ilya_prosto (ilya_prosto) wrote,
ilya_prosto
ilya_prosto

Categories:

Я был рабочим Революции. Воспоминания рабочих Петербурга, часть 3.



Часть 1.
Часть 1.2.
Часть 2.
Часть 2.2.

Во второй части данного литературного сериала мы представили ценный первоисточник — брошюру В.П. Ногина «История фабрики Паля и характеристика её хозяев», рассказывающую о быте, труде и тяготах эксплуатации рабочих в Российской империи, в 1890-х гг.

В третьей части мы опубликуем ещё одну агитационную прокламацию, на этот раз работы Ивана Кейзера. Называется «Братцы-товарищи!». Широкому читателю интересно будет ознакомиться с тем, как рабочие обсуждали между собой своё положение, какие аргументы приводили для сплочения разрозненных пока что товарищей. Если брошюра Ногина была напечатана в 1899 году, то «Братцы-товарищи!» была издана ещё в 1893 году, то есть по времени это самое начало рабочего движения. Отдельные рабочие, которые только что отзанимались в марксистских кружках интеллигенции, делают первые шаги по агитации. Их слушают со скепсисом, ругают, считают изгоями, но они начинают точить каменную стену уныния рабочих масс.

Также данная прокламация представляет интерес для публицистов с точки зрения стилистики текста: как работать с целевой аудиторией, как разговаривать на её языке, как слушать её и понимать её надежды и чаяния.

И.И. Кейзер

Прокламация «Братцы-товарищи!» написана в сентябре 1893 г. Иваном Ивановичем Кейзером. Он первым откликнулся на предложение «Группы народовольцев» — самим рабочим написать агитационную листовку. Кейзер был одним из самых подготовленных и развитых рабочих своего времени. Как и его товарищи в начале 1890-х гг., он много читал самостоятельно, занимался в первых марксистских кружках, сам стал первым рабочим-пропагандистом в пролетарском кружке. Именно про эту группу передовых рабочих охранка писала: «…в настоящее время в Петербурге проживает немало рабочих, вполне усвоивших революционные учения» (ЦГАОР СССР, ф. ДП, 3 делопр., 1892 г., д. 888, л. 18).

И. Кейзера отличали стойкость, честность, преданность революционному делу, высокая принципиальность. Вместе с Г.М. Фишером и другими он сыграл определённую роль в отходе передовых рабочих от народничества и в самоопределении их на позициях марксизма.

Данная прокламация — довольно редкий документ. Издана «Группой народовольцев» весной 1894 г. Издатели далеко не во всём были согласны с автором, перешедшим на позиции марксизма. Перепечатывалась эта первая рабочая прокламация всего один раз (Историко-революционный сборник, т.1. М. — Пг., 1924). Здесь воспроизводится по тексту подлинника, хранящегося в Ленинградской публичной библиотеке им М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Издание «Группы народовольцев»

Братцы-товарищи!

Беседуете ли вы когда между собою? Наверное, беседуете. Да и почему же вам не беседовать-то со своим братом — такими же рабочими? Ну а коли беседуете, то примите и меня, братцы, в вашу дружескую беседу, как такого же, как и вы, труженика. А я вам много новенького постараюсь рассказать, а вы между собою поразмыслите, правду ли я вам сказал; а найдёте, что правду, то запомните её хорошенько, да и с товарищами этой правдой поделитесь.

Не читал ли, братцы, кто из вас в газетах государственный отчёт за 1892 год? Доходу было 1165 миллионов, а расходу — 1118 миллионов. Душа просто радуется, братцы! Уж коли за один год в государственном казначействе 47 миллионов излишку осталось, то, значит государство богато, а народу русскому не житьё, а масленица. Да, братцы, если под именем русского народа понимать богачей, т.е. фабрикантов, заводчиков, богатых дворян, как-то генералов, графов, князей там разных с самим государем во главе, так им, пожалуй, и впрямь не житье, а вечная масленица. А вот нашему брату, трудящемуся человеку, житьё, пожалуй что, похуже великого поста.

