ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Categories:

Как атаман Краснов Казакию создавал. Часть 7.



Часть 1.
Часть 1.2.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 4.2.
Часть 5.
Часть 6.

В шестой части мы рассмотрели союзнические взаимоотношения между сепаратистским Доном Краснова и националистической Украиной Скоропадского.

Теперь же пришла пора поговорить об Южной армии. Краснов попал в неудобное положение из-за своей же «ярко-националистической» идеологии «Дон — для донцов». Казаки отказывались идти в поход на Москву, на Украине немцы запрещали гетману иметь вооружённые силы и контролировали территорию, а генерал Деникин отстранился от германских марионеток. Нужна была русская Южная армия, которая бы создавала видимость объединённых вооружённых сил Украины, Дона, Кубани и Северного Кавказа. Давайте посмотрим, получилось ли у Краснова реализовать эту затею?

Часть седьмая. Южная «русская» армия.

Вопрос: для чего Краснову была нужна армия, состоящая «из русских» (из представителей неказачьего сословия)?

Ответ: Какая-то — все равно какая, но армия, составленная из русских людей на северной границе Войска Донского, была необходимо нужна атаману ввиду крайнего утомления донских казаков, решительного отказа их бороться и спасать Россию в полном одиночестве и, наконец, ввиду усиления напора большевиков с севера.

Атаману предложили организацию, подготовленную в Киеве союзом «Наша Родина», предложили средства на эту армию.

(Пётр Краснов, «Всевеликое войско Донское», глава 10)


Комментарий: Не смотря на «яркий национализм» донцов оказалось, что без «русских» — никуда.

Вопрос: как решался вопрос о назначении главнокомандующего Южной армией и какова была реакция отобранных кандидатов?

Ответ: Переговоры велись с А. М. Драгомировым, которому атаман при проезде его через Новочеркасск предложил занять место начальника штаба этой армии, которая получила название Южной армии с подчинением ее генералу Деникину. На место командующего этой армией предполагалось пригласить генерала Щербачева или генерала Н. И. Иванова. Раньше атаман вел об этом переписку и с Николаем Николаевичем Головиным, ища его помощи и совета. Н. Н. Головин отказался быть создателем этой армии, ссылаясь на нездоровье, на деле же он не хотел работать с генералом Щербачевым, с которым у него были старые нелады, и считал невозможной работу с Ивановым.

А.М. Драгомиров



Генерал А. М. Драгомиров сказал, что раньше, нежели ответить, он должен съездить в Екатеринодар. Из Екатеринодара он привез категорический отказ. Без чувства гадливого пренебрежения он не мог говорить о Южной армии.

— Это немецкая затея!.. Это делается на немецкие деньги лишь для того, чтобы помешать работе Добровольческой армии. Эта армия создается не на пользу, а во вред России ее заклятыми врагами немцами…

…Генерал Драгомиров получил категорическое приказание в Екатеринодаре отказаться от этой армии и отказался.

Вести переговоры с генералом Щербачевым не удалось, и атаман остановился на бывшем главнокомандующем Юго-Западным фронтом и герое Львова и Перемышля генерале от артиллерии Н. И. Иванове. Генерал Иванов проживал в бедности в Новочеркасске без всякого дела. Скромный и благородный, он постоянно отказывался от всякой помощи от атамана, и атаману приходилось помогать ему тайно. Пережитые им в Петербурге и Киеве страшные потрясения и оскорбления от солдат, которых он так любил, а вместе с тем и немолодые уже его годы отозвались на нем и несколько расстроили его умственные способности. Он сильно ослабел. Но он был знамя, к которому охотно шли офицеры. Он пользовался репутацией и был в действительности безупречно честным человеком и стоял вне политики. Однако и он не решался взять на себя этот пост без переговоров в Екатеринодаре с генералом Деникиным. Из Екатеринодара он приехал сумрачный и недовольный. Видимо, сильно его расстроили тамошние политики, но командовать армией согласился.

