 часа.
- Товарищ рядовой, я шью впервые, у меня в поезде 2,5 часа ушло, можно как-то разбить - сейчас бушлат и клеймо, вечером подшиться?
- Можно за х.й подержаться.
- Вы зря так грубите, товарищ рядовой.
- Ты еб.нутый, Кравцов?! Ты не понял, куда ты попал?! Ну мы тебе сейчас объясним. Давай 50.
- 50 чего?
- Ха-ха, ну давай отжиманий.
- Не хорошо боевому товарищу дерзить, Кравцов. Какое образование?
- Считай в слух давай!
- 14, 15, дизайнерское, 16...
- Дизайнеры - пидоры, я слышал.
- 23, 24, ни хера, 28
- Сейчас ещё 50 будешь делать...

Легко вам понять о чём речь? Нет? Вот и мне так же. Постоянные вопросы "Ты еб.нутый?", "Еб.улся?", утверждения в стиле "Задрочить этого покемона надо вечером будет" отвлекали от шитья, игла колола пальцы, а в голове клокотала ярость, потому что никогда прежде ни с кем так не разговаривал - человек просится получить по роже, но достать ты его не можешь в силу дисциплинарных причин. В чём, собственно, разница между мною и ими? 4 месяца службы? На заявление об этой мысли Тулупин поставил мне диагноз "Неадекват", подлежит первейшей дрочке и пошёл по делам. С помощью курсанта Михайлюка и рядового Митрохина форма в целом была приведена в порядок к построению после тихого часа. У меня появилась кровать и тумбочка. В процессе раскладки вещей, познакомился с соседями по кубарю. Помещение у нас было типичным казарменным помещением, с двумя гигантскими комнатами, в которых располагались кровати в один ярус рядами. В первой комнате жил 1-й и 2-й взвода, около 60 человек, во второй жил 3-й взвод, а так же два подселённых взвода ещё двух рот, которые не имели собственного расположения, ещё около 70 человек. Тумбочки между кроватей, синие солдатские одеяла с полосами (тысяча чертей, придётся равнять их по нитке, а в интернете писали, что их заменяют - не повезло), табуретки, тапочки рядами. Товарищи по роте никакого интереса ко мне не проявляли, знакомился сам, прося попутно о помощи в правильной раскладке. Заполнять тумбочку я уже научился у курсанта в лазарете, теперь нужно было узнать как застилать кровать и правильно лОжИть форму на табуретку. Суматохи добавляли постоянные вопли дневального "До построения на центральном проходе осталось 25 минут!!!", "Дежурный по роте, к телефону!!!". Постоянно возникали какие-то сценки. Вот Тулупин орёт на сидящих без дела сослуживцев, вот мл. сержант Птичкин докапывается до какого-то курсанта второго взвода. При прохождении офицеров неизменно звучит команда "ВСТАТЬ!!!", если кто жопу не подорвал - тот взвод строится на цп и приседает. Сосед напротив, игнорируя всё происходящее, флегматично рассказывает, как заправлять кровать. Оказалось, тоже москвич, по фамилии Волгин. Проходивший мимо Митрохин кинул ему какую-то обидную фразу, на что Волга отшутился, получив предупреждение "подойдёшь ко мне потом" - это значило отжаться/присесть раз 50 в сушилке.
Скудный ужин, время на вечерний туалет, отбой за 40 секунд из формы одежды 4 - китель, брюки, нателка. Конечно, все всё побросали кое-как, начался отбой-подъём-отбой, вопли "ПОДОРВАЛИ СВОИ ЖОПЫ!!!", "ЧТО-ТО ВЫ КАКИЕ-ТО МЕДЛЕННЫЕ, ТОВАРИЩИ КУРСАНТЫ, СЕЙЧАС БУДЕМ СТРОИТЬСЯ ПО ПЯТЁРКЕ!!!". Так или иначе, оказавшись в кровати, я успел подумать, что схватываю всё налету. Во взводе оказалось 10 москвичей, парни с Рязани и Нижнего Новгорода. В коллективе отношения сложные - большинству пофиг, Волгин стал наставником в элементарных бытовых премудростях, обнаружен заводила взвода - курсант Погребец, с парой человек натянутые отношение - Михайлюк строит из себя авторитета, кажись, шестерит для сержантов (оказалось, ошибочное предположение потом), спортивный курсант Яковлев дерзко шутит по поводу тяжести привыкания после рассоса в госпитале. Что ж, жить можно, посмотрим, что готовит завтрашний день. Вспомнил добрым словом оставшихся на гражданке родителей и друзей и вырубился.