Отчего бы это, братцы? Ведь работаем всю жизнь, как лошадь какая, а всё у тебя достатку никакого нету, и всё тебя нужда одолевает, между тем как баре, заводчики да купечество и вовсе почти не работают, а живут себе припеваючи. А оттого, братцы, что всё, что мы ни заработаем, попадает в их карманы, и нам всю жизнь приходится работать не для себя, а для других…

* в Российской империи дворянское и духовное сословия не платили налогов

Заводские рабочие Ярославля



…Оттого, что брать-то с нас много берут, а нам взамен этого ничего не дают. Вы вот, сколько, думаете, эти 1165 миллионов правительство-то выколотило, как не с нашего брата бедняка! Прямых-то податей да налогов, как, например, подати, адресный и больничный сборы, мы не особенно много платим, а зато косвенных-то сколько переплачиваем! Съешь ли ты кусок хлеба, тарелку ли супу или щей выхлебаешь, табачку ли покуришь, чарочку ли с горя хватишь, и за всё это тебе налог платить приходится. Вам не верится, братцы, а между тем это правда. Некоторые из продуктов, как, например, табак, вино и т.п., обложены акцизным сбором с фабрикантов. А те-то разве из своего кармана его выплачивают? Вовсе нет, а на товар эти сборы раскладывают и дороже, чем они стоят, нам продают; значит, налоги-то не фабриканты, а мы платим. Также купцы и фабриканты платят патентный и другие сборы. Опять-таки не из своего кармана, а лишнюю копейку на фунт хлеба или чего другого накинут; опять-таки выходит, что не торговцы, а мы сбор платим. Домовладелец за владение домом сбор платит и благодаря этому лишний рубль-другой на квартирантов набавляет; опять, значит, не домовладелец, а мы налоги платим. И так за всё, что мы едим, пьём и носим, за всё, окромя стоимости товара, ещё налог платить приходится. Тут копеечку да там грошик, а сосчитайте, сколько эдак в год-то выйдет, небось не десяток рублей, а тут и сотней не покроешь.

Дореволюционная реклама пива


Так-то вот и выколачивают с нас эти сотни и тысячи миллионов, каждая копейка которых кровью и потом нашим смочена, за каждую копейку которых мы частицу жизни положили.

Но куда же, спрашивается, девается такая уйма наших денег? Эх, братцы! Бездонную бочку, видно, не наполнишь, и, хоть мы в пять раз больше, чем сейчас платим, платить будем, всё равно не скажут, что много, да и спасибо не услышишь. Но посмотрим, однако, на что употребляются наши деньги. Оказывается, что они почти все целиком уходят на нужды государя, дворян и богачей, но никак не бедного класса. Теперь вот один государь себе жалованья берёт 12 миллионов в год, да на содержанье дворцов да прислуги разной столько же. Да жене своей, да ребятишкам каждому жалованье платит, благо своя рука владыка. И теперь вот у них в английском банке больше 600 миллионов лежит, прикоплено, это от голодного-то народа! Окромя того, у нас есть немало министров, сенаторов да помощников их, и каждый из них получает от 10 до 18 тысяч в год. Да вы не подумайте, братцы, что за многотрудную работу — на то есть чиновников целая куча, а за то, что ловко подлащиваться умеют, да за то, что они дворянского роду. А царю приятнее иметь вокруг себя раздушенных дворян, чем потом да кровью пропитанных тружеников. Он сам дворянин и всячески помогает только дворянам. Им он платит за их подлую лесть наши трудовые денежки. Для них он строит разные институты, приюты и училища, как, например, Смольный, Елисаветинский и др. институты, пажеские и кадетские корпуса, Императорский лицей и пр., и пр., где учат только танцам, языкам разным да ловкому обращению, чтобы дворянские детки на придворных балах лицом в грязь не ударили…

* Имеется в виду Смольный институт благородных девиц (1808-1917 гг.), располагавшийся на окраине Петербурга в специальном здании, построенном по проекту архитектора Кваренги.



** Елисаветинский институт находился на Васильевском острове, 13-я линия, д. 14. на казённый счёт здесь обучались дочери обер-офицеров (обер-офицером мог стать только дворянин).


*** Имеется в виду Императорский Царскосельский лицей, открытый в 1811 г. В 1844 г. переименован в Александровский и переведён в Петербург. Здесь учились А.С. Пушкин, многие декабристы. Привилегированное учебное заведение для детей знати. Готовило высших государственных чиновников.

…Вышел в отставку дворянин, и, хоть он и богат, а всё же ему громадная сравнительно с нашим заработком пенсия полагается. А наш брат хоть с голоду околевай, всё равно ему и гроша медного никто не даст…

* Грош — мелкая денежная единица, монета различных времён и стран. На Руси в 17-18 вв. были в ходу медные гроши равные двум копейкам.

…И, куда ни взглянешь, братцы, всюду заботятся только о дворянах да богачах, а о том, о ком следует, то есть о бедняках, думать позабыли, а если и вспоминают, то только для того, чтобы с них же последнюю рубашку снять. Народ обнищал совсем, а им и горя мало, благо им весело живётся, а там хоть трава не расти.

Теперь был вот у нас в 1891 году голод. Отчего он произошёл? Вы, пожалуй, скажете, что божье наказание. А я так скажу, потому что народ истощал от непосильных податей и поборов, потому что у мужика земли мало, а которая и есть, так истощена вконец…

Голод 1891 года был особенно страшным в России. Голодало более 40 млн человек. Царское правительство оказалось застигнутым врасплох (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.5, с. 297 и статью Льва Толстого «О голоде»)


…А истощена она потому, что мужик русский необразован, почти дикарь, — потому что четверть крестьян не имеет лошадей, а уж о коровушке да другой скотинке и думать позабыли. А коли скотинки нет, то и навозу нет, и землю удобрять нечем. А без удобрения уж какая земля! Вот потому-то, братцы, у нас и голод был, и он из году в год всё чаще и чаще повторяться будет, потому что народ из году в год всё беднее становится.

Русский крестьянин конца 19-го века


Кто, как не правительство, должен заботиться о своём бедствующем народе! Что такое значит слово «государство»? Государство — это есть общество людей, собравшихся вместе для более успешно борьбы с общими врагами, как-то голодом, болезнями и т.п., и избравших из среды мудрейшего и способнейшего человека для ведения общественных дел этого общества…

* Такая наивная трактовка сущности государства была распространённой в начале 1890-х. Вслед за народниками И.И. Кейзер отдаёт дань многим утопическим системам Западной Европы.

…Прямые обязанности этого избранного — заботиться о благосостоянии избравших его и искоренении существующих зол. Право же на личное благосостояние имеет только тот, кто желает трудиться на пользу общества, почему мы вообще и презираем воров и лентяев. Правитель всё собранное должен употреблять на нужды только тех, кто честным трудом добывает себе средства к жизни, и даёт ему часть этих средств на свои же собственные нужды.

Художник Кустодиев, «Свадебный пир»


У нас же как раз наоборот. Кто ничего не делает и ничего не даёт, тот живёт припеваючи, одевается в шёлк и бархат, ест и пьёт дорогие яства и вина, разъезжает в собственных экипажах и всячески помыкает честным тружеником. Кто работает всю жизнь, как вол, кто почти всё отдаёт на пользу государства, тот одевается в рубище, живёт всю жизнь впроголодь, а если и сыт, то только чёрным хлебом и то с грехом пополам и терпит всюду оскорбления и унижения; «пьяница», «серость», «мастеровщина» — вот всё, что он слышит за свои труды. А кто, спрашивается, довёл его до всего этого, как не наши отцы — «отцы правители!». Неужели бы мы стали пьянствовать от хорошей жизни, а теперь если и пьянствуем, то потому только, что грудь наболела от непосильной работы и вечного горя и нужды, потому что только в вине и топим своё горе. «Необразованность», «серость», а на какие шиши нам образоваться-то, когда всё, что мы ни зарабатываем, уходит в карманы наших угнетателей! Много ли дало правительство на народное образование? Оно даёт всего 5 миллионов с небольшим, что составит при 120-миллионном населении примерно 4 копейки на каждого. Вот и образуй себя, как знаешь, на такой огромный капитал; мы нищим больше подаём, хотя и сами почти нищие.

Этого персонажа с младшей школы знают все. А ведь история про Филлипка как раз о жизни крестьянских детей.


Вы, пожалуй, скажете, что и оно заботится о нуждах народа, как, например, даёт на воспитательные дома, приюты и больницы и помощь голодающим. братцы, это кажет только тот, кто несерьёзно взглянул на дело. Кто же рассматривает жизнь и жизненные явления здраво и вдумчиво, тот этого не скажет. Во-первых, на воспитательные дома идёт сбор с игральных карт, которого одного хватило на содержание, теперь же вдобавок к нему введён сбор со всех увеселений и зрелищ, который ещё удесятерил этот доход: значит, поэтому воспитательные дома содержит опять-таки не правительство, а сам же народ, так как налоги эти он же выплачивает, а не кто другой…

* Об этом подробнее см.: «Полтора века Ленинградского комбината цветной печати». Л., 1969. Действительно, многие воспитательные дома дореволюционной России, входившие в благотворительное ведомство императрицы Марии, содержались за счёт доходов принадлежавшей ведомству Карточной фабрика, монопольно выпускавшей в стране игральные карты.

Работница петроградской Карточной фабрики у станка, дореволюционная Россия



…Приютов правительство вовсе не содержит, богаделен тоже, а содержит их церковный причт и сословные общественные учреждения, как, например, ремесленные, мещанские, губернские и городские управы. Но не надо забывать то, что как церковный причт, так и все управы делают кружковой и обязательные сборы на пополнение расходов по этому предмету; значит, опять народ, а не правительство содержит приюты и богадельни. На больницы существует прямо таки больничный сбор, которого с излишком хватает на содержание всех ныне существующих больниц и лечебниц. А что касается выданных на помощь голодающим 65 миллионов, то они выданы не как безвозмездная помощь пострадавшим, а даны прямо-таки в долг и то по необходимости, потому что голодный народ бунтоваться начал; ну правительство, чтобы отвести глаза глупому, по их мнению, народу, и выдало ссуду…

* Ничтожная (по сравнению с нуждами голодающих) ссуда была, скорее, не помощью, а попыткой «отвести глаза», да и то за счёт того же крестьянства. Недаром Л.Н. Толстой в 1892 году писал, что «паразит собирается накормить то растение, соками которого он питается» (Толстой Л.Н., Полн. собр. соч., т.29, с. 104)

Бывшие солдаты русской армии в жилой комнате Чесменской военной богадельни императора Николая I. Санкт-Петербург. Российская империя. 1900-е годы.

Фотограф: Карл Булла



…А пришла осень, оно принялось так долг из мужиков выколачивать, что только рёв по губерниям пошёл; тут лошадь, там телегу, а там так и весь убогий мужицкий скарб за недоимки продают…

* Жестокость самодержавно-помещичьего правительства усугубляла отчаянное положение крестьян. Царизм запрещал даже общественным и частным благотворителям оказывать помощь им. Говоря о голоде в России, В.И. Ленин писал: «Только в свержении царской монархии, этого оплота помещиков, лежит выход к сколько-нибудь человеческой жизни, к избавлению от голодовок, от беспросветной нищеты» (Ленин В.И., собра. соч., т.21, с. 197).

…А кулаки да мироеды только радуются да карманы себе набивают, скупая за бесценок мужицкие пожитки. Что тут мужику делать остаётся? Земля и раньше-то не родила хлеба, а тут и лошадь ещё продали, и вовсе ехать не на чем, есть нечего, да ещё недоимки откуда хошь возьми да подай…

Кулаки до Революции


* Фридрих Энгельс о голоде в Российской империи 1891-92 гг. в письме от 18 июня 1892 года на основе прочитанного в прессе:
«Прошлогодний неурожай… вовсе не изолированное и случайное явление, а неизбежное следствие всего развития России после окончания Крымской войны… Это результат перехода от общинного земледелия и патриархальной промышленности к современной промышленности»

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе, т. 38, с.312.

Имеется в виду, что голод является следствием вывоза хлеба в торговых целях, а выскабливание последнего для погашения ссуды крестьянам, формирует пул безработных, которых нужда погонит в город на заработки. Сговорчивая и дешёвая рабочая сила на фабриках — то, что нужно хозяевам современной промышленности для обеспечения показателей роста.


…Приходится идти на заработки. А там тоже не слаще, хозяева видят, что народу безработного много на работу просится, плату сбавлять начинают; старые рабочие на пришельцев сердиться начинают и обвиняют их, что они тому причиной…

* А трудовая миграция, имеющая национальный характер, порождает шовинистические и откровенно нацистские настроения местных жителей.

Одним из способов заработка крестьян на отходном промысле была мелкая шабашная работа — точильщиками ножей, разносчиками газет, торговцами ширпотребом



…Как будто бедняки виноваты, что есть хотят. Полноте, братцы, тут ни вы, ни новички в этом деле не виноваты. Виновато правительство, что довело народ до подобного нищенского состояния, что бедняк за кусок хлеба готов закабалить себя на какую угодно тяжёлую работу. А капиталисты и кабалят, не дремлют, благо поддаются. Они безжалостно отнимают у мужа жену, у отцов и матерей малолетних детей, они безжалостно высасывают всё, что возможно, из рабочего, берут из него силу, здоровье, лишают его свободы и жизненных удовольствий. И когда из него уже всё взято и брать уже нечего, тогда выбрасывают на улицу и обрекают на голодную смерть…

Торжественно несётся с тысячи церковных амвонов: «Слава всевышнему богу, на земле мир, в человецех благоволение». Какая злая насмешка звучит в этих словах. Укажите, где они — мир и благоволение? Вряд ли вы отыщете такой уголок на святой Руси. Я всюду вижу только нужду и горе, господство тунеядцев над трудом, зла над добром и пороков над добродетелью. Горько, братцы, делается, когда пронзительно вглядишься в жизнь. Так горько, что невмоготу терпеть. Хорошо попу говорить: «терпеливо несите свой крест, православные», когда у самого в банке 20-30 тысяч капиталу лежит, когда его от постов да воздержаний в ширину распирает, а побыл бы в нашей шкуре, так не то, заговорил бы…

* Тут следует добавить, что священнослужители в Российской империи состояли на государственной службе (Синод был министерством). Их деятельность, обязательная в религиозном государстве, оплачивалась из кармана прихожан. Крещение, отпевание, венчание — всё стоило денег. Крестьянские общины обязаны были строить своего чиновнику-священнику жильё. Взамен священник оказывал им духовные услуги. Но государственный чин обязывал его докладывать секреты из тайных исповедей прихожан. Поэтому священники были поставщиками информации о настроениях народных масс для полиции. Неудивителен народный атеизм и разочарование в церкви, начавшийся с развитием капитализма в России. Неудивительны и современные попытки создать лубочный миф о доиндустриальной эпохе, потому что как раз осознание в обществе законов, по которым капиталистическая система работает, не способствует увеличению паствы.

…Да, впрочем, мало ли что они говорят, говорить-то они мастера, только дельного-то от них ничего не услышишь да помощи не увидишь.

Да, братцы, плохое житьё наше, так плохо, что хоть ложись да помирай. Своими силами невозможно прожить так, как следует жить человеку. А помощи ждать тоже неоткуда. Но не надо духом падать, дело ещё поправимо, следует только хорошенько подумать, что делать для улучшения настоящего и будущего положения, не можем же мы вечно жить так, как сейчас живём!

А делать вот что нужно, братцы. Во-первых, покрепче знать и помнить свои права. Во-вторых, потвёрже стоять за свои интересы. В-третьих, браться за каждое дело целым общество и не уступать, пока не будет по-нашему, не слушая никаких льстивых увещеваний, которые будут расточать перед нами наши враги. Да, именно враги. Друзьями нашими они не могут быть ни в коем случае, потому что их интересы заключаются в том, чтобы как можно более поработить и закабалить рабочих, а наши интересы — как можно меньше давать ходу их воровским притязаниям на нашу свободу, здоровье и личное благосостояние. А в-четвёртых, это — отбросить свою никуда не годную трусость. Ну чего нам бояться, братцы, что мы можем потерять? Ровно ничего. У нас всё уже отнято и отнимать уже нечего. Приобретём же мы целый мир!..

* Здесь чувствуется влияние «Манифеста Коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса: «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. Приобретёт же он весь мир!». «Манифест» К. Маркса и Ф. Энгельса был одним из основных пропагандистских документов в подпольном революционном движении России с 1870-х гг. Известны многие переводы и нелегальные издания его на русском языке.

Художник Маковский прекрасно изобразил собрание революционеров на картине «Вечеринка»



…Недалеко взять, например, в Бельгии было то же самое, что и у нас. Но рабочие там наконец додумались таки до дела, а как только додумались, то и потребовали себе прав наравне с дворянством и богачами. Они осознали, что самим рабочим гораздо удобнее заботиться о своих нуждах, чем поручать это дворянам и государю, тем более что те о народе вовсе и не заботятся.

И вот они начали устраивать рабочие синдикаты, иначе сказать — союзы для более успешной борьбы с фабрикантами, что и необходимо, так как всякий знает, как легко переломить прутик, а попробуйте сломить метлу. Ну вот, в нынешнем году все эти бельгийские синдикаты рабочих порешили забастовать, не работать и потребовать себе права управления государственно-общественными делами. Правительство давай вертеться так и эдак, сперва ласками давай им глаза отводить. Но не тут-то было, рабочие упёрлись на своём, и ни с места. Тогда оно давай запугивать их войсками. Рабочие, однако, не струсили. Они знали, что сила не в войсках, в них самих, так как войска набраны из бедного же класса. Ну правительство повертелось, повертелось, да и сдалось, потому что с народом шутки плохие, разойдётся — так не скоро и удержишь. И вот теперь выборные из рабочих заседают в палате депутатов (это то же, что и наш сенат), и каждый рабочий через своих депутатов имеет право принять или отвергнуть правительством предложенное дело….

* Автор ошибся. Функции и права парламентов, палаты депутатов с выборными от рабочих мало похожи на задачи правительствующего Сената Российской империи, который был учреждён для надзора за деятельностью всех правительственных учреждений. Сенаторы назначались царём.

Добавим также, что депутат только тогда хорош, когда трудовой коллектив имеет право отозвать его — это было новшество российских советов в период Революции.

Английские рабочие забастовщики пересекают Лондонский мост



…Понятно, и жизнь тамошних рабочих стала и станет не в пример лучше. Также и в Англии, Германии, Франции, Швеции и Дании рабочие добились и добиваются своих законных прав. Только Россия спит ещё непробудным сном…

* Этот обычный агитационный тезис несколько идеализирует политическое устройство западноевропейских капиталистических стран. Да, рабочие достигли там определённых успехов в 1880-1900-х годах по сравнению с Российской империей, однако, после Октябрьской Революции именно в Советской России были воплощены наиболее полно чаяния рабочих всего мира — 8-часовой рабочий день (в РИ был от 11 до 15, конечно, на этом фоне 10-часовой рабочий день в США и Германии будет выглядеть лучше), равенство мужчин и женщин в имущественном, трудовом и иных аспектах, началось создание системы народного образования и т.д.

…Рабочие ждут, что вот произойдёт чудо и их положение улучшится без их усилий. Иные хоть и сознают, что без их усилий ничего и не создастся, но боятся положиться на свои слабые, по их мнению, силы. А иные готовы молчать и лизать ноги своим угнетателям. Но в ком же и сила, как не в народе!

О, русский народ, до чего довели тебя твои угнетатели! Сердце просто рвётся, как поглядишь на народные бедствия. Очнитесь, русские люди! Сорвите с глаз завесу, которой слепят вас те, которым выгодна ваша слепота. Отбросьте надежды и трусость. Иначе нам всю жизнь придётся прожить жизнью рабочей скотины.

Но каким путём мы можем добиться благосостояния? Трудом и воздержанием — пожалуй, скажут некоторые. Но трудиться наравне с лошадью, это невозможно. Воздерживаться до того, чтобы ничего не есть, так это вообще немыслимо. Чушь все это, братцы. от трудов праведных не наживёшь палат каменных, горбатым разве только станешь. Да, велика наша сила, так велика, что не сравнится с ней никакая другая сила. Только спит эта сила до поры до времени крепким сном. Но время проходит, а разбудить эту силу некому.

Но, чу!.. Я слышу, плачут жёны и дети рабочих: Папа, заступись, нас совсем обижают». Неудержимо несётся за ними могучий клич людей, пожертвовавших себя за пользу родины: «Проснись, русский народ! Довольно тебе страдать и молчаливо терпеть. Пора, давно пора отряхнуться тебе от векового сна, расправить свои, хотя и наболевшие, но всё ещё могучие плечи и сказать: я тоже человек и хочу жить жизнью человека, а не животного, как вы того хотите. Доныне я был рабом, на мне лежали цеи нужды, их сковали капиталисты, а заковал в них меня царь. Но я хочу быть свободным человеком, я не хочу отдавать своих дочерей на поругание богачам…»

Есть много людей, которые пожертвовали себя на защиту слабых и угнетённых. Многому бы хорошему они научили рабочих. Но русские люди ещё не научились отличать друзей от врагов и за все их труды их же поносят: «крамольники», «безбожники», «бунтовщики» — вот всё, что они слышат от народа. Петля и ссылка ждут их от правительства. Но они не падают духом. Они знают, что и сам Христос, при всей своей великой мудрости и тот был распят теми, кому было невыгодно его учение.

Рабочие, соединяйтесь!

Один из прозревших и мыслящих рабочих.

Сентябрь 1893 г.

Вместо заключения картина В. Короткова «И. В. Сталин руководит марксистским кружком в Главных железнодорожных мастерских в Тифлисе. 1898 год.»



Продолжение в части 4 "Воспоминания В.А. Шелгунова: На заре Ленинской партии. Рабочие на пути к марксизму".
Tags: Питер, Российская империя, коммунизм, рабочие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments