Category: еда

Еда спортсмена

Записать что ли что я ем, чтобы по силам было тягать 40 тонн в неделю?

Известное дело, что для занятий тяжёлым физическим трудом и спортом нужна богатая углеводами и белками пища.

Источники углеводов:
1) Медленные углеводы, самые важные, т.к. долго поддерживают энергетический баланс в организме, мало откладываясь в жир, стабильно поддерживают уровень сахара в крови (один из факторов голода и настроения). Тут всё просто — это каша, много каши. Оды готов петь каше, хотя многие, как я замечал, её не любят и избегают. Не знаю почему так, наверное, потому что такую простую вещь тоже надо уметь готовить.

И на первом месте у меня идёт гречка — масса медленных углей и микроэлементов, очень сытная. Чтобы гречка была съедобна в больших количествах, нужно её старательно перебирать, варить так, чтобы была не переваренная, но и не иссушенная. И готовить к ней заправки из лука с яйцом, например (это в добавок к мясу).


Collapse )

Филе индейки в апельсиновом маринаде.

Вот и приготовил индейку в апельсиновом маринаде.

Взял полтора апельсина, выдавил их в ноль, с мякотью в посудину, чайную ложку молотого красного перца туда, сестра натёрла туда апельсиновой цедры с трёх корок, сыпанул столовую ложку соли и столовую ложку сахара.
Филе грудки индейки (700 г) нарезал подошвами в палец толщиной.
2 часа мариновал в холодильнике.

Потом жарил, посыпав немного специями "для шашлыка" что ли.

В результате получилась 125% китайская индейка, если они её готовят. Ощущение, что ешь апельсин с мясом - настолько ядрёный вкус. Маринад мясо размягчил, поэтому получилось неплохо даже для жарки.

Есть надо вместе с рисом, чтобы не так сильно разило апельсинами)

Думаю, надо брать половину, а не 1.5 апельсина, смешивать сок с водой, тогда будет не так мощно. Соли и сахара половину столовой ложки, красного перца полчайной ложки, цедру убрать.

Короче, всего убавить.

И будет гуд, более тонкий вкус.
Для курильщиков и любителей хардкора - оригинальный рецепт.

Подошвы из индейки

Взял и решил, что пора бы взяться за готовку по-крупному. Готовить, чтобы не умереть с голода, т.е. ведро гречки с рубленным яйцом и луком, например, приготовить умею.
А вот мясцо - нет. И супы - нет. И блюда всякие вычурные - тоже нет.

Поэтому с этого дня решил исправляться.
Для начала из филе индейки нарезал и поджарил подошв. Вышло сносно, надо будет попробовать в маринаде из апельсинового сока с солью замочить в следующий раз.

Динамика веса/тренированности. Гражданка/армия/гражданка

Встал сегодня на весы и приятно удивился - 76 кг. Пришла в голову мысль систематизировать результаты своего любительского спортивного развития до армии, в армии и на сегодняшний день, через 4 месяца по дмб. Всегда тренировался самостоятельно, по видео с Ютуба, по рекомендациям разных людей. По типу телосложения - эктоморф, сиреч много жрущий, выносливый, сильный, но трудно набирающий вес и легко с ним расстающийся.

1. Август 2012-го, купил гири, взялся за гиревой спорт.
Возраст: 22.
Рост/вес: 173/61.
Тренировки: 3 раза в неделю силовые, 3 раза в неделю бег. На силовых рывок и толчок гирь 16 кг, затем 24 кг. Бег - 10 км.
Питание: бессистемное, ел что попало, раза три в день, часто без завтрака.
Добавки: через три месяца купил себе сывороточный протеин, который быстро усваивается, прироста особо не заметил.

2. Февраль 2013-го, купил абонемент в фитнес-зал, отложил гири в сторону.
Возраст: 23.
Рост/вес: 173/64.
Тренировки: 3 раза в неделю. Жим лёжа, присед, становая в сумо + пара-тройка изолирующих упражнений из бодибилдинга, для красоты. Жим на раз - 80 кг, присед - 70 кг, тяга - 90 кг.
Питание: 3-4 раза в день, в основе гречка/рис/макароны твёрдых сортов, курица, индейка, кролик, творог.
Добавки: в течении первых трёх месяцев по приходу в зал накупил себе сывороточный протеин (быстроусваиваемый), казеиновый протеин (медленно усваиваемый), ВСАА, витамины. Пытался употреблять по рецептам, но пищеварение плохо справлялось.

3. Июль 2013-го, защитил диплом, получил отворот в военкомате, усилил тренировки.
Возраст: 23
Рост/вес: 173/68
Тренировки: понедельник - утром жим, днём присед, вторник - бег 10 км, среда - утром присед, днём жим, четверг - бег 3 км, пятница - одну неделю становая сумо, на другой тяга в наклоне, суббота - бег 5 км + КСУ. Итого 8 тренировок в неделю. Жим лёжа на раз - 100 кг, присед - 90 кг, становая сумо - 125 кг.
Питание: 5-6 раз в день, рацион прежний, добавились фрукты/овощи
Добавки: отказался от сывороточного протеина, ВСАА, оставил казеиновый протеин на ночь через день и витамины.

4. Ноябрь 2013-го, ухожу в армию.
Возраст: 23.
Рост/вес: 173/70.5
Тренировки: 3 раза в неделю, за два месяца до ухода ввёл упражнения из тяжёлой атлетики - рывок и толчок штанги.
Жим лёжа - 100 кг, жим лёжа своего веса (70 кг) - 10 раз, присед - 105 кг, становая сумо 125 кг, в классике - 100 кг, рывок - 40 кг, толчок - 57,5 кг.
Питание: 5-6 раз в день, рацион прежний, убрал овощи, добавил яйца.
Добавки: витамины.

АРМИЯ
5. Конец января 2014-го. Учебка, после болезни, привыкания к режиму дня, трёхразовому питанию.
Возраст: 24.
Рост/вес: 173/62.5
Тренировки: 2 раза в неделю, круговые тренировки из приседаний/отжиманий/подносов ног к груди/ножниц на пресс, отдельно подтягивания, бега нет. Иногда свободная тренировка с разрешения ответственного офицера на самодельных спортснарядах - штангах, брусьях, с гирями. Сильно ослабел, жим лёжа - едва взял 70 кг на раз, подтягивания - 11-12 раз, отжимания - 50 раз.
Питание: 3 раза в день по нормам, невкусно, скудно, выкручивались благодаря чипку.
Добавки: нет, на сникерсах и рулетах

6. Середина апреля 2014-го. Выпуск из учебки.
Возраст: 24.
Рост/вес: 173/65.5
Тренировки: три раза в день то же самое. Жим лёжа на 3 раза - 75 кг, присед на 4 раза - 80 кг, рывок гири в сумме двух рук - 50 раз, подтягивания на выпуске - 17 раз, отжимания однажды вечером - 86 раз.
Питание: то же.
Добавки: всё те же сникерсы, рулеты и кефир

7. Ноябрь 2014-го. На момент ДМБ.
Возраст: 24.
Рост/вес: 173/69.
Тренировки: с мая по ноябрь не тренировался из-за загруженности по службе, разъездам на учения.
Питание: вкуснее, чем в учебке, то же по количеству и составу. В полях - обильнее и изредка вкуснее, чем в части.
Добавки: последний месяц отъедался на присланных из дома мясных консервах, сгущенке, моему другу Качку прислали великолепное натуральное деревенское сало, плюс работа стала сидячей, поэтому наел кое-какой жир.

СНОВА МИРНАЯ ЖИЗНЬ
8. Декабрь 2014-го. Приступил к тренировкам.
Возраст: 24.
Рост/вес: 173/71.
Тренировки: 2-3 раза в неделю, сильно ослабел, восстанавливал показатели, тренировал базу из жима лёжа, приседа и становой в классике до нового года.
Питание: 5-6 раз в день. Гречка/рис/макароны/капуста, птица (курица/индейка), кролик, говядина, молоко, яйца.
Добавки: взял гейнер (концентрированная смесь белков и медленных углеводов) для ускорения процесса и витамины.

9. Конец января - конец марта 2015-го. Взялся за тяжёлую атлетику так, как собирался до армии.
Возраст: 25.
Рост/вес: 173/75-76 (на сегодня). Есть немного жира, но это нормально при наборе массы, уходит с ростом нагрузок.
Тренировки: особенность тренировок в тяжёлой атлетике - отработка соревновательных упражнений рывок и толчок штанги, а так же силовые тренировки из большого количества вариантов базовых упражнений, в которых задействовано всё тело. Нагрузка гораздо выше, чем в фитнесе, бодибилдинге и пауэрлифтинге, но и гормональный отклик больше.
Сначала тренировался 2 раза в неделю - понедельник (толчок штанги), пятница (рывок).
Сейчас начал 4 раза в неделю:
- понедельник: силовая рывковая тренировка, работа над базой
- вторник: техническая рывковая тренировка, работа над техникой с малыми весами
- четверг: техническая толчковая тренировка, отработка техники толчка с малыми и средними весами
- пятница: силовая толчковая тренировка
Классические базовые показатели: жим лёжа на раз - 85 кг, присед - 100 кг, становая в классике - 120 кг
Специальные базовые показатели: жим стоя на раз - 55/60 кг, присед со штангой на груди - 80 кг, тяга рывковая с подрывом - 90 кг, тяга толчковая с подрывом - 110 кг.
Соревновательные: рывок - 45 кг, толчок - 60 кг.

Питание: как в декабре, добавил овощи.
Добавки: гейнер, витамины.

Выводы.
- к службе в армии надо готовиться заранее, переходя на трёхразовый режим питания, тренировать бег (кроссы) и гимнастические упражнения на силовую выносливость
- тяжёлая атлетика рулит! всего 4 месяца, а практически с нуля вернулся почти к тем же показателям, что до армии
- теперь только вверх и вперёд!
- заниматься спортом полезно для здоровья, хорошего настроения, уверенности в себе и в качестве нескучного времени препровождения

Про ужин в армии, интеллигентские размышления

"...а ужин отдай врагу" - так гласит фрагмент изречения Суворова об этом презренном приёме пищи.

Вы спросите: "Что не так с ужином?". А я вам отвечу - после обеда в нынешней армии, когда вам полагается обильная, но лёгкая овощная пища, после 5-6 часов ожидания, не рекомендуемых и в мирной жизни, вы получаете чаще всего следующие варианты:
- рис с рыбой
- гречку с рыбой
- капусту с рыбой
+ чай, граммульку масла и пару кусков хлеба (иногда булочка)

И этот перечень надо ещё приготовить - здесь всё зависит от искусства гражданских или военных поваров. От места службы сильно отличается - недаром про учебки говорят, что в них кормят плохо, а во многих частях - наоборот. На учениях в период основной нагрузки и при постоянной угрозе близости начальства повара из солдат могут прекрасно готовить. И расслабиться, когда часть встанет на каком-нибудь глухом полигоне посреди степи.

А что говорит нам история про ужин? Вот некий граф Игнатьев А.А. пишет в своих мемуарах о времени своего командования 3-м эскадроном лейб-гвардии Уланского полка:

> "Щи да каша - пища наша",- гласила старая военная поговорка. И действительно, в царской армии обед из этих двух блюд приготов­лялся везде образцово….

Хуже всего дело обстояло с ужином, на который по казенной раскладке отпускались только крупа и сало. Из них приготовлялась так называемая кашица, к которой большинство солдат в кавалергардском полку даже не притрагивались; ее продавали на сторону. В уланском полку, правда, ее - с голоду - ели, но кто мог - предпочитал купить на свои деньги ситного к чаю, а унтера и колбасы.

- Ну, как вам командуется? - спросил меня в дачном поезде как-то раз старый усатый ротмистр из соседнего с нами конногренадерского полка. Я пожаловался на бедность нашей раскладки на ужин. Тогда он, подсев ближе, открыл мне свой секрет: - Оставляйте от обеда немного мяса, а если сможете сэкономить на цене сена, то прикупите из фуражных лишних фунтов пять, заведите противень - да и поджарьте на нем нарубленное мясо с луком, кашицу варите отдельно, а потом и всыпайте в нее поджаренное мясо.

Так я и поступил. Вскоре, на зависть другим эскадронам, уланы 3-го стали получать вкусный ужин."
====================================================================================================
Нам не так везло, как господину графу, в смысле мяса. Мы сохраняли себе на вечер масло или плавленный сыр с обеда, яйцо и молоко с завтрака, а так же приносили хлеб (за день до 3-4 кусков). Тумбочка в служебном помещении всегда была полна. Соответственно, через пару часов после ужина мы "добивались" запасами. Солдаты в казарме прятали на этот случай сникерсы/газировку и пр.

Справедливости ради, военный ужин вписан в режим дня и основан на заключениях диетологов. Существует и в мирной жизни диета, где упор идёт на обильный и плотный завтрак, лёгкий обед и наилегчайший ужин. Идея в том, что к моменту отбоя в животе у вас пусто и за ночь вы теряете лишний вес (во сне вес может и набираться). Сегодня такой подход нужен потому, что отвратительное нерегулярное питание всяким фастфудом приводит к тому, что половина народа приходит на службу жирными, другие - дрыщами. Первые худеют на дикие килограммы, вторые, питавшиеся только кофе гастритики, набирают к концу службы.

Реактивные заметки_полевой выход в полупустыню

Часть 8. Полевой выход в полупустыню.

В середине июня мы, новые связисты, заменили наших старых в дежурстве. Теперь вся ответственность, все обязанности легли на нас, и это несколько разрядило обстановку. Мне стало спокойнее, что теперь я могу подставить только себя и сержанта, что больше не надо делить с дедами служебную часть жизни. За прошедшие 1,5 месяца мне удалось влиться в работу, свести ошибки к редким проявлениям человеческого фактора. По прежнему основную часть работы делал я, но Макс и Саня тоже вынуждены были подтягивать свои навыки. Тут-то и обнаружилось, что учиться надо было тогда, когда сержант не вмешивался в процесс. Сержант дал и моим товарищам клички. Теперь Саня стал не просто Качком, а Тупорылым Качком, Макс - Сифозной амёбой, а я получил столько кличек, сколько мог придумать извращённый сержантский мозг, потому что ненависть его была велика - примерно в этот период я отказался быть "его" прошаренным солдатом, что нарушало правила подчинения. Всю дальнейшую службу он цитировал мне тот разговор, в котором я заявил, что меня тошнит от воровства. Да, становиться личным воришкой в мои планы не входило, гораздо важнее была служба. А в этом я собирался преуспеть.
Деды совсем расслабились и кайфовали, ожидая отправки до дому. Их вожделенной мечтой было уехать 1-го июля, денька на 3-4 раньше положенного срока. Почти так и получилось - только Андрюха Аргамаков остался из-за прихоти подполковника Радо, Лёха Астахов и Вадим Чиркин отправились домой. Наш начальник, гвардии капитан Сенцов, просто зашёл и спросил чего это старые всё ещё трутся в помещении, не пора ли им домой. И Лёха с Вадимом, сидевшие с собранными документами на сумках, резво поскакали из городка. Главная проблема была бы при выезде на КПП - там могли бы засечь, что едешь раньше срока увольнения, но недалеко была дырка в заборе, через которую уходили на дембель прошаренные солдаты. Деды уходили красиво - младшими сержантами, Астах сделал себе из повседневной формы красивую дембельку, Вадим склеил дембельский альбом, наполнил его рисунками и фотографиями. Когда они покинули кабинет, нам стало немного грустно, потому что до дому было ещё около 5 месяцев. С другой стороны, кабинет был теперь наш, почти наш - когда Андрей уедет. Ему оставалась ещё неделя.
А буквально на следующий день началась командно-штабная тренировка. Двое суток мы качали связь, наблюдая, как проходят такие мероприятия. Деды пугали нас тем, что спать в эти дни нам не удастся, что накал работы будет крайне высокий. На деле же оказалось всё куда проще - быстро и качественно выполняй свою работу, своевременно докладывай - и можно ждать реакции. Как правило все действия на вводные сто раз отработаны, поэтому мы просто ждём, когда надо будет представлять результаты. Мне нравилось работать, превосходить нормативы, соревноваться с самим собой за лучшую скорость обработки при стопроцентном качестве выполнения. Тренировка закончилась так же быстро, как и началась. Только мы расслабились, как началась подготовка к "внезапному" полевому выходу. У нас была пара дней, начальник предупредил, что я еду с ним и с сержантом на полигон в полупустыню. Вот тут-то посыпались проблемы. Выяснилось, что неполадки в аппаратуре для работы в полевых условиях не были устранены едва ли не с прошлых учений годичной давности. Требовалась настройка, до которой у наших старых руки не дошли, поэтому они ничего не знали сами и нам не сказали, сержант и начальник оставили этот просчёт без внимания и теперь нескучно стимулировали наш слонячий коллектив и одного дембеля, чтобы привести схему связи в рабочее состояние. В таких ситуациях прекрасно раскрываются подлинные характеры людей. Начальника мы толком не видели и не знали до сей поры. Он вернулся с учёбы на неделю позже нашего приезда и, пробыв на службе пару недель, поехал в отпуск. Теперь же он стал принимать самое непосредственное участие в подготовке. Товарищ гвардии капитан застроил нас в два счёта, высказав оставшемуся Аргамакову за то, что они, поколение дебилов, не исправили за своими дедами недостатки, нам за отсутствие интереса к службе, мне - за то, что я проваливаю подготовку к выезду, как старший среди молодых. Прочистив нам мозги, он раздал задачи по подготовке. Пока Макс и Аргамаков налаживали технику, как "инженерА", я занимался ежедневной связью, плюс мы с Саньком стаскивали всевозможное барахло в дорогу. Начальник и сержант привезли по сумке вещей, несколько огромных пакетов с бутилированной питьевой водой, водкой, пивом, закусками и консервами. Из кладовки были вытащены броня и вещмешки, противогазы, сухпаи и всякая мелочёвка. Не смотря на жару за +35, были взяты бушлаты, как оказалось, не зря, потому что ночью в полупустыне было холодно, температура опускалась до +10-13 градусов с холодным ветром. Я привёл свой вещмешок в походный вид, взял фляжку, собрал котелок (ложка и кружка вставлялись внутрь, крышка регулировалась, чтобы содержимое не вывалилось). У меня кроме автомата не было никакой экипировки. Противогаз я "намутил" себе по примеру старых, перешив бирку. Не хватало ОЗК, плащпалатки и броника. Броник я забрал из кладовки, из неподписанных. К моменту выезда у приятеля-наводчика купил телефон тач-скрин, подключил интернет, но брать самую дорогую игрушку в поле смысла не имело. Думал взять книгу, но ехали примерно на 10 дней, поэтому решил оставить.
Начальник проверять исполнение своих приказов не стал - в этом была засада. Вообще, это был самый главный источник конфликтов с Сенцовым у всех троих. Он отдавал распоряжения и не проверял исполнение, считая, что мы всё сделаем сами собой. Возникавшие проблемы раздражали его, а результат, часто бывший далёким от идеала, приводил его в ярость, обрушивавшуюся на наши головы, хотя, получая внятные ответы, он быстро оценивал обстановку, вникал в суть проблемы и помогал её решить, часто подсказывая дельные решения с высоты своего опыта. На этот раз засада была с нехваткой времени на наладку техники. Аргамаков и Макс Махеев не успели сделать всё, как техника была погружена без финального тестирования в расположении части. К тому же едва не вышла из строя главная аппаратура, на которой я подменял сержанта. Наша техника вообще очень капризна из-за тонкого устройства, поэтому внезапные фокусы случались постоянно. Постоянно приходилось изучать стервозный нрав техники и исправлять неполадки в работе. И надо же было такому произойти, что сержантова техника сорвалась вечером перед отбытием. Именно в этот вечер сержант впервые дал мне устойчивое впоследствии прозвище "МРАЗЬ ТЫ КОНЧЕННАЯ!!!" и стал подозревать во мне едва ли не злую силу, от которой ломалась вся техника. Я стал для него ненавистным демоном, который не ворует, подчиняется только по служебным обязанностям и необходимостям, спорит в разговорах на личные темы и имеет высшее образование. Надо сказать, что я и сам заподозрил у себя способность в состоянии подавленного гнева создавать ему постоянные проблемы. А может просто зло, которое он совершал, постоянно возвращалось к нему. С ним избегали контактов большинство контрактников части, над ним за спиной смеялся начальник с замом, солдаты именовали его не иначе, как "лысый п.дор". Не знаю, но перед выездом у него опять заболела дочь, ремонт машины затягивали, выпрашивая ещё денег, с женой были ссоры, у родственников были вопросы по поводу его ухода в отпуск, да ещё и тут постоянно что-то ломалось, когда мы с ним конфликтовали. Так или иначе, я понимал, что неработающая аппаратура только усложнит нам, срочникам, жизнь, поэтому переключился на сбор барахла. Техника раздумала козлить и запустилась.
Выехали часов в пять утра, выстроились колонной и поехали. Колонна была внушительной - в путь собралась практически вся бригада из двух дивизионов, бывших в ППД и всех подразделений обеспечения. Макс и Санёк остались в расположении, я трясся в кунге нашего грузовика с сержантом. Представьте, что вы едете с человеком, который заслуженно вызывает у вас желание прикончить его, которого вы презираете всей душой и который с удовольствием валяется в вашем презрении, чувствуя к себе ненависть. При этом он продолжает проверять вас на прочность, совершенно уверенный, скорее всего в силу своей глупости, что вы ничего не можете ему противопоставить. Мы проезжали какую-то деревню, когда он поднялся с лежанки на столе, принял картинную позу и сказал:
- Люблю, Москва, когда мы проезжаем на учениях какое-нибудь село, а там люди выскакивают посмотреть на нашу колонну. Такой испуг на лице, как будто война началась. А я и не против, знаешь ли, чтобы война началась. Оформить себе ветеранское удостоверение. Ты хоть знаешь, дурачок, что оно даёт? Льготы на коммуналку и пару тысяч в месяц пожизненно. Это вам там в Москве денег невпроворот, а нам здесь, на земле, будет и такая мелочь не лишней.
"Увидеть бы тебя под обстрелом", - подумалось мне. Не сложно представить, что будет с беспринципным, трусливым и от трусости жестоким человеком на войне.
Прибыли на место лишь к 21:30 вечера. По дороге вышла задержка из-за того, что мехвод одной из боевых машин заснул за рулём, и "БМ-ка" чиркнула фуру, шедшую по встречке, по борту, вскрыв, как консервную банку. Слышал потом разговор среди офицеров о том, что срочникам доверять нельзя - спят за рулём, безответственные, стоило посадить офицера за руль, как нормально доехали. Держу пари, что мехвод накануне целый день пробыл в парке, поспал часа 4, а в пять утра был выезд. Не дали отдохнуть, получили закономерный результат, как чаще всего и бывает. Часа три простояли, улаживая ДТП - дальнобойщик просил 500 тысяч на ремонт, грозился подать в суд. Пока ждали решения проблемы, несколько офицеров собрались возле нашей машины и распили упаковку пива, чтобы не испортилось. Горячее пиво не в кайф, но надо же как-то справляться со стрессом. У начпрода было мясо и лаваш, поделился со всеми, начальник проследил, чтобы и мне достался кусок. По прибытии сержант напутствовал меня угрозами и обещал всяческих расправ, если я потеряюсь. К тому же, в свой мобильник я не вставил местную симку, которые мы, трое, купили для связи с начальством. На неё был подключён интернет, поэтому мне не хотелось её потерять, а по инструкциям, которые я всё же изучил, моё место всё равно было при машине в качестве часового или посыльного, если не начнётся работа по спецухе. Разумеется, я сказал, что забыл её, поэтому, выслушав очередную порцию угроз, отправился в палатку. Батарея управления была здесь уже три дня, а палатку закончили ставить лишь сегодня. Ухватил себе скрутку из матраса с подушкой и бельём, забил и лёг спать по общему отбою. Вещмешок остался в кунге машины, все вещи там же, начальник и сержант спали там, а я на первый вечер даже умываться не стал. Впрочем, остальные солдаты батареи тоже были грязными и бородатыми - в лагере было плохо с питьевой водой, не то, что с технической.
На следующее утро был подъём. Я выскользнул из палатки и отправился к своему грузовику. Не хотелось связываться с начальством, но всё же я забрал вещмешок и пошёл умываться. На завтрак пошёл с подразделением, дали половину подкотельника разваренной гречки и полкружки чаю. Вернулся к машине, и тут начался весь бедлам. Сержант не знает, как полностью подключить схему связи, я не знаю - не откуда было, только узнал за пару дней про её существование. Начальник не проверил исполнение своего распоряжения, технику в ППД так в исправленном виде и не включали. Естественно, она встала. И, естественно, виноват во всём оказался я, раз я старший из срочников, поехал на выезд. Сенцов приказал мне браться за лопату и помогать копать туалет и не возвращаться, пока не поймаю солнечный удар. Сержанта он накрутил и заставил договариваться об отправке неработающего аппарата в часть, чтобы Макс его донастроил, а сам позвонил наверх и сообщил, что по техническим причинам связь невозможна. Оказалось, что такой трюк делался уже не раз на учениях, потому что были действительно серьёзные особенности, мешавшие работе в поле. Начальник ничего не мог с этим сделать сам, поэтому он сообщил наверх и меланхолично занялся устройством кунга. Я - себе не враг, вяло копал под палящим солнцем, думая, где найти воду. Где взять воду было не ясно. У начальства просить - только не у этих, к тому же, как я уже понял, ты здесь сам за себя, нужен только в качестве живой приставки к аппаратуре и посыльного. Что ж, пришлось пить по глотку в час. Питьевой режим нужен был ещё и чтобы не истечь потом на жаре - больше пьёшь, больше из тебя выходит, больше хочется пить. Было градусов около 40, не меньше, хвалёная "цифра", наполовину состоящая из синтетики, раскалилась, стала похожей на горячий картон (встала колом от пота), обжигающий неприкрытые майкой части тела. За час до обеда Сенцов вызвал меня и приказал исчезнуть до конца учений в кабине нашей машины - наказание я отбыл. Попутно выслушал о том, какой я неприспособленный к жизни, непрошаренный, тупорылый слон:
- Ты, Ебень, понимаешь, что ты бесполезен? Ни стащить, ни намутить, ни руками что сделать! Астахов Лёшка - тот знаешь, как мне обои в коридоре сделал? Они с Аргамаковым и Устинову почти всю квартиру отп.дорили - загляденье. А тебе даже отпилить доску в костёр нельзя доверить, с.ка - руки порежешь или старшина тебя спалит и отп.здит!
У начальника сложилось нужное мнение, теперь можно было, не привлекая внимания, не упускать своего. А весь вопрос кому сколько нужно от жизни - "мутить" я считал необходимым в случаях, когда не хватало на жизнеобеспечение или когда раздавали халяву, большего и не требовалось. Испить газировки в полях или сожрать сникерс - зачем тратить деньги, крутить мощные схемы добычи товара через контрактников, да ещё с кулацкой наценкой в 100-150%, когда можно подождать 10 дней и без издержек купить всё через друга? С точки же зрения начальника и сержанта "мутить" себе ништяки сверх положенного следовало для пацанской репутации "прошаренного" парня. Я в гробу видал пацанскую репутацию, руководствовался здравым смыслом, поэтому заслужил себе у начальника прозвище "Ебень". В дальнейшем, на следующих учениях, узнал, что начальник был недоволен тем, что из Белоконя и Махеева он "сделал пацанов", а я воспитанию не поддавался. Что ж, нам главное дело делать на ять, мы люди скромные.
На обед дали черпак жидкости со вкусом овощей, тот же неполный подкотельник разваренной гречки, пару кусков хлеба в нарезке и полкружки чаю. Быстро расправившись с "топливом-для-того-чтобы-не-сдохнуть-к-следующей-задаче" я отправился искать воду. Нашёл её в рукомойнике. Техническая водовозка АРС в этот момент закачивала ржавую, мутную воду в ржавые, старые полевые бойлеры, которые, чувствуется, видели ещё Союз. Из бойлеров, без нагрева вода по шлангам стекала в некое подобие рукомойника с металлическими "сосками". Набрав фляжку омерзительной на вкус воды, вымыв с мылом котелок, добрёл до палатки. Оказалось, что в каждой палатке есть полевой термос ТВН для разноса пищи, в данном случае, в нём должна была быть питьевая вода. Только её не было, никто из солдат и пальцем не шевелил, чтобы пополнить запас. Что ж, с этим позже разберёмся. В последующие дни ТВН брался подразделением на приём пищи и наполнялся. Хотя я и прикомандированный к батарее, но пользуясь дружбой с другими старыми, пару раз обращал внимание, что причина отсутствия воды во фляжках в течении дня - в неорганизованности самих солдат. Раз у нас махновщина и демократия, значит следить за пополнением водных запасов должны сами солдаты, чем они и начали исправно заниматься ещё дня через три. До этого меня одолели с просьбами "есть вода во фляжке? дай хлебнуть, братан", потому что о своей я регулярно заботился сам, не надеясь на старшину и подразделение.
Доложился о возвращении и залез в кабину. На неё и на соседние кабины машин кто-то уже натянул маскировочную сеть, дававшую отличную тень.
Впервые за службу у меня выдалось столько времени, чтобы побыть одному. Часы медленно текли, превращаясь в дни. Начальник с сержантом и начпродом сидели в кунге и без палева пили водку, играли в карты и смотрели фильмы на двд. Меня посылали по мелким поручениям, вроде "принеси соли", "пусть пожарят картошку". Хозяин кухни, ушлый прапорщик со второго дивизиона, называл меня "безумным связистом", потому что я не уважал порядок прошения ништяков для начальства. Никакого подобострастия, никакого таинства - с сознанием того, что мой капитан имеет длинные руки и поимеет тыловиков через своих знакомых, я обращался с вопросами напрямую, привирая иной раз, что несу минералку для комбрига, замкомбрига или начштаба. И ни разу я не взял лишнего или что-то стырил у офицеров. Честность можно предать с одной ссаной булочки, с одной бутылки воды. Прапора такая прямота бесила, но хлеб, холодная вода, сок, жареная с луком картошка неизменно находились. Начпрод тоже вошёл во вкус, называя меня "Москвой" и отправляя по своим начпродовским делам с разрешения Сенцова. В связи с этим вспомнился сериал по книгам Вудхауза "Дживс и Вустер", про не по должности умного камердинера Дживса и его хозяина, настоящего джентльмена, не блещущего особенно умом, Берти Вустера. Трагикомично. Однако, в нашем случае, начальник был умён, да ещё как - это с сержантом не повезло. Постепенно я понимал, за что другие офицеры звали Сенцова "Славиком", при этом без тени снисходительности. Сенцов умел выкручиваться из всевозможных ситуаций, "разруливать темы" и при этом делать крутой пацанский вид, что "ему всё пофиг". Натурально Снуп Дог, хотя любимой песней у него была "Едем, едем в соседнее село на дискотекууууу". Надо сказать, что не смотря на конфликт, на то, что я стал козлом отпущения для создания видимости бурной деятельности в подразделении, начальник у меня был красавчик. Ну, выражаясь пацанским языком. Сержант не рисковал при нём особенно распускаться - это мне тоже нравилось.
Поэтому я предавался размышлениям о жизни. За эти десять-одиннадцать дней она вся пролетела перед глазами, все люди, все встречи, все события. И хотя я жалел, что служба складывается так, что добром-то и вспомнить пока нечего почти, одна вещь мне в ней нравилась - всё наносное смылось. Многие поступки переоценивались, множество взаимоотношений. В сущности, я так много уделял внимания всяким внешним, проходящим вещам, когда главное в жизни - поступки и истинные ощущения. На самом деле ты просто берёшь - и делаешь, очень просто. В общем-то, человеку всё под силу, не надо только отдаваться ежесекундным эмоциям - нужно довести дело до хотя бы промежуточного результата. И всё время задаваться вопросами "а вдруг?" в сложной ситуации, никогда не отчаиваться и расстраиваться сразу, бросать начатое, и вопросом "а не ох.ел ли ты часом?" - с точки зрения самокритики. Надо думать не только о себе, но и о других. Хотя, если жизнь загоняет тебя в ситуацию, когда большинство думает только о себе, то наблюдение за их повадками помогает тебе сохранить свой интерес без потерь, оставаясь человеком; например, прийти на помощь, если она понадобилась, не ожидая чего-то в ответ. Тебя даже могут посчитать за дурачка из-за альтруизма, но пусть они так считают, главное, самому не скатываться. К примеру, пришла мне из дома посылка с конфетами, забираю его с городского отделения почты, прохожу через КПП бригады. Солдатик мне и говорит: "Чё, есть чё? Конфеты, рулет? Дай, а то вызову контрабаса - вдруг ты бомбу несёшь?". Беззлобно послал его и пошёл кустами до своего штаба. Распаковал, сложил в кладовку. Санёк обрадовался, взял пачку печенья себе с моего разрешения. Тут я вспомнил про солдата, взял пригоршню конфет в карман и пошёл к двери. "Э, ты чё?" - спросил Саня. "Пойду, отнесу солдату на КПП. Он меня пропускать не хотел, типа бомбу несу. Небось сто лет конфет не видел.". "Да ты понимаешь, что ты - лох в их глазах, ты под него прогнулся!!!", - наставляет меня братуха. Ну, вертел я эти ваши уголовные замашки, прихожу на КПП, даю конфет солдату. Солдат в непонимании берёт конфеты, очухался, сделал наглую морду: "Дай ещё!". "Харош, зубы выпадут", - парировал я. Да, Санёк прав, в этой блядской части живут по понятиям, но главное в том, чтобы вести себя по-людски в любых условиях. Мне не жалко конфет, мне жалко молодых и глупых, трусящих показаться лохами, проявляя себя по-человечески.
За короткий полевой выход произошёл ещё только один инцидент с начальником, когда мне приказали поставить чайник в машине. Чайник только сам не выключался, "выключишь, когда вскипит", без вдавания в подробности. Подождав, пока вскипит вода, я нажал на кнопку, выключив чайник, и доложил, что кипяток готов. Начальник отпустил меня в кабину, они с начпродом и сержантом продолжили неспешный разговор в тени кунга. Через некоторое время я услышал знакомое "ВОТ МРАЗЬ ТЫ КОНЧЕННАЯ, МОСКВА!!!". При том орали и сержант, и начальник. Чайник нужно было выключить из розетки, не достаточно было нажать на кнопку. Вода выпарилась чуть не наполовину. Сержант же вообще заявил, что я чуть не спалил грузовик на 9 млн рублей. Кто бы предупредил об этой особенности, а? Хотя мне стало совестно - всё же отключить полностью было более надёжно, подвела интеллигентная мысль "а если им захочется ещё вскипятить?".
Бригада тем временем тренировалась в обустройстве полевого лагеря, все подразделения занимались своей деятельностью. Химики упражнялись в нормативах по РХБЗ и стерегли въезд в лагерь, инженеры протянули везде электричество, наливники заправили транспорт. Многие машины выглядели очень древними, несколько вышло из строя. Мехводы копались в своих огромных БМ-ках и ТЗМ-ках (транспортно-заряжающая машина). Через дня четыре оба дивизиона на весь день уехали из лагеря тренироваться в боевой подготовке. В лагере осталось всего десятка полтора людей. Тут выяснились проблемы со снабжением - обеда не было. Нам объявили, что продукты закончились, хлеб испортился и вообще расчёта кормить кого-либо не было, раз дивизионы на выезде. Видимо, подразумевалось, что в лагере ВООБЩЕ НИКОГО не осталось - 15-20 человек не в счёт. Сухпайки пообещали открыть, но так и не стали. Мы выпили по полкружки чаю и разошлись. Может от дрянной воды, может от грязных рук, у меня прихватило живот, поэтому на отсутствие обеда было плевать. К тому же, будучи часто на побегушках у начальника с начпродом, я знал, что в офицерском холодильнике лежит пара арбузов, холодное пиво, минералка и кое-что ещё для людей - не в отсутствии продуктов дело, дело в организации на кухне - на нас просто забили. КАМАЗ за продуктами для солдат отправился после обеденного времени и отсутствовал часов до 21. Хорошо, что хоть с водой теперь был порядок: на кухне была питьевая водовозка, одолженная, скорее всего, у кого-то из соседей. Там была чистая питьевая вода. Из разговора начпрода по мобильному телефону, узнал так же, что у нашей бригады появились какие-то проблемы с взаимодействием по хозяйственной части. Гвардии старший лейтенант Кузнецов пререкался с каким-то майором, отказывавшемся пропускать назад на полигон нашу машину с хлебом. Так или иначе, ужин у нас был. А я выздоровел сам по себе, не показываясь медику. Кстати, фельдшер в звании ефрейтора контрактной службы, занимался ещё одним видом армейского маразма - проверял чистоту наших котелков, отсутствие жира. При этом солдаты отмывали чайный налёт с кружек и жир с котелков песком из под ног, с водой. Все про это знали, абсолютно все, поэтому досмотр котелков перед входом в столовку и был редкостной идиотией. Моющее средство у рукомойников появилось только после того, как комбриг лично проверил пункт хозяйственной деятельности.
Дивизионы прокатились пару дней на боевое слаживание без пусков, отработали свои задачи. Осталось представить высокой комиссии наш лагерь. Дивизионы удрали от неё в поле, комбриг пропесочил оставшихся офицеров за отсутствие всевозможных уставных деталей, вроде табличек с фамилиями старших палаток и документации с выкладками продуктов на ПХД. Комиссия проверила лагерь, заключила, что всё плохо, комбриг устроил всем головомойку, лично всё проверил. Только после его личной проверки на приёмах пищи стали выдавать большие порции лучшего качества, в каше появилась положенная тушёнка, в утреннем цикориевом напитке - сгущёнка, распаковали масло, вафли и печенье на ужин; поставили полевую баню, появилось моющее средство для мытья посуды, фельдшер обработал хлоркой туалет, при палатках появились все нужные таблички, навели порядок на ПХД (в этом была и заслуга начпрода, которому стало скучно просто пить водку со Славиком, он решил всё же немного размяться).
Вечером, за два дня до возвращения, старшие офицеры собрались отметить удачное окончание учений у комбрига. Я забыл упомянуть, что бригада получила нового комбрига. Им стал начальник штаба. Вот кого точно уважали солдаты. Он периодически проверял казарму в части, вникал во множество деталей службы подчинённых. К сожалению, мало что делалось без его личного вмешательства и разносов. Мы были ему благодарны. Не так уж и плохо, если подумать: один отчитанный офицер со строгачом - и много наконец-то сытых солдат, к тому же вымытых.
Очень серьёзно задумываться заставляла вот эта необходимость в постоянном личном вмешательстве высоких начальников. На одном комбриге и нескольких замах бригада далеко не уедет. У нас очень старая техника. Приятели среди мехводов и водителей рассказывали, что многим машинам около 20-25 лет, часто детали и механизмы требовали замены на предприятии-изготовителе. Технике нужен капитальный ремонт, потому что не дело это - терять на марше по нескольку машин отстающими из-за поломок. Кто-то скажет, что это обычное дело... да, но когда почти вся бригада ездит на "динозаврах", то задаёшься вопросом: хорошо, можно выставить на учения отдельный дивизион, в который войдут самые новые или исправные машины и лучшие люди... а если потребуется вся бригада? Знание своей техники позволит нам справиться, но результат был бы лучше и уверенности было бы больше, если бы был долгожданный ремонт и замена. Конечно, понятно, что всего сразу не бывает, что сейчас в первую очередь перевооружают РВСН и флот - стратегические компоненты безопасности страны. Конечно, понятно, что в центре внимания общественности и военных новостей бравые десантники, морпехи и спецназ, которым идёт всё лучшее. Но в общевойсковом бою без нас, без артиллеристов, особенно реактивщиков, делать нечего. В конце концов, именно "боги войны" являются ударной силой, которую наводят разведчики. Мы почти не зависим от погодных условий в отличии от летунов, при правильном применении сотрём в порошок крупные воинские подразделения. Однако, это непросто сделать на пожилом парке техники, очень много времени уходит на поддержании боеготовности машин.
Вообще, я переживал за бригаду. Из-за состояния техники и морального духа личного состава бригаду из гвардейской надо до лучших времён переименовать в "пиратскую", тогда может быть её станут лечить и ремонтировать. В советское время, вероятно, гвардейские подразделения, появившиеся в годы Великой Отечественной, были лучшими частями, с лучшими офицерами, солдатами и техникой. Сейчас же было больно смотреть. Хотя и в нынешнем состоянии часть соответствовала негласному девизу "После нас только тишина" - правда, это требовало больших усилий.
Снялись с лагеря, вернулись в часть. На этот раз сержант ехал в кабине, поэтому я лёг спать. Жара была невыносимая, вентиляции никакой, даже вентиляционный лючок не помогал. Всю одежду пропотел насквозь.
Когда мы с Саньком и Максом возвращали из машины технику и барахло, то Санёк вместо "привет" проныл "нахрена вы вернулись?". Сержант и начальник подбили все документы по возвращению, подключили аппаратуру и отправились домой. А я принялся травить байки и слушать про жизнь в части.
Максу и Качку повезло. Гвардии старший лейтенант Устинов ушёл в отпуск, мы уехали в поля. Присматривать за кабинетом осталась только лейтенант Макарова, да и то, она заходила совсем редко. Парни поставили себе кровати из щитов и спали целыми днями. Посмотрев журналы сеансов, я обнаружил кучу косяков в оформлении, однако ребята наконец-то стали самостоятельно работать. Да, ошибок было много, да расслабились, зато теперь я буду отдыхать, а они меня подменят. Пригодилось то, что я сделал пару месяцев назад, заставив сослуживцев возненавидеть себя. Поводов для ненависти теперь прибавилось, так как я оставил за собой общий контроль за ходом спецухи и работу в дни своего дежурства. Т.к. я дежурил и за сержанта, то получалось, что работал каждый день, поэтому в остальных, побочных задачах по возможности терялся из виду. Никто не любит про.бщиков, но что поделать, всё равно никто из нас троих не выполнял операции быстрее и точнее меня :)
Сержант благополучно ушёл в отпуск на отремонтированном "Форде", мы впервые вздохнули свободно. Товарищи без меня отработали ещё одну КШТ. Бригаду переодели в песчаную лёгкую форму, что было странно - она была актуальна на учениях, но, как у нас всегда бывает, ценную "песчанку" выдавали один раз на три года, каждый комплект был ношенный-переношенный, поэтому в поля её не выдавали, ходили только в части. Жизнь стала почти что хорошей: все дембеля ушли, стало спокойнее, везде теперь на командных и других выгодных должностях сидели одинаковые по сроку службы солдаты и сержанты, кабинет наш, служба отлажена, недостатки после полевого выхода устранены, тумбочка набита продуктами, зелёная полёвка выстирана, мыши ловятся, интернет в телефоне есть - впервые я проверил житьё-бытьё своих друзей и знакомых. Оказалось, что мой уход в армию никто толком не заметил, зато выяснилось, что я на службе пережил больше приключений, чем большинство из них дома. И это за 8 месяцев.
Парни начали немного наглеть: объединились против меня, каждое слово высмеивают, заносятся в своём знании и выполнении обязанностей. Сказали, что они могут всё, а "на твоей аппаратуре, Илюх, может работать даже сержант". Снова стали драться с Саней, при том уже совсем серьёзно. Кончилось всё тем, что он сунул мне в лицо целовать бляху ремня, получил сильного пинка в ответ, повалил меня на пол, поставив колено на грудь и пообещав размазать по кабинету. Сии манипуляции облегчались его любимой манерой в стиле "полугопник-внезапный", так как я тихо-мирно сидел с телефоном и вступил в бой, будучи застигнутым врасплох. Освободившись, мы продолжили ругаться и снова схватились, только в этот раз я тоже решил не церемониться и заехал Саньку локтем в глаз. После этого драки пошли на убыль, хотя отношения оставались натянутыми.
Мириться мы начали после того, как загнали и растоптали втроём особо наглую мышь, выскочившую в кабинет днём - Саня и Макс орудовали веником и шваброй, загоняли зверя, я был на подхвате, на травле. И после получения посылок из дому. Саня заказывал сало и колбасу, я конфет, Макс - сгущёнку и леденцы. Посылки пришли почти одновременно, мы ходили за ними в городское почтовое отделение, пользуясь служебными пропусками. Так удавалось избежать досмотра посылок в части, всё содержимое доставалось нам троим.
Постепенно Макс вышел из сумрака, его инженерный талант пригодился. Как-то раз вечером мы пили чай, а на следующий день аппаратура дала очередной сбой. Я уже думал начать неполную разборку одного узла, как Макс с фонариком осмотрел все пазы и щёлки, и нашёл...сахаринку, попавшую внутрь. Иголкой достал её оттуда - техника заработала. Некоторое время мы не ставили на аппаратуру чашки с чаем и не клали пакеты с печеньем. Макс получил уважительное прозвище "Майонез" из-за своей фамилии - Махеев.
Едва отдохнули дней 10 без сержанта, как внезапно его вернули из отпуска. Намечались новые учения, теперь у всего округа и по-настоящему внезапные. На этот раз ехал я и Саня, но хитрый Качок договорился с начальником, чтобы ехал Майонез. Здоровяк сослался на плохое давление и на ценные для ППД обязанности. Макс же был у нас за инженера, т.е. настройщика аппаратуры и электроники, поэтому начальник взял его с собой. Вдобавок, Майонез сёк фишку в мобильниках и приложениях - любимых сержантских забавах. Вещи взяли все те же самые, но на этот раз техника была опробована в кабинете, особенности работы записаны, с собой взяли дополнительные фляжки с водой, дополнительную туалетную бумагу, себе пластиковых бутылок с водой, чтобы не сильно зависеть от начальства, пару банок сгущёнки, конфет и экипировку. Предполагалось, что мы едем на пару недель, но получилось совсем по-другому...

Реактивные заметки_дофига прослужил, дофига осталось

Часть 7. "Дохрена прослужили, дохрена осталось".

Иногда следует сделать хуже, чтобы потом стало лучше. Затянуть пояс, посидеть на голодном пайке, поработать без выходных.
В моём случае нужно было что-то сделать, чтобы растормошить сослуживцев Санька и Макса, которые явно не горели желанием разделить со мной тяготы и лишения. Саня Белоконь провёл в госпитале две недели с пневмачом и не стремился возвращаться. Удивительно, как этот здоровяк, чемпион нашей учебки по армреслингу, силач и пауэрлифтер нудел о том, как клёво было в госпитале без нас, без части, без сержанта: сидишь себе в телефоне да спишь, да с сестричками болтаешь. Чиркин, который в госпитале был дважды, с удовольствием вспоминал вместе с Саньком сестёр поимённо. Сержант немедленно вызверился на Саню за то, что тот якобы нарочно гасился. Как выяснилось, Чиркину тоже поначалу досталось такое отношение. На Качка, как прозвал его сержант, упала одна из дополнительных обязанностей, которую уже хотели взвалить на меня, но по основной службе у Сани была полная труба - осваивать технику он не стремился, алгоритм работы, теорию пропускал мимо ушей.
Что касается Макса, то он был верен своему пассивному принципу "лишь бы скорее всё закончилось". Пропав в нарядах до середины мая, он всё же оказался на службе с введением нас в штат. Теперь от учёбы и обязанностей было не отвертеться. Впрочем, он тоже умело уходил от ответственности. На меня, как на самого активного, свалилась повседневная служба, деды же занимались непыльными дополнительными обязанностями, лениво матеря нас, слонов, за пассивность, ошибки и по мелочи за всё подряд. Как ни пытался я объяснить парням, что сейчас деды уедут, и сержант примется за нас, им было наплевать. Весь расчёт строился на том, что сержант уйдёт на месяц в отпуск, затем месяц потерпеть и начнутся большие учения месяца на два, на которые из нас троих поеду только я, а там и до дембеля рукой подать, поэтому пацаны сжали плотно булки и ждали.
Тогда я сделал весьма своеобразный ход. Как-то раз, когда мы были все в сборе и без сержанта, деды вяло по привычке песочили меня за что-то. В ответ я взорвался длинной тирадой про то, что двое моих сослуживцев вертят вола за хвост, и у нас всё делаю я один. А своим товарищам в максимально обидной форме я показал, что могу всю службу на себе затащить - и связь, и доп.обязанности. Им же предложил свалить в подразделения на любые должности, либо начать помогать. Вообще-то они уже разделили со мной обязанности, но на то и был расчёт - разозлить и объединить их против меня, заставить соревноваться, раз уж по-хорошему не хотят. Идея оказалась верной - мы с Саньком разругались вдрызг, на его стороне были Чиркин, Аргамаков и Макс. Астах обматерил нас обоих, пообещав мне настоящую дрочку, если уж я такой оху.вший связюк. Да ещё и сержанту сообщил, который взялся за меня и назвал "п.здаболом". С этого момента сержант, деды и сослуживцы внимательнейшим образом стали тыкать меня в мои ошибки. "Обозвал всех лохами?" - получай. И я не отпускал, поддерживал накал, чтобы парни не расслабились.
Как-то раз Саньку пришлось под наблюдением сержанта выполнять кое-какую простенькую работёнку. Санёк парился, тёр лоб и слушал на свою голову маты. Ключевым его оправданием стало "А Илюха мне ещё этого не показывал" - всё же дедам лень было, товарищей обучал в основном я, да ещё и получал за их косяки. Запомнив эту его фразу, я постоянно тыкал ею в дальнейшем, разжигая Санину ненависть. Надо сказать, что едва ли не сразу после его возвращения из госпиталя, у нас открылась лига боёв без правил. Чиркин выяснял вечером у нас кто чем занимался и красовался своим умением боксировать. Смолчать про то, что занимался каратэ, я не смог - и немедленно стал его спарринг-партнёром. Саня подключился, и мы с ним стали регулярно бороться при общем одобрении старых. Результат всегда был один - я оказывался на полу, т.к. бороться не умел да и весил 65 кг против 84 у Качка. Однако, всегда боролся, никогда не отказывался. Больше всего Сане нравилось отвлекать меня, когда я "качал" связь или занимался чем-либо из служебных обязанностей - в ответ я посылал его, чтобы не отвлекал, и начинался очередной бой. Просто так нападать ему было не интересно - только когда я в невыгодной позиции. Дразнить и издеваться над ним я не прекращал, как бы сильно не получал, а драться мы стали регулярно, особенно, когда приходили в казарму. Как-то раз мы переносили бельё после ужина из холодной каптёрки. Темно, замкомвзвод, 19-летний пацан, ушёл вперёд, Саня отвесил мне хороший боковой в плечо. В ответ сам огрёб - и началось, всё же ударка у меня кое-какая есть. В результате мы отбили друг другу ноги, плечи, бока и грудные клетки, но кто бы мог это заметить? По возвращению в казарму, мы продолжили биться недалеко от входной двери, дежурный и несколько парней нас пришли разнимать, потому что наряд могли снять за происшествия. В умывальнике вечером я увидел у Санька чёрный кровоподтёк на плече и тут же услышал от хозяина травмы шутку про прокуратуру и дисбат, мол, "поедешь в Магадан, а не на дембель". В ответ съязвил, что такой здоровый бычара, сдавший худого товарища за синяк, как минимум трус, видимо, мы с ним равны, раз он такое внимание уделяет моему подавлению. Мы ещё немного подрались для порядка, потому что не могли сделать вид, что кто-то проиграл, и по уговору Саня не вышел на вечерний осмотр. Впрочем, вечерний осмотр был у нас просто для галочки, поэтому ничего особенного не произошло.
В общем, теперь у нас был способ выпускать пар и злобу. Не припомню и дня в этот период, чтобы со стороны Санька не было попыток докопаться до меня, а я не ответил ему чем-нибудь. Вообще, Качок был интересным человеком. С одной стороны он был малоразговорчивым, если что-то произносил, то как из металла отливал. "Ужин не порадовал" - вот и вся характеристика первому ужину в части, состоявшему из капусты с рыбой, как пример. Но иногда его пробивало на разговоры, он любил высказываться и любил, чтобы его мнение слушали. Вернее, чтобы я слушал. А потом спровоцировать конфликт и хорошо намять друг другу бока. Любимый фильм у него был "Бригада", в повадках у него было много почти хулиганского, но вместе с тем он был патриотом националистических взглядов, ходил в церковь при удачной возможности. Проблем по службе старался избежать, особенно приключений, создавая себе стабильность. Был вроде и единоличником, а вроде и не совсем - любил продемонстрировать, допустим, что посылка из дому пришла только ему, но потом ставил на стол сало и сгуху. Я нащупал его спортивную гордость и не переставал её уязвлять - так мне удалось реанимировать к службе одного товарища.
С Максом оказалось проще - он сам собой принял сторону старых и сержанта в спорах по поводу Москвы и наглости москвичей. Оставалось не разочаровать его в этом. Если удавалось отпустить циничную шутку, показать свою наглость, я это делал, раззадоривая моего второго товарища. К тому же, по образованию он оказался инженер, его отдельно раздражал мой гуманитарный склад ума и словоохотливость.
Санёк тоже поддевал Макса. Саня по-своему был едким и мастерски пародировал акценты. Со мной он говорил по-московски, растягивая слова и "акая", с Максом - по-марийски, скороговоркой. В таких случаях я тоже присоединялся, пародируя марийский акцент, и Макс чувствовал себя как дома, ха-ха)
Вот так, на взаимной неприязни и соревновании из нежелания быть "лохом" удалось наконец привести нашу троицу в равновесие. Кстати, особенность армейской жизни - приходится создавать коллектив из абсолютно разных людей, думаю, что на гражданке мы даже разговаривать бы не стали, настолько разные люди. Это к вопросу о "индивидуальном подходе" в нашей армии, работе психологов по формированию команд в подразделениях специального назначения и кадровой политике. Нас набрали по алфавиту, кого попало, на отвяжись, прислали в проблемную часть. Хорошо, что ума хватило самим в процессе разобраться.
Старых я тоже замкнул на себя, но тут уже дело было в нежелании изображать из себя покорного слоника. Вначале Астах и Чиркин только шутили про то, чтобы я стирал им носки или стырил что-нибудь со столовой, но потом шутки стали уже навязчивыми вызовами. После того разговора, когда я сказал, что теперь являюсь "оху.вшим" слоном, ко мне началось такое же отношение со стороны "моего старого" и Чиркина. Во многом это было от скуки, ведь теперь службу тащили мы, но и присутствовала игра характеров. Лёхе Астахову хотелось добиться морального превосходства, не давала ему покоя моя уверенность в себе, задранный нос (умение ответить на любой вызов с его стороны) и московское происхождение. Чиркин просто развлекался, а Андрюха Аргамаков смотрел на всё стороны.
Особенно испортились отношения после двух случаев.
Случай первый. Комбриг.
Больше всего меня бесила необходимость отпрашиваться на службу у командира батареи управления или ответственного. После утреннего развода приходилось терять минут по 30 пока всем поставят задачи и выслушивать колкости по поводу того, что "этот связист сейчас пойдёт просиживать штаны, а вы, черномазые, будете в парке дохнуть на жаре". Заполучить и напрячь нашего брата было любимым развлечением многих младших офицеров и контрактников. Поэтому я просто стал сбегать до развода в кабинет - всё равно всем было плевать. На то же дело я подбил Санька. И вот, в выходной день мы сразу после завтрака оказались на службе. Астахов и Чиркин не пришли с завтрака, а Андрюха Аргамаков выгнал нас на развод. Едва мы открыли дверь, как столкнулись с комбригом нос к носу. Тот ворвался в кабинет, дал затрещину Аргамакову, выясняя на командирском матерном что эти два слона здесь забыли, когда вся бригада ждёт только его, комбрига, на плацу. Как раз подошли двое других старых и прогнали нас.
Приходим после развода, Лёха немедленно командует "взлететь" на турник. Что ж, 50 подтягиваний, 50 отжиманий и 50 приседаний не так уж и страшны. Осталось выяснить детально причину гнева. А получилось всё очень просто - комбриг и не догадывался, что старые не ходят на развод, вечернюю поверку и живут в служебном кабинете. К нам вообще никто не заходил из командования бригады - служба-то была налажена, а как она функционирует - кого волнует? И тут оказывается, что инструкции нарушаются, в помещении находятся не вставшие в штат слоны. Комбриг пригрозил регулярно проверять несение службы, чему старые не обрадовались, ведь жить в подразделении, как мы, их не устраивало, хотя до дома оставалось 1,5 месяца. Тут и мы наконец-то узнали, как устроен быт наших дедушек.
Пользуясь тем, что в батарее и в третьем дивизионе Чиркин и Астах внесены в книги нарядов, они жили в служебном помещении. Дежурному связисту полагался топчан. Андрюха Аргамаков и Вадим Чиркин стырили в разрушенном здании клуба два деревянных щита и спали на них, положив на стулья. Андрюхе приходилось спать в подразделении и ходить на приёмы пищи с ним, когда он не был дежурным или когда ответственным был прапорщик Убейсобакин, который его ненавидел.
В тумбочке всегда был чай, принесённый со столовой после завтрака хлеб, яйца, плавленный сыр и молоко. В городе раз в неделю Лёха, выходя по служебным делам, докупал сахар, что-нибудь к чаю. Из дома приходили посылки, в которых парни получали долговременные запасы в виде сала и колбасы. Андрюхе однажды прислали половину жареного индюка из деревни.
В аптечке всегда были лекарства на случай расстройств желудка и простуды. Подшивной материал, нитки и прочая мелочь - даже не обсуждается. Любимым делом у Астаха было что-нибудь намутить для кабинета. Как-то раз он украл из столовой щётку для утренней уборки. В другой раз он намутил сахара. Личные вещи с вещмешками хранились в служебной кладовке.
В общем, всё это великолепие, всю эту свободу мы поставили под удар высокого начальства, особенно я. Поэтому внимание к моим ошибкам утроилось, часть вещей, которые я хранил в кладовке могла переехать в казарму, где была бы мигом растащена, а разговоры в свободное время только и касались как бы прижать Москоляку - такое кличкообразование я получил к середине мая. Надо заметить, что благодаря тому, что деды, а затем и мы жили в служебном кабинете, это сугубо положительно сказывалось на службе и состоянии помещения. Ни у наших старых, ни у нас не бывало случая, чтобы мы пропустили сеанс, что-то не доложили, не выполнили работы, создав "снежный ком", потому что дежурили, фактически, все вместе, контролируя друг друга. Ежедневная уборка и привычка класть всё на место позволяла поддерживать идеальный порядок, не допускать блядства. Этим мы выгодно отличались от большинства других подразделений и служб. Поэтому деды пропесочили нас за дело.
Второй же случай совсем добил взаимоотношения с Астахом.
Сержант привёл свою дочку в кабинет и ушёл на развод. Дочка попросилась в туалет, Лёха оторвал ей туалетной бумаги и отвёл. У нас на шестерых оставался, как оказалось, последний рулон. Догадайтесь чей? Правильно, мой. И Лёха без спроса забрал его из моего пакета с рыльно-мыльными. Это меня взбесило - мало того, что мы с ними грызёмся, теперь мои вещи можно брать без спроса, поэтому я вырвал у него сортирку из рук и поставил на полку в тумбочке, сказав, чтобы он хоть разрешения спросил - поставил тем не менее в общий доступ. Лёха в ответ вспылил, что я ко всем моим грехам ещё и жадный, как еврей, поэтому штабной туалет теперь для меня закрыт - ходить придётся в казарму. Мы поматерились, и пришлось мне ходить в казарму, рассчитывая только на то, что выдадут в батарее на мою душу. Просто Лёха планировал продержаться на моём рулоне ещё день до выдачи имущества в дивизионе. Естественно, брать чужое у слона - дело простое, поэтому он так отреагировал и до дембеля помнил этот случай; я понял всю его обиду лишь месяц спустя, когда он рассказал, как его поразила "моя жадность".
Таким образом, сослуживцы и деды были настроены против меня. Одни - по служебной необходимости, вторые - в процессе борьбы характеров.
Третьей проблемой стали дембельки в казарме.
В середине майских праздников с полей вернулись оставшиеся там с зимне-весеннего полевого выхода солдаты со всех подразделений. К концу мая приехал первый дивизион в полном составе и часть прикомандированных к нему солдат. Дембелей стало невпроворот. Среди них было большое количество отморозков и просто обезьян. Рассказывал выше про обычное отношение друг к другу - воровство у своих, не считавшееся зазорным, подлые подставы. Например, среди дембелей орудовало несколько воришек, особенно один, в общем-то, харизматичный малый. Он-то и оказался самым успешным - несколько мальчишек уходили раньше срока, приобретя на службе дорогие телефоны (один даже айфон и айпад получил из дома), он брал добычу в последний вечер или ночью, так что жертва уезжала домой - не оставаться же в части, чтобы дождаться расследования. И никто не жаловался. Раскрыли негодяя уже в поезде его сослуживцы, с которыми он ехал домой. Что-либо делать было поздно.
Среди вернувшихся было двое водил, которые особенно любили задирать безответных солдатиков даже среди дембелей, т.к. за молодыми внимательно присматривали офицеры. К тому же молодых и так можно было гонять и использовать - среди них дембельками намеренно разжигалось шкурничество и воровство. К тому же, если у нас в учебке встать в первую шеренгу взвода было, к примеру, почётным делом, то здесь было наоборот - молодые вперёд, дембеля назад, как шпана. Были и другие отдельные кадры. Когда выключался свет после отбоя, дембельки рассасывались по этажу с телефонами, смотрели фильмы он-лайн или устраивали битьё подушками "лохов". Выглядело внешне весело, как игра в битву подушками, но заканчивалось всё тем, что человек по пять-шесть вставало возле кровати чмыря и било его, пока не надоест под общее ржание. Парочка водил - Левин и Петров (Оба были ростом около 170-172, щуплые, жилистые, с наглыми тупыми глазами) - проверяли меня на слабину, но не схватывались, потому что я был мутный тип для них, читающий, прикомандированный... Но всё же терпеть нового полугодичника и не попробовать его зачморить было нельзя. Левин любил изображать из себя добродушного паренька и всех называть "брат". "Эй брат, что это у тебя" - тыкал он пальцем в грудь своему другану и сильно, больно дёргал его за нос. Другому зачморённому он сел яйцами на лицо, третьего предпочитал охаживать подушкой по голове ночью. И вот вечером после ужина он вошёл в большой кубарь, где все сидели в ожидании команды на вечернюю поверку, и стал шутя избивать своего товарища, с которым они были типа "братьями". Избил одного, дал подзатыльник третьему - все покорно сидят и делают вид, что ничего не происходит, а он выбирает себе очередного, чтобы докопаться. И чем покорнее сидят, чем сильнее отводят глаза, тем больше дразнят Левина. Обращу ещё раз внимание, все, кто сидит - дембеля, его сослуживцы, не молодые. И таки он схватил меня за плечо. А я со всей страстью, так как ненавижу таких пид.расов, захватил его сам и ткнул в грудь. Мы схватились, он пытался меня ударить, я его, но руки у обоих были сцеплены захватами. Тогда Левин ухватил меня за пояс и побежал вперёд, стремясь опрокинуть, что удалось только наполовину, потому что я плюхнулся на табуретку, вышел из захвата и, сидя, от души двинул его берцем в живот, отфутболив на метра три - весил мой противник килограммов 50, что называется, "в трусах". Мы снова бросились друг на друга, но нас кинулись разнимать. Мне заломали руки за спину, Левина закрывали двое. Ему удалось пролезть между ними и в открытое лицо ударить меня по носу ладонью. Я хлебнул соплей, вырвался и рванул его догонять, ведь он опять запрыгнул за удерживавших его парней. А те двое заорали, что у меня кровь. И, действительно, Левин разбил мне нос, а сопли оказались кровью, которая залила мне рот и китель. Как только прозвучал крик "у тебя кровь!", драка сразу же остановилась, Левин изменился в лице, и дембельки сразу настойчиво потребовали, чтобы я шёл в умывальник приводить себя в порядок, потому что это же прокуратура!!! Не дай бог ответственный заметит!!! Пока я шёл по коридору, крутые пацаны, которые обычно только и травили, как они перебьют друг дружку, сочувственно кивали, приговаривая "ненавижу этот блядский этаж, как меня достал этот беспредел". За пацанской бравадой была трусость и глупость. Только один мой товарищ, оператор "Точки-У" спокойно улыбался случившемуся, ведь, в сущности, такая драка - нормальное выяснение острой ситуации. Разборки переводить на уровень прокуратуры не стали - зачем портить жизнь себе и командирам. Никто больше и не пытался задевать меня. Левина как подменили - он стал подлизываться ко мне при случае. Взял у меня подушку, пока я был в умывальнике, чтобы напинать ею очередного чмыря, попросил её у него назад и услышал: "Ой, извини, брат, забыл чью подушку взял, брат".
Рассказал старым про этот случай, показывая, как могу решать проблемы сам. Астах вмешался, и они с Чиркиным распустили слух в батарее, что я нервный, психованный отморозок, плюс, я якобы написал начальнику объяснительную о причинах появления бурых пятен на кителе (на самом деле я их вовремя застирал). Слух произвёл дополнительный эффект по отпугиванию хулиганья - Левин несколько раз подходил спрашивать, действительно ли я написал. Ну что ж, слухам надо подыгрывать, чем я удачно занялся. Всё решилось само собой, но Лёха стал мне тыкать этим случаем, что без их вмешательства меня бы зачморили, а Санёк однозначно на всю службу запомнил и дразнил меня тем, что мне разбил нос крутой пацан Левин весом в 50 кг. Внутри нашего коллектива всё встало на места несколько позже.
Проблемы в коллективах были не только у меня. Качок попал в кубрик к солдатам-зэкам, которых собрали со всех окрестных частей в ожидании суда. Один из "зэков" сломал челюсть солдату, другой занимался вымогательством. Саня говорил, что попал "в воровскую хату", как он назвал свой кубрик. "Зэки" вели себя спокойно, при первой встрече напоили его чаем, но в дальнейшем немного подкалывали его из бандитского форсу. У Макса дела обстояли ещё хуже - про большую часть проблем он просто смолчал. Дошло до того, как он после майских праздников пришёл в кабинет и сказал нам, что не слышит на одно ухо. Собирался идти в госпиталь, сказал, что ему футбольным мячом прилетело в голову. Астах посоветовал сначала доложить Сенцову, который, узнав о случившемся, сильно Макса обматерил и порадовался, что у слона не хватило глупости сразу исчезнуть в калечку, а хотя бы доложить, потому что такой эксцесс выносить не следовало - за это можно было и строгий выговор с лишением премии получить. А нам всё же удалось расколоть Макса на вранье - ему зарядил в ухо ладонью один из старослужащих дивизиона, который стоял в наряде. Астах, Чиркин и Аргамаков уговаривали Макса показать им его для разборок, Качок и я тоже подключились, но Макс так ничего больше и не добавил. До сих пор не знаю, что ещё он там пережил, пока не вошёл в штат и не пошёл с нами в дежурство.
И как вы, вероятно, догадываетесь, сержант ни дня не отпускал хватку. У него были свои проблемы - он разбил машину и не хотел уходить в отпуск, пока не отремонтируют. Дочка заболела, с женой поссорился, пришёл в выходной в кабинет и нажрался в сопли. Короче, у него были поводы, чтобы срываться на новых слонах. Кроме того, ему было скучно. Поэтому он придумывал нам всякую мелкую работёнку. Например, извести грызунов. В конце мая, начале июня, началась жуткая астраханская жара за 35 градусов. И появилась мошкА с комарами, жравших всё живое на улице; офицеры вполне серьёзно на разводе стимулировали подчинённых скорее провести перевод техники на летний режим, чтобы потом не помереть от мошкИ. Мы спасались в кабинете, благодаря кондиционеру, а кроме нас спасались полевые мыши, которые стали бегать по углам среди дня. Прошаренные старые по заданию сержанта купили клей для насекомых и грызунов, и сделали импровизированные мышеловки. Нарезаются квадратные картонки, на них кольцом выливается клеи, в центр кольца лОжится кусочек печенья. Мыши стали ловиться, прилипая к картонкам. Проблема была в том, что мышки живые, выкинешь - и они вернутся. Поэтому мы с Саней стали ликвидаторами-мышебойцами. Санёк вынес первую пойманную за штаб, где были груды битого кирпича, счистил камушком мышку на землю, положил камень сверху и раздавил мышку ударом ноги. Чиркин, который был у нас главным спортсменом из старых, кое-что рассказывал о психологической подготовке бойца, о том, что "если думаешь, что можешь убить человека, убей сначала мышь или кошку". Конечно, то, что Саня избавился от грызуна, ничего не значило, гораздо большим развлечением было посмотреть, как будет давить мышек нежный интеллигент-москвич. Сам Чиркин показать класс отказался, потому что "он уже прошёл целую стадию битья людей, а мыши ему просто противны". Вторую мышку ликвидировал я. Всё, как сделал Качок, только меня в ответ нарекли маньяком. И повесили дополнительной обязанностью убивать всех последующих мышек. Сержант, прознав про такое дело, решил показать нам, слонам, уровень крутости и хладнокровия бывалого контрактника, и предложил убить мышку изощрённо - прилепить её на клей к стенке здания штаба, чтобы она "умерла от солнечного удара, помучилась". И, естественно, исполнителем опять стал я. Измываться над животными мне не хотелось, но приказ есть приказ - прилепил мышку. Сержант с кислой миной посмотрел на неё, брезгливо дёрнул рукой:
- Ладно, выкинь её, ещё заразу тут разведёшь.
- Нельзя, тащ сержант, её надо обязательно убить, а то назад приползёт, - холодно и злорадно ответил я.
- Давай быстрее, смотри - укусит, заболеешь бешенством! Хуле возишься, дебил?
Неторопливо положил мышку на плаху - на крышку от канализационного люка, - и сделал своё чёрное дело. Сержант чуть вздрогнул от звука удара и только сказал "А ты живодёр, Кравцов". После этого случая я ещё сильнее проникся к нему презрением.
Другой раз сержант снова показал класс. Дамы со строевой части приютили котят полевой кошки. Котята жили в подсобке уборщицы и когда были голодными, то очень громко мяукали. Сержанта это бесило и он приказал убить котят. Палача решил назначить сам.
- Аргамаков, убей котят.
- Тащ сержант, меня Устинов вызвал.
- Чиркин, ты же боксёр, убей котят.
- Я не такой жестокий, товарищ сержант.
- Качок, Махеев - убейте котят.
Парни замялись, вяло отнекиваясь. А мы с Лёхой занимались заполнением журналов за сержанта, Лёха учил меня содержать дела в порядке.
- Астах, убьёшь котят? Я приказываю.
- Я занят, товарищ сержант!
- Москва, я знаю, ты маньяк, убьёшь котят.
- Я тоже занят тащ сержант.
Лёха предложил мне сходить и покормить их. Сержант увязался следом. Вхожу в подсобку, котята бросаются ко мне, вижу, что у них закончилось молоко в мисочке.
- Гляди, Москва, как надо! - сказал сержант, откуда-то взяв топор. Взял котёнка, приладился рубить ему голову.
- Нет, при мне вы этого вы не сделаете! - заорал я и отнял котёнка кормить.
- Сопляк ты, московский. Нежный п.дор, бл.дь. Сколько я этой мрази перехреначил в детстве, ты бы знал! Мы с пацанами под новый год петарды взрывали, я их кошкам и щенкам в задницы пихал - так ржачно бегали. Вообще, не видел ты детства, какое может быть нормальное детство, если читать книги? Я вот книг не читал, потому что либо читаешь, либо живёшь.
- А что вы понимаете под "живёшь"?
- Перепробовал всякой дряни, алкоголь. Помню, на выпускные мы с кумом ушли в соседний посёлок по железной дороге и потерялись там, вот ржака была! Мамка потом меня за уши оттаскала так, ха-ха-ха. Другой раз я порох жёг, спалил сельскую библиотеку... А вы, черви, сидите за книжками, жизни не видите, всех учите. Сами-то, бл.дь, с высшим образованием, а я не дурнее вас. Вот сколько у тебя отец зарабатывает?
- Тысяч под сто...
- А, ну это норм...
Видимо, сержант хотел показать, что будучи по образованию монтажником телефонных линий, зарабатывает не меньше моего бати, чем окончательно меня уничтожить. Что ещё добавить? И этот человек приходил к нам, срочникам, квасить, когда были проблемы дома, вываливал на нас все свои проблемы, потому что мы были его бессловестными ушами.
Были и забавные случаи.
Андрюху Аргамакова окончательно допёк Убейсобакин. Андрюха был дед, ему уже полагался рассос, но во втором дивизионе ничего про это не слышали, поэтому по прежнему он послушно бегал с подразделением по утрам, ходил в столовку и на вечернюю поверку. Однако, Убейсобакин перешагнул черту, когда попытался подмять под себя Астахова. В столовке второй дивизион никого из наряда вперёд не пропускал, особенно, когда сам прапорщик Убейсобакин контролировал раздачу. И вот Леха, послав на три буквы дежурного по дивизиону, идёт с подносом. Убейсобакин его тормозит:
- Куда прёшь, сержантик?
- По заданию гвардии старшего лейтенанта Устинова иду в город, поэтому сейчас вне очереди пришёл на приём пищи, товарищ прапорщик.
- Что?! Пошёл на х.., слон.
- Мне передать, что вы сказали, Устинову?
- Передай ему, что он слон, такой же, как ты!
А надо сказать, что прапорщик Убейсобакин был фанатом игры World of tanks, поэтому, заступая ответственным, всегда брал с собой ноут с интернетом. Незарегистрированные гаджеты в части были запрещены, и как раз гвардии старший лейтенант Устинов отвечал за контроль над ними. Поэтому Астах ухмыльнулся:
- Поосторожней в танки играйте, товарищ прапорщик, в таком случае...
Не поев, Лёха пошёл в город. А после офицерского построения в 15.45 в кабинет пришёл Макс:
- Слушайте, что вы сделали с Убейсобакиным? Это ты, Андрюха?
- А что с ним?
- Когда пришли с приёма пищи, он поставил дневального с рацией, сказал, если придёт Устинов, немедленно ему сообщить, а сам заперся в каптёрке в танки играть.
Мы дружно заржали, потому что никто иной, как Аргамаков первым узнал про маленький грех Убейсобакина и рассказал нам. Когда в следующий раз прапор попытался наехать на Андрюху и поставить его дневальным, при том, что тот шёл в дежурство, то тот парировал фразой Лёхи про танки. Тому только осталось злобно прошипеть любимое "Аrгамаков - п.доrас!!!".
Вот так, решая проблемы взаимоотношений, втянувшись в службу, мы преодолели половину срока. Во времена дедовщины говорили, что черпаки - самый злой народ, потому что "дофига прослужили, дофига осталось". Теперь я ощутил это высказывание на своей шкуре. Действительно, главной тягостной мыслью была не неприязнь сослуживцев, испорченные отношения со старыми, фокусы сержанта или происшествия в казарме. Главное - что я ровно в середине пути до дома. И особенно тоскливо было от того, что каждый день, словно с особым мазохизмом, дембельки в казарме и наши старые считали сколько дней им осталось до дома. Я назвал это "дембельской болезнью". Симптомы:
- деланно весёлый внешний вид;
- поиск всё большего количества ложных удовольствий в виде выпитого пива, травки, просмотренного порно, походов в тренажёрку, которая только для офицеров и т.д. только чтобы заглушить желание оказаться дома
- счёт дней буквально каждый час
- иногда вспышки паники
Последнее особенно ярко наблюдал у Чиркина. Сидит в телефоне, спокойный, как удав, сержант ушёл про.баться, все дела делаются без него. И вдруг Вадим положил телефон, схватил себя за плечи и стал раскачиваться, причитая со стеклянными глазами "Когда это всё закончится, когда я свалю из этой .баной части, с этого очка, от вас всех?!!!".
В общем, тяжёлая моральная обстановка сложилась к началу нашего хождения в самостоятельные дежурства в середине июня.

Реактивные заметки_байки

Покуда вспоминаю как оно было при отправке и на кмб до присяги - это будет первая часть, - выложу пару баек-зарисовок.
И ещё одна вводная: так как мы давали бесчётное количество подписок в течении службы, то описывать её будет непросто. Фамилий, имён, прочей информации не будет. Целью себе ставлю не точное описание произошедшего, а передачу общего настроения от службы, от состояния некоторых воинских частей и армии в целом.

Зарисовка 1. "Чьи мы потомки":
10 июля 1942 года, под конец обороны Севастополя, в порт вошел советский транспорт "Абхазия". В корабль попали две авиабомбы, он начал тонуть. Радист судна старшина 2-й статьи Нагорнюк, раненый в голову, ногу и получив 15 мелких осколков в спину, собрал документацию, уничтожил радиотехнику и прыгнул в воду. Вплавь добравшись до берега, через простреливаемый артиллерией немцев город пешком моряк дошел до флотского командного пункта, сдал туда портфель с документами и только после этого согласился на помощь врача.

За мужество Нагорнюк был представлен к ордену Красной звезды.

Зарисовка 2. "Как задача ставится, так и выполняется":
У офицеров кончился сахар. Послали меня в столовку. Задача звучала так:"иди в столовку, там у поварихи попросишь мешок сахара... идешь с ним назад. Несешь на виду, палишься и чтобы из дырки сахар сыпался, понял? Если не дадут, скажи, что тебя вообще-то еще и за мясом посылали..."

Зарисовка 3. "На дембель ты уйдёшь только через мой труп":
Одному из наших дембелей осталось три дня до дома. Делать ему нечего - играет в plants vs zombies. Отразил 44 волны зомбарей.

Начальник сказал, что пока не побьет его рекорд, домой не отпустит.

Альпenizom

Про то, как сходили в Полушкинские карьеры.
В поход меня позвал товарищ, обещая, что наш общий знакомый поделится со всеми своим альпинистским опытом. Да и что просто будет весело отдохнуть, лазая по оврагам и горкам. Знакомый (назову его Дмитрием) лично мне был известен, как весьма спонтанный человек, который однажды пригласил меня весной на спортивный праздник, не предупредив, что будем бежать совсем не праздничную, а серьёзную дистанцию в 10 км. Это на следующий день после становой тяги было у меня, плюс, мы не размялись перед бегом, потому что праздник разминку не предполагал, и я заработал растяжение.
Тем не менее, я согласился, потому что кроме Дмитрия был ещё один знакомый, сведущий в лазании. Местом проведения выхода были назначены Полушкинские карьеры возле Москвы-реки - это в 80 км к западу от Москвы, по белорусскому направлению.

В общем, большинство положительных моментов в походе были в перерывах между недостатками и периодом отдыха от недостатков. Сама альпинистская часть оказалась познавательной и интересной, но организация всего процесса хромала. Дмитрий, который собрал всех под событие, пытался играть в демократию, которая переросла в анархию - вместо того, чтобы назначить, допустим, повара, предлагал кашеварить по очереди, но всё равно повар выявился по умению готовить. Не соблюдал ритм марша: раз в час положено делать привал от 5 до 10 минут, но мы шли всё расстояние целиком, из-за чего 12-летний мальчик, отправившийся в поход со своей мамой с нами, выдохся, почти дойдя до цели. Порядок движения был не организован, поэтому постоянно часть людей отставала, мы шли нестройной толпой. Кульминация всего - вечер второго дня, когда у нас был выбор: выехать засветло домой или посмотреть ещё один номер программы в качестве уже развлечения - наведение переправы из двух верёвок. Естественно, все решили посмотреть, кроме трёх зануд, включая меня, кто предлагал сначала выбрать поезд назад, собрать лагерь, а потом наводить переправу. Когда подвесили обе верёвки, то главный полез в интернет, бурча под нос "тааак, где была эта книжка о наведении переправ?...". Тут я ушёл в лагерь и лёг у костра, от греха по дальше.
Провозились они с переправой до темна. Собирались мы в кромешной тьме при свете фонариков. Выйдя из лагеря, выяснили, что расписание никто не смотрел, и оказалось, что последняя электричка прибудет через час с копейками, а идти надо полтора часа. Пройдя лесные тропы, падая в темноте на скользких тропах и попав в посёлок, мы побежали километра 4. Ночью, при свете фонарей, размешивая грязь после дождя и лужи. Один поранил ногу, женщина, у которой ребёнок, весьма устала. А мне, как направляющему капали на мозги двое товарищей, включая Дмитрия, что я недостаточно быстро иду или бегу, хотя выдерживал темп достаточный, чтобы не угробить более слабых участников события. На что приходилось огрызаться об идиотской организации. Ругаясь, мы добежали до станции за 5-7 минут до прибытия поезда, сели и поехали домой. Никогда до этого не бегал под рюкзаками. Приключение. Но я не люблю приключения, создавшиеся из-за разгильдяйства.
Было здорово, что мы не забыли крупу - может потому, что я написал Диме перед походом (про соль не написал, думал, что это естественная надобность - в результате они её не взяли). И у нас таки удалось организовать нормальное питание. Было здорово сидеть у костра и слушать болтовню ребят. Здорово было спать в относительно сухой одежде и мешке, когда снаружи льёт ливень. Здорово, что большую часть альпинистской подготовки нам показали доступно, и мы налазались до упаду.
Но мне пришлось играть в группе роль "голоса разума", постоянно споря с главным, который не хотел признавать себя таковым и не брать на себя ответственность, о том, как всё устроить по организационной части. Удалось таки заставить сделать привал, когда шли в лагерь, удалось настоять на том, чтобы после развёртывания лагеря, сначала поели, потом отдохнули с дороги, а потом лазали - кое кому хотелось сразу на горки. И т.д.

Что же до альпинизма, то я понял, что 5/8 успеха - это знание узлов и крепления верёвки, а так же себя к верёвке. Всё нужно надёжно закрепить. Тогда оставшиеся 3/8, на которые приходятся, собственно, спуск и подъём, дадутся легко.
Узнал, что такое "восьмёрка" (спусковое устройство), шант и жумар :-)
В первый день отрабатывали спуск по склону оврага, во второй - по вертикальной скале и скалолазание в паре (один лезет, другой страхует).
С удовольствием ползал по оврагу - если в первый раз спускался со страховкой (шантом) на восьмёрке, а вылезал, используя жумар, то в конце слез в овраг спортивным спуском (верёвка вокруг тела) с узлом, который называли "прусик" и вылез на жумаре.
Работа с железом сказывается положительно - сил не занимать. Особенно, работа с железом в аэробном режиме.

Спортивное

Итак, раз доблестные Вооружённые силы хотят оставить меня на осень, то есть время по-серьёзному заняться спортом. Новая программа, только хардкор.

1) Понедельник.
До завтрака 3 км. После завтрака жимовая тренировка - собственно, жим, средние дельты, жим в хамере, отжимания на брусьях/французский жим лёжа, пресс.
2) Вторник.
Кросс 10 км, 2 мин отдыха, 15 подтягиваний, максимум отжиманий. Завтрак. Через 3-4 часа пара подходов толчка гирь 24 кг.
3) Среда.
До завтрака 3 км. После завтрака тренировка на присед - присед, передние дельты, подъём штанги на бицепс, разгибания ног (качка квадрицепсов), пресс.
4) Четверг.
Кросс 5 км, отдых, подтягивания, отжимания. Завтрак. Через 3-4 часа толчок гирь 24 кг.
5) Пятница.
Завтрак. Становая тяга раз в две недели, раз в две недели вторая жимовая тренировка. Если становая, то после неё горизонтальная тяга в блоке, задние дельты, пресс.
Бега в день становой нет.
6) Суббота.
Если вчера была становая, то это день отдыха - тренировка переносится на воскресенье. Если вчера был жим, то сегодня кросс 8 км, отдых, подтягивания, отжимания. Завтрак. Толчок гирь 24 кг.