- РОТА, ПОДЪЁМ!!! НА ЦЕНТРАЛЬНОМ ПРОХОДЕ В ДВЕ ШЕРЕНГИ - СТАНОВИСЬ!!!
- НУ-КА ЖОПКИ СВОИ ПОДОРВАЛИ С КРОВАТЕЙ!!!
- ПОБЫСТРЕЕ, ТОВАРИЩИ КУРСАНТЫ, ЧТО ЖЕ ВЫ ТАКИЕ ВЯЛЫЕ!!!
- ОПАЗДЫВАЕШЬ, ИВАНОВ, ТВОЙ ВЗВОД УЖЕ НА ЦП! ИСАЕВ, СУКА, УПАЛ В СТРОЙ И ЗАМЕР!!!
- (О, бл., доброе утро, Илюха)
- СЧИТАЮ ДО ТРЁХ! ОДИН! ДВА! ТРИ... ТРЕТИЙ ВЗВОД - ОТБОЙ!!! ПЕРВЫЙ, ВТОРОЙ ВЗВОД - ПОЛТОРА, ЖДЁМ ТОРМОЗОВ, БЛ.ДЬ НАХ.Й!!!
- Всё? Построились? Сколько дадим времени на одевание, младший сержант Волков?
- Трёх минут им хватит.
- Ты думаешь?
- Две минуты.
- Збс! Дневальный, командуй.
- 17-я РОТА, ДО ПОСТРОЕНИЯ НА ЦЕНТРАЛЬНОМ ПРОХОДЕ ОСТАЛОСЬ 2 МИНУТЫ, ФОРМА ОДЕЖДЫ НОМЕР 4 С БУШЛАТАМИ В РУКАХ!!!
- У ВАС ДВЕ МИНУТЫ, ПОКЕМОНЫ, ХУЛЬ ТАК МЕДЛЕННО?!!!

- Товарищ лейтенант, 17-я учебная рота для следования на завтрак построена, разрешите отправлять?
- Да, отправляй, Волков, не забудь кружок по плацу.
- Есть, товарищ лейтенант. БУШЛАТЫ НАДЕТЬ... НАПРА-ВО, НА ВЫХОД ШАГОМ МАРШ.

Строиться, всё время строиться. Сука, как это начинает бесить. Сколько лишнего времени расходуется на эту чепуху! Строиться по подъёму, строиться на завтрак, строиться на плацу, строевым шагом до столовой, строиться перед столовой. Проходим повзводно на раздачу, на раздаче берём хлеб, тарелку и приборы. Я беру только ложку, сразу же вопрос: "Кравцов, ты чо вилку и нож не взял?" - "Да мне и так норм, товарищ младший сержант" - "Долбо.б, ха-ха". Дальше пресловутый салат-бар, в котором лежит консервированный зелёный горошек, консервированная фасоль, кукуруза и солёные огурцы. Взять этого всего разрешается по одной столовой ложке - контрольная порция строго предупреждает о количестве. Как выяснилось, в первые дни давали столько, сколько захочешь, а потом стали ставить контрольную порцию и дополнительно муштровать за неисполнение. Сразу выставить рамки, очевидно, было нельзя. Несколько курсантов прокляли салат-бар, почистив очки и постояв в упоре лёжа. Дальше раздавали суп, в котором сквозь мутный серый бульон не было видна дна тарелки, но не было видно и овощей, и второе блюдо, которое вызывало жалость к себе - серое мясо, которое даже на вид не разжуёшь, не то что на зуб, серая гречка с подливой. Завершал всё компот или сок, масло и долька чеснока.
Падаешь за стол, намазываешь масло на хлеб, кладёшь сверху второй кусок. Начинаешь искать овощи в супе. Как правило, это 4-5 кусочков картошки и капуста в сером бульоне. Или в красном, если это "борщ". Нашёл овощи - суп в сторону. Вся надежда на второе блюдо. Порция небольшая, исчезает в животе моментально. Мясо даже не стоит пробовать жевать, только зря время потеряешь. Сок. Поднос сдаёшь. Вот и пообедал.
Диета армейская заключается в том, что на завтрак ты съедаешь наибольшее количество еды. Дают яйцо, дают одну вафлю или один пряник, масло, иногда плавленный сыр, два куска хлеба, одну кашу, молоко, иногда вместо молока сладкую овсянку. После завтрака ты единственный раз за день чувствуешь себя сытым. Обед представляет из себя обильную, но лёгкую овощную пищу. Но салат - тёртая морковь, свекла или солёные огурцы - напичканы луком так, что есть не хочется. Остаётся только второе, которого не хватает. Ужин - рис с рыбой. Или капуста с рыбой - тогда не ест почти вся рота, потому что кому охота потом зависнуть на горшке. Рис клёклый, рыба страшно воняет. Между приёмами пищи перерывы по 6-7 часов, даже на гражданке рекомендуют не более 4 часов. Всё время хочется есть. Нет. ЖРААААТЬ!!! Зато все, у кого избыточный вес, скидывают свои килограммы, и после любого приёма пищи ты готов на рабочку или учёбу. Медленные углеводы, белки - утром, клетчатка - днём, вечером - балласт дожить до завтра. И это работало.
Как сказал тот старший лейтенант-десантник, что поведал мне про судьбу солдата-косильщика, в армии ты ешь, чтобы не сдохнуть до выполнения следующей задачи.
Именно поэтому так необходимы и желанны походы в чипок. Прискорбно, но единственный способ поддерживать себя в форме и силе - уписывать за обе щеки сникерсы, рулеты и кефир. Иначе голод мучает. Именно так я пытался восполнить привычку есть 5-6 раз в день дома - спортивный режим. Получается, что в армии мне непосчастливилось попасть в двойной переплёт - есть 3 раза в день и так мало, а ещё и был жор первых месяцев службы. Получается, что на сникерсах я вытянул самые трудные 3 месяца. Парни, которые не имели такого пищевого режима, имели меньше проблем - им становилось всего достаточно где-то через месяца два. Были и такие, кто жаловался, что не привык так много есть - у таких я выуживал хлеб, масло, налаживал бартер "яйцо на кашу" и т.д. Надеюсь, что читатели правильно воспримут такую особенность и не бросят спорт и пищевой режим, я бы посоветовал перед службой где-нибудь за 4 месяца уменьшить нагрузки и натренироваться есть 3 раза в день - после службы вернётесь на массу :D
Уходя на службу, я весил 70,5 кг, жал 100 кг от груди на раз, приседал 105 кг, тянул в тяге-сумо 125 кг. Рвал в стойку 45 кг, толкал 57, 5. Через два месяца диеты армейской, режима дня, рабочек, примитивных круговых тренировок и болезни я весил 62,5 кг. Подтягивался 14-15 раз, но 75 кг не мог пожать и на раз. Силы упали катастрофически. Никто не верил тому, что я рассказывал про гражданку. Попытки тренироваться в свободное время приводили к упадку сил и повышению температуры - так пахать, как я это делал дома, стало невозможным. Лишь к концу учебки я набрал до 65,5 кг и 75 кг жал уже на 3 раза.
Занятия спортом выглядели, как разновидность кроссфита или круговой тренировки. Пара физры шла 1,5 часа, состояла из разминки, 20-30 минут выполнения по кругу отжиманий-приседаний-подноса ног к груди-ножниц ногами на пресс. Бегать мы не бегали из-за холодного времени года.
Оставшееся время мы занимались под руководством ответственного офицера. Тут всё зависело, кто вёл пару. Командир нашего взвода, лейтенант Дубовой приказывал вытащить самодельные штанги, брусья и гири, устраивая качмастеринг. Мы не очень уставали, зато кое-как набирали массу. Второй взвод подыхал от вариантов кроссфита, т.к. лейтенант Иванов был рукопашником и ярым поклонником американской системы физической подготовки по комплексно-силовым упражнениям. Третий взвод качался, как и мы, спасибо лейтенанту Куницыну, мы получали доступ к скамье для жима. И, наконец, лейтенант Осетрин преподавал нам уставную физкультуру - как правильно выполнять комплекс упражнений на 16 счётов, как правильно подходить к снаряду и прочую дрочь уставного плана. Хотя эта муштра и раздражала, но сдать экзамен в учебке помогла, потому что недостаточно подтянуться 17 раз, надо ещё и подойти к снаряду... нормально.
Занятия физической подготовкой у нас начались раньше всего. Осваивая распорядок дня, мы занимались физухой и понемногу начались пары общевойсковых дисциплин. Общественно-государственная подготовка, основы военной психологии и педагогики и пр. Занятия проходили в расположении роты - прямо на цп или в ленинской комнате. Спецдисциплины должны были начаться в новом году, поэтому пока что основное время у нас отнимала уборка и мелкие рабочки. Строевой подготовке так же уделялось пристальное внимание, т.к. 4 января должна была состояться присяга.
В ритм мне удалось войти дня за 3-4, почувствовать себя в своей тарелке - через два месяца. Нужно просто привыкнуть к тому, что перед каждым действием мы строимся, хотя это и раздражает. Кроме занятий и приёмов пищи, распорядок дня включал в себя такую странную вещь, как термометрия - измерение температуры всей ротой три раза в день после приёма пищи. Занятие, на которое уходило по 30 минут драгоценного времени - пока все построятся, пока пройдёт измерение. На термометрии выявлялись заболевшие, попасть в такие не хотел никто, потому что с самого первого дня командование роты настраивало коллектив против таких курсантов. Занудные лекции про то, как вредно болеть для учёбы, страшные проклятья от командира роты на наши головы за то, какие мы слабаки.
Кроме этого была утренняя уборка, вечерний осмотр, личное время, занятое подшиванием и чисткой обмундирования. Личного времени первые два месяца не было вообще. Не столько потому, что мы не успевали, сколько из-за того, что нас дрессировали на скорость выполнения личных дел, ставя палки в колёса и строя козни. Нельзя просто так устроить личный состав перед теликом, чтобы они подшились - обязательно надо отправить кого-то на уборку территории, найти косяпоров на очки, отвлекать мелкими придирками от скуки отдельных курсантов. В итоге, рота не полностью приведена в порядок, мы не справились, идём маршировать, после отбоя приводим себя в порядок. Единственное, что было хорошо в бытовом плане - это наличие сна в 8 часов, на который никто не покушался. После отбоя назначенные на помощь дневальным убирали сортир, сержанстский состав уходил в каптёрку или лазил в телефонах, отдельные военнослужащие из инициативщиков доделывали стенгазету, готовили квн, расход личного состава и прочее. Среди этого лёгкого шума удавалось неплохо выспаться.
Бытовое обеспечение было скромным, но регулярным. Бельё, баня раз в неделю. Душевых кабинок - две, каждому взводу выделяется дополнительно день на помывку вечером. Душевые шланги и лейки не выдерживали активного использования, постоянно менялись, за счёт рукожопов, естественно. Вообще, попав в роту, я был сразу поставлен перед фактом, что надо сдать 1000 рублей на проектор с экраном, потому что рота хочет смотреть телевизор с удобством. Идею, конечно, подсказало командование, но по тысяче сдавали не только солдаты, но и сержанты, контрактники и сами офицеры, включая командира роты. Чеки о расходах постоянно предоставлялись. Так что за свой счёт мы обеспечили себя отличным проектором, экраном к нему, постоянно работающими кранами, душевыми, писсуарами, витаминами, лимоном и бальзамом "Звёздочка" на период болезней (с ноября по конец марта). Лично у меня претензий по этому поводу не было, хотя отдельные личности и сообщали домой. Родные обращались к начальству, начальство устраивало проверку, мы говорили, что денег не собираем, командир роты пропесочивал подателя жалобы и всё оставалось по-прежнему. Наше расположение выгодно отличалось от многих других каким-никаким бытом и чистотой. Так что всё по-мужски, по-взрослому. Командир прямо заявлял нам, что деньги ему наши не нужны - всё ради быта и достойного внешнего вида. Учитывая количество комиссий, которые мы прошли, польза от блестящей располаги и для нас, и для командования ротой - налицо.
Ещё выдавали подшиву раз в неделю, конверты для писем, потому что мы писали практически все - это романтичное и приятное занятие приносило радость и умиротворение. С мобильными телефонами дело было строго - их собрали, у каждого на руках была карточка с полным перечислением параметров телефона, мобильники лежали в специальных ящиках в расположении каждого взвода. Выдавались после наведения ПХД в субботу, где-то в 18 часов, собирались в воскресенье в 21 час. Иногда выдавались по особому распоряжению командира в случае успешного прохождения перед начальником учебного центра на торжественном разводе по вторникам.
Воспитание личного состава до начала занятий (начались в середине декабря) заключалось в разнообразной муштре. Если не удавалось подловить кого-либо на оплошности, то ситуации для таковых создавались искусственно. Например, поначалу нам разрешалось брать добавок в салат-баре столько, сколько захотим. Ну, все этим и пользовались. Через неделю-другую появились контрольные порции, ограничивающие нас до одной ложки чего-либо на выбор, однако, контроль за соблюдением был не сильный. Наконец, через три недели в части (я же провёл всего неделю в казарме) нам был преподан урок, как надо вести себя в столовой. Офицер по работе с личным составом сделал замечание курсанту, взявшему вторую ложку гороха, курсант замечание проигнорировал. И после термометрии данный офицер занялся с нами дрочкой подъёма-отбоя, при том так, как полагается - за 45 секунд. Тут я сообразил, что норматив в 45 секунд - для старой формы, когда она состояла из гимнастёрки и сапог. Ну никак ты не успеешь встать в строй, заправив китель, завязав шнурки на берцах, нацепив ремень пусть и в нахлёст. Сержантский состав задолбался быстрее нас, среди стимулирующих криков втихую они давали нам советы, как себя вести, например, о том, что не стоит завязывать шнурки - это бесполезно. Я с непривычки ещё набедокурил - забыл надеть нательную рубашку, нацепив китель на голое тело. Рота встала полтора, пока я проделал подъём-отбой. Хоть и старался изо всех сил, но всё равно из строя услышал достаточно сдавленных проклятий в свой адрес. Упал в строй, нас продолжили гонять, теперь уже на быстрый спуск на улицу и построение. Тихий час в очередной раз пропал. Особенно обидно было то, что происходило это в воскресенье, а так же то, что как оказалось, в процессе муштры нас образцово-показательно фотографировали для отчётности. Последнее выглядело особенно лицемерным и вызвало у меня приступы ярости. Отчаянно матерясь, следя за выполнением очередных команд, я думал о том, как хорошо армия демонстрирует тебе заднюю сторону жизни. Надо сказать, что это были цветочки. Ягодки - впереди. И случаев подобной муштры было предостаточно. Чем и занята учебка - показать военному какой армия должна быть.
На фоне муштры интересно наблюдать за развитием взаимоотношений в коллективе. Поначалу все замыкаются в себе, пытаются справляться сами, но никто не выдерживает. Косяки товарищей раздражают, ор сержантов бесит, ты бегаешь туда-сюда, такое впечатление, что против тебя настроены все. Но чуть попривыкнув, начинаешь понимать, что в таком же состоянии находятся все окружающие тебя сослуживцы. Ты начинаешь корешиться с соседями по кроватям, с нужными людьми в роте, вроде назначенного санинструктора, каптёров, ответственного за телефоны. Люди начинают сбиваться в группы по интересам, по учёбе. Выделяются талантливые лидеры, вроде нашего курсанта Погребца, руля первого взвода. Или санинструктора роты Козлова. Затем микроколлективы уже формируют образ взвода и роты в целом. В первом взводе оказалась наилучшая ситуация - у нас было несколько микролидеров, у нас была здоровая атмосфера взаимопомощи, люди мы оказались инициативные и интеллигентные, поэтому нас коллективно возмущала тупизна муштры, какие-либо подставы со стороны сержантского состава и давление. Поэтому наш взвод сложился быстрее остальных. Помогало так же то, что мы были всего с трёх городов, расположенных сравнительно недалеко друг от друга - в масштабах страны, разумеется :) У меня же дополнительно ко всему появился опыт восстановления мнения о себе окружающих. Первоначально мне ставили в вину пропуск службы по болезни в течении двух недель. Кто-то хотел бы оказаться на моем месте и завидовал, кто-то презирал. Коллектив тогда ещё не сложился, была возможность поставить себя, чем я и воспользовался. Для начала, я набрал в рот воды и внимательно наблюдал за поведением сослуживцев. Мнение новичка-про.бщика никого не интересует, поэтому лучше проявлять себя делами. А дела элементарные - если тебя назначили утром мыть туалет, идёшь и моешь, без соплей. Если собирается рабочка, идёшь и записываешься. Появляется возможность потренироваться в спортуголке - бегом туда. Я бежал туда за спортом, но и общение со спортивными ребятами расширяло связи, ведь среди них были оба каптёра. Впрочем, связями я не пользовался, всего добиваясь сам. Заболел? Лечусь сам по мере сил. Тренируюсь - сам. Не создавай проблем коллективу, не занимай в долг - и к тебе начнут относиться без претензий со временем. Наконец, когда мне удалось дождаться момента, когда надо мной перестали подтрунивать, я стал занимать те позиции, которые хотел. А хотел я избежать грязной работы, излишне затратных рабочек на пользу военному делу, потому что отдавал себе отчёт о скором конце обучения. Как говорится, это службишка, не служба - служба будет впереди. Соответственно, присоединился к коллективу про.бщиков-интеллектуалов. Все наводят ПХД? Отлично, мы идём на уборку территории. Всё лучше, чем в казарме. Подмёл, убрал листву, снег, пошёл в чипок, поспел к раздаче сотовых. Свежий воздух, опять же, возможность выйти из нашей тюрьмы, чтобы убрать за забором. Если не проявлять себя активно на распределении работ, то можно загреметь на сортир и натирание полов машкой (приспособление для размазывания мастики по полу). И тогда у тебя не останется сил и настроения для заучивания спецухи или разговоров с домом. А такая перспектива меня только расстраивала.
На 26 декабря были назначены стрельбы. Те самые, которые называются "3 патрона до присяги". Нам обещали целых 11, так что перспектива радовала. Подготовка началась за две недели, мы выучили требования безопасности, по памяти цитировали 13 и 14 статью Общевоинского Устава. Каждую пару физры (2 раза в неделю) мы отрабатывали выход на огневой рубеж, правила стрельбы и требования безопасности на практике. Научились чистить оружие и неторопясь его разбирать/собирать. Но никаких мотострелковых штучек, вроде объяснения того, что такое выстрел, правил прицеливания и особенностей приведения оружия к нормальному бою не было. Чувствовалось, что стрельбы скорее для того были организованы, чтобы обеспечить нам экскурсию "в армию", дать подержаться за оружие. Для этого же проводились занятия с дежурным подразделением, которое по месяцу выделялось из состава нашей роты, и подразделением антитеррора. Немного почувствовать себя военными такие занятия помогали, но никакой практики по занятию позиций, правилам использования укрытий не было, поэтому мы относились к таким мероприятиям, как к спектаклю. Очень забавляли офицеры, сыпавшие ТТХ автомата Калашникова и гранат РГД-5, при этом пучивших глаза, если курсант не дай бог скажет, что при обороне нашего центра можно применять гранаты Ф-1, т.к. у них дальность разлёта осколков - за 200 метров. Типа, солдатика мать не дождётся, если он такую кинет во врагов - сам убьётся и товарищей убьёт. А то, что обученный солдатик таки сможет такую греночку правильно применить - это опускалось. Или вызывал улыбку пафос, с которым иногда инструктировали антитерроровцев, т.к. и ежу понятно, что хорошо подготовленной диверсионной группе мы и в подмётки не годимся - придётся всё равно вызывать настоящих спецназовцев. Наше дело - знать свою профессию связиста.
Тем не менее, с задачей по недопущению травматизма личного состава справились и в назначенный день выдвинулись на полигон. Как и ожидалось, никакой пристрелки оружия, никаких подробностей. Один взвод идёт смотреть образцы стрелкового оружия, другой кидает учебную гранату, третий бежит на рубеж. Отстрелял 3 патрона одиночными на 50-60 м - не дали даже прицелится, прогнали дальше. Подбежал к рубежу 200 м для стрельбы очередям, взглянул на автомат, а целик выставлен на 100 м. Контролирующий сержант сделал строгое замечание на мою просьбу установить правильный прицел. Что ж, поправлю на рубеже. Команда! Забежал в окоп, выставил прицел, выпустил свои жалкие 8 патронов очередями по два, вернулся. Сдали оружие, поплелись кидать гранату. Потом обед был. Я понял, что если попаду на учения, то мне вообще кирдык будет - такой зверский аппетит был. А покормили примерно так, как у одного известного блоггера было на фотографии с его службы по контракту в 2009 году. Супца на донышке котелка, половина подкотельника гречки, полкружки чаю. Некоторым счастливцам перепало масло и хлеб. Голодный воин решителен в бою! Мне вспомнился эпизод из приключенческой книги про викингов "Рыжий Орм", когда голодные и мучимые жаждой викинги берут штурмом крепость христиан в Испании, и особо нетерпеливые из них сразу бросаются к бочкам с пивом :D
После стрельб мы возвращались в надежде поскорее отбиться, но погода стояла пасмурная, грязная. Берцы все были в грязищще, чувствовалось, что наш чудо-порядок сейчас пострадает. Сметливый Погребец, как потом оказалось, стоявший в наряде, позаботился о вёдрах с водой и тряпках для чистки обуви. Всё имущество было сдано, все сняли пропочённую форму и бросились отмывать обувь. Грязи было - ужас. Потом дневальные всё убрали - опять спасибо заботе нашего руля, мы спали.
Кроме подготовки к стрельбам шла полным ходом подготовка к Новому году. Предполагалось, что у нас будет квн и стол. Проектор и экран у нас уже были, поэтому требовалось что-то ещё для разнообразия досуга и для праздника живота. Инициативщики во главе с Погребцом что-то готовили. Денег мы скинули на пиршество весьма немало - рублей по 400 что ли с носа, зато каждый получал по сникерсу, баунти, какому-то русскому батончику, на двух человек полагался рулет и бутылка лимонада, а так же бананы и мандарины.
И вот день настал! 31 декабря 2013 года шло как обычно. Навели уборку, а потом был праздник. Получили мобильники до конца праздников, обзвонили всех родных и друзей. А потом был квн. Оказывается, Погребец собрал в соцсетях наши фотографии до службы и сопоставил в слайд-шоу с фотографиями на службе. Так мы познакомились ещё больше. Кто-то на гражданке был задротом, кто-то спортсменом, кто-то франтом, кто-то разгильдяем, но в форме мы стали внешне одинаковыми и на передний план вышли личные качества. Отличная затея! Далее было представление. Моё почтение, ребята сочинили сказку в стихах про незадачливого призывника, сложили забавный словарь военных терминов, вроде "что такое покемон", "РОТА, ПАДЪЁМ - доброе утро, товарищи курсанты" и пр. Спели, сплясали, были конкурсы для зрителей. На конкурс танцев вызвали меня и ещё нескольких неординарных личностей, вроде самого неспортивного курсанта роты, попадавшего в разные переделки. Мы должны были танцевать народные танцы. Мне досталась ламбада - ну что ж, кривлялся и дёргался я так отчаянно, что некоторые ржали до слёз, особенно младший сержант Птичкин, к которому у меня были личные счёты в связи с предвзятым отношением с его стороны. Ну что ж, посмейся, Птица, ещё не конец учебки.
Представление завершил выход Фея. Фей был Михайлюк - тут упали все, потому что Антон был толст, низок ростом, пацан по натуре, любитель про.баться и что-нибудь намутить, ротный почтальон. Выставив волосатое пузо из под завязанной кокетливым узелком нательной рубашки, он вышел, сделал несколько танцевальных па, вручил подарки командиру и некоторым сержантам, особенно тонко стебанув Птичкина, т.к. эта сволочь любила помуштровать свой взвод. Мы потом смеялись, что тот даже не понял изящества шутки Михи.
А дальше - за стол. Впервые подавляющее количество курсантов наелось досыта. Мы просто вытащили на цп все имевшиеся в роте столы, расселись за табуретками. Командир ушёл, остался дежурным один из комвзводов, мы смотрели обращение президента и спели гимн. Кстати, гимн многие до конца выучили только в армии, хех.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments