?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О невинно осужденных во время советских репрессий. Пример с результатами закона 7.08.1932 г.
ilya_prosto


Неожиданно для себя нашёл любопытнейший материал в развитие темы «Закона о трёх колосках» или постановления ЦИК СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». Как мы помним, советские руководители, ознакомившись с практикой исполнения закона, вынуждены были разработать Инструкцию ЦК ВКП(б) и СНК ССР от 8-го мая 1933 № П-6028 «О прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне». Проблема исполнения законов заключалась в следующем (цитирую инструкцию избирательно):

…В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: «сначала арестовать, а потом разобраться».

2) Об упорядочении производства арестов 1. Воспретить производство арестов лицами, на то не уполномоченными по закону: председателями, районными и краевыми уполномоченными, председателями сельсоветов, председателями колхозов и колхозных объединений, секретарями ячеек и пр. Аресты могут быть производимы только органами прокуратуры, ОГПУ или начальниками милиции. Следователи могут производить аресты только с предварительной санкции прокурора. Аресты, производимые нач[альниками] милиции, должны быть подтверждены или отменены районными уполномоченными ОГПУ или прокуратурой по принадлежности не позднее 48 часов после ареста. 2. Запретить органам прокуратуры, ОГПУ и милиции применять в качестве меры пресечения заключение под стражу до суда за маловажные преступления...


Как видите, первоначально арестовать по подозрению в хищениях могли представители советской власти, на тот момент не имевшие, зачастую, достаточной юридической грамотности (председатели сельсоветов, колхозов, секретари ячеек и др.). Не будем отрицать и возможные случаи сведения личных счётов с кулаками и членами банд подкулачников, с трудящимися единоличниками и т.д. Совет Народных Комиссаров скорректировал практику арестов и принял меры к улучшению работы исполнительных органов, в частности, заставил лучше собирать доказательную базу.

Но какова была примерная численность арестованных без достаточного доказательства вины, именуемых сегодня «невинно осуждёнными»? Об этом нам расскажет фрагмент «Отчета Уголовно-Судебной Коллегии Верховного Суда СССР о состоянии и характере преступности в период 1933-1935 гг.», на основании которого мы можем составить некоторое представление за 1933-1935 гг., то есть период репрессий в отношении кулаков и спекулянтов по мере Коллективизации:







Итак, что мы видим? Во-первых, заведённые уголовные дела рассматриваются и пересматриваются, в результате чего прямо в процессе репрессивной практики людей освобождают и реабилитируют. Во-вторых, мы узнали конкретный пример — 10,1% (112 179 человек) были осуждены без достаточного доказательства вины или невинно осуждены, а затем оправданы. В-третьих, мы видим далеко неСолженицынский размах репрессий — 1 млн 106 тыс 297 человек за 1935 г. И, в то же время, система поначалу сработала слишком неповоротливо, не смотря на чёткие формулировки в Законе 7.08.1932 г. и в сопровождающей его Инструкции по применению. Связано это было с тем, что в Советском Союзе к 1932 году правоохранительная система была лишь количественно сформирована. В частности, «Отчет Уголовно-Судебной Коллегии Верховного Суда СССР о состоянии и характере преступности в период 1933-1935 гг.», на который я ссылаюсь, является первой отчётной работой такого типа, что говорит о продолжающемся на начало 1930-х гг. становлении советской правоохранительной системы:


  • 1
По-моему тут надо акцентировать внимание на том, что "три колоска" - это вообще вранье. Потому что колоски на полях, оставшееся после убоки - это вообще не имущество, которое состоит на балансе соответствующего предприятия.
Пусть показывают уголовные дела в массовом порядке. А не просто болтают ниочем

Я в предыдущем материале, на который ссылка стоит в начале текста, как раз привёл полный текст и самого закона, и инструкции по применению, и корректирующей инструкции от 8-го мая 1933-го.

Там - да, показываю, что "о трёх колосках" речи не шло, скорее, о вагонах и мешках :-)

голодранцы всегда мечтают отнять и поделить.
вот у вас сосед, у него 3к квартира и две машины, красавица жена и две дочки, глядя на которых у вас даже язык встает, а у вас однушка, старая машина и страшная жена, с сыном наркоманом и ваша революционная мечта, соседа грохнуть, квартиру и машины отобрать, его жену и дочек поставить рачком и долго со вкусом насиловать ....
только не забывайте, что в подвале живет бомж, для которого ваша старая машина и ваша страшная жена это предел его мечтаний и я вас уверяю, он вас первым грохнет, нежели вы соседа ...
почему? да потому!

Надо также помнить, что сосед с 3к-квартирой и двумя машинами может оказаться бандитом, который поднялся, продав градообразующее предприятие на слом и цветмет. Своим успехом он обязан нескольким сотням обобранных людей. Да ещё вместе с бандой крышует коммерсантов, пытающихся делать "честный бизнес".

Затем этот поц легализуется на заре 2000-х и думает, что про его прошлое все забыли.

Точно также было в 1920-1930-е.

Edited at 2018-07-13 07:54 am (UTC)

  • 1