— Я об одном прошу, чтобы пока что, — сказал он атаману, — армия была подчинена командующему Донской армией и вам. Святославу Варламовичу (Денисову) и вам я верю. Это русское дело, и отказываться от него грех. По мере сил моих буду работать. А там — не судите строго. Времена-то нынче не те…

Н.И. Иванов



Комментарий: Очередная зарисовка разобщённости Белого Движения. Тем искусственнее выглядит современная националистическая мифология, пытающаяся объединить разномастных личностей в единый набор «белых героев».

Вопрос: какова была структура Южной армии?

Ответ: Армию предполагалось составить из трех корпусов: Воронежского, формируемого союзом «Наша Родина» из Киева, Саратовского, формируемого из саратовских крестьян-беженцев полковником генерального штаба Манакиным, и Астраханского, возглавляемого астраханским атаманом князем Тундутовым. Впоследствии предполагалось каждый корпус развернуть в армию и создать Южный фронт, в который должна была влиться Донская армия. Но эти широкие замыслы не удались, потому что с самого начала в Южную армию вмешалась политика, и армия эта была не народной, а политической, и, как не боролся с этим атаман и Н. И. Иванов, им не удалось исправить ошибки, положенные в самом начале организации. Атаман принял готовый материал для создания Южной армии, но материал этот оказался гнилым, и армия распалась, ничего для России не давши.

Комментарий: Давайте же посмотрим дальше, какие причины вмешались в амбициозный замысел?

Фрагмент карты боевых действий в Гражданской войне за 1918-1919 гг. В том числе с Областью войска Донского.


Вопрос: какими характеристиками обладал Воронежский корпус Южной армии по версии Краснова?

Ответ: Союз «Наша Родина» был чисто монархической организацией. Во главе его стоял опытный и ловкий общественный деятель господин Акацатов. И он, и члены союза хотели, чтобы армия вела Россию к старому порядку и восстановлению монархии хотя бы насильственным путем…

Из записей графа Келлера, убеждённого монархиста:


> «…Скоропадский, по-видимому, предполагает ввести всех в заблуждение, намеревается сформировать под видом Русской армии украинскую, отнюдь не монархическую армию, с единой целью охраны северных границ Украины от большевиков, предвкушая прелести своего коронования на престол украинского королевства, которое он рисует себе в том же положении относительно России или Австрии (это не доказано), в каком была Саксония относительно Германии.

К новой армии, которую надумал формировать Скоропадский, он, Лейхтенбергский и Бискупский рядом интриг силятся притянуть и Южную армию.

Положение нашего отечества в настоящую минуту, когда союзники каждый день могут высадиться у нас на юге, настолько серьезно, что, мне казалось бы, времени терять нельзя, так как высадившиеся англо-французы могут ложно учесть положение в России; видя, что есть фронт Учредительного собрания, существует Добровольческая армия с программою далеко не монархическою и т. п., но не видя реальной силы, открыто стремящейся к объединению России и монархии, они могут вообразить, что в нашем отечестве все только мечтают о республике.

Казалось бы, настала минута, когда необходимо спешить из всех сил, дабы сорганизовать из Астраханской и Южной армий одну сильную монархическую армию, которая, поддержанная Доном и всем казачеством, а также торгово-промышленниками и народом в Малороссии, представилась бы союзникам реальной силой, не признающей другой идеи, кроме Единой, Неделимой России с законным государем на престоле…»


…Такие планы совершенно не соответствовали политической обстановке на Дону. Атаман всегда считал, что армия должна быть вне политики: лучшая та армия, которая слепо и не рассуждая повинуется своему вождю, но если невозможно создать такую армию, то армия должна быть национальной и стремиться только к освобождению России от большевиков, предоставив вопросы будущего вырешить истории, вождям, народу через Учредительное собрание, «Земский собор», словом, кому угодно, но не солдатам и офицерам.

В Киеве союз «Наша Родина» готовил армию определенно монархическую. Ею руководили герцог Лейхтенбергский, генерал Шильдбах (Литовцев) и генерал Семенов. Последний фактически являлся начальником уже собранной группы офицеров, солдат и юнкеров. Генерал Семенов, гвардейский офицер, любитель покутить, человек недалекий, сделался центром, к которому стремились те офицеры и та молодежь, которая не хотела ехать к Деникину, опасаясь попасть в бой. Южная армия только формировалась, когда она попадет на фронт, было неизвестно, и к ней выгодно было приписаться героям тыла, любителям воевать на Крещатике и на Подоле. Офицеры понадевали на себя погоны, нашили на рукава полоски бело-желто-черного цвета — «романовских» цветов и двуглавые орлы, распевали по кафе «Боже, царя храни» и очень мало думали о спасении родины и о царе.

Атаман настойчиво потребовал переселения их из Киева в Кантемировку, где в деревенской глуши они больше могли заниматься делом. С большим трудом, отрешивши от командования корпусом Шильдбаха (Литовцева), атаману удалось добиться переселения Семенова со штабом и «организацией» в район Чертково и Кантемировки. Здесь атаман и Н. И. Иванов произвели смотр приезжим и убедились в том, что союз «Наша Родина» работал в целях не военного, боевого дела, но политики. В «корпусе» едва насчитывалось 2 тысячи человек.Из них не более половины было боеспособных, остальные были священники, сестры милосердия, просто дамы и девицы, офицеры контрразведки, полиция (исправники и становые), старые полковники, расписанные на должности командиров несуществующих полков, артиллерийских дивизионов и эскадронов и, наконец, разные личности, жаждущие должностей губернаторов, вице-губернаторов и градоначальников, с более или менее ярким прошлым.

Вся эта публика наполнила Кантемировку шумом и скандалами. Семенов начал водворять по уездам Воронежской губернии, только что очищенным казаками, земскую полицию старого режима со всеми ее недостатками — взятками и лихоимством.

Это так не согласовывалось с обещаниями атамана и его программой, так не соответствовало вожделениям населения, что возбудило общее неудовольствие, вылившееся местами в бунты, усмирять которые пришлось казакам.

В боевом отношении армия эта не многого стоила. В политическом — она повредила атаману и создала для врагов его благодарную почву для обвинения атамана в стремлении вернуть все «к старому режиму» и способствовала разложению северных округов.


Комментарий: Такую вот нелицеприятную характеристику даёт атаман Краснов монархической организации «Наша Родина». Особенно ценно замечание по поводу реакции местного населения на инициативы монархистов — бунт на белой территории против белых (!).

Вопрос: какими характеристиками обладал Астраханский корпус Южной армии по версии Краснова?

Ответ: Самозваный астраханский атаман, князь Тундутов, гордо именовавший себя другом императора Вильгельма, оказался пустым и недалеким человеком, готовым на всяческую интригу, и очень плохим организатором. Он играл роль не то царя, не то полубога у калмыков, то предлагал себя и всех калмыков в полное распоряжение атамана, носился с фантастическим проектом создания особого юго-восточного союза, возглавляемого «великим атаманом», то, напротив, грозил идти со своими калмыками против Донского войска. Его калмыки были босы и оборваны, сидели на двухлетках и трехлетках, большинство не имело седел и оружия. Он был не страшен и не опасен, но беспокойства и тревоги доставил много.

Астраханский корпус численностью около 3 тысяч пехоты и тысячи конных, несмотря на всю безалаберность управления, все-таки хорошо дрался и довольно крепко оборонял восточные степи за Манычем от бродячих шаек красной гвардии. В предвидении приезда союзников князь Тундутов со своим начальником штаба полковником Рябовым переехал в Екатеринодар, где, желая услужить штабу генерала Деникина, занялся клеветою на атамана.


Комментарий: Гражданская война и на Белой, и на Красной сторонах подняла огромное количество шарлатанов и спекулянтов. Но если правительство большевиков энергично наводило порядок и объединяла общество на основе принимаемых им идей, то на белой стороне царил полный раздрай.

Вопрос: какими характеристиками обладал Саратовский корпус Южной армии по версии Краснова?

Ответ: Саратовский корпус никак не мог вырасти больше бригады. Бригада эта, составленная преимущественно из крестьян, ушедших от большевиков из Саратовской губернии и крепко их ненавидевших, отлично дралась вместе с казаками на царицынском, камышинском и балашовском направлениях.

Комментарий: Правительство большевиков как раз начало осуществлять продразвёрстку для обеспечения разорившегося в результате мешочничества населения. Крестьяне ещё весной продали все имевшиеся запасы продовольствия, его скупили кулаки и городские спекулянты. Рабочим в городах приходилось везти в село продукцию фабрик для обмена на продовольствие. Начавшееся после восстания белочехов объединение антисоветского фронта отрезало территорию красных от производящих сельхозпродукты губерний. Осталось лишь несколько хлебных регионов в Саратовской, Курской, Белгородской и Царицынской областях, за которые шли напряжённые бои. В этих условиях большевики вынуждены были начать сбор излишков продукции села (8% в потребляющих губерниях и до 30% в производящих) в обмен на фабричные товары. Однако, крестьяне воспринимали эту инициативу в штыки, прежде всего в производящих губерниях. На наведение порядка ушло два года — 1918 и 1919-й. С этим скорее всего и связано вливание беглых крестьян из Саратовской губернии в Южную армию.

Вопрос: какую оценку даёт Краснов зарождающейся Красной армии?

Ответ: Осенью 1918 года заканчивается первый период борьбы с большевиками. Период, когда народная Донская армия боролась против разбойничьих красногвардейских банд.

Наступал второй период — против народной Донской армии появилась только что созданная народная Рабоче-Крестьянская Красная армия, построенная на принципах военной науки.

Усилиями военных «спецов» различных чинов и различного положения к зиме 1918 года на фронте Донского войска были уже не разбойничьи банды, а худо ли, хорошо ли, но сорганизованная армия, правильно управляемая своими штабами. Советское командование, объявивши к осени 1918 года своим главным врагом донского атамана, сосредоточило на Южном фронте 99 полков, из которых на Донском фронте было 44 полка, на Добровольческо-Кубанском — 22, на Астраханском — 5 полков, на Курско-Брянском — 28 полков.

В это время Западный — Польско-Латвийский фронт занимал 65 полков, Северный — Германо-Финский фронт — 38 полков и Восточный — против Колчака — 97 полков. А всего советская армия насчитывала 299 полков.

Для уничтожения всех дефектов Красной армии в заседании 15 ноября (нового стиля) 1918 года ВЦИК постановил учредить Совет рабочей и крестьянской обороны под председательством Ленина. Совету обороны была предоставлена вся полнота прав в деле мобилизации сил и средств обороны в интересах обороны. Непосредственное руководство армией и флотом осталось по-прежнему в руках Революционного военного совета республики. В целях большого сосредоточения деятельности этого учреждения было выделено его бюро в составе Троцкого, главнокомандующего — Вацетиса и одного члена — Аралова.

Это уже был переход к диктатуре одного лица, так как при наличии в бюро Вацетиса и Аралова Троцкий явился единоличным вершителем судеб советской армии.

Троцкий к началу декабря 1918 года сосредоточил на Донской фронт 127 тысяч солдат при 414 орудиях и на фронт Добровольческой армии (к 3 декабря) — 60 тысяч при 60 орудиях.

Штаб Южной армии (термин Краснова, вводит в заблуждение — вернее сказать «Южного фронта», прим. автора поста), получивший в октябре месяце определенное задание смести с лица земли все донское казачество и занять во что бы то ни стало Ростов и Новочеркасск, считавшийся главным гнездом контрреволюции, находился в Козлове. Фронтом командовал генерал генерального штаба «товарищ» Сытин. Фронт состоял из 11-й армии Сорокина (штаб в Невинномысской), действовавшей против добровольцев и кубанцев, 12-й армии Антонова (штаб в Астрахани), 10-й армии Ворошилова (штаб в Царицыне), 9-й армии генерального штаба генерал-майора Егорова (штаб в Балашове) и 8-й армии генерала Чернавина (штаб в Воронеже).

Рисунок с изображением красноармейцев «Таманской армии», с подписями на французском



Продолжение в часть 8, "Первые контакты Краснова с Антантой"
Tags: Дон, Петр Краснов, казаки, казачество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments