Category: животные

Реклама танка Тигр в немецкой оккупационной прессе



ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: публикация преследует историко-познавательный характер и не преследует целей пропаганды антисемитизма, экстремизма и нацизма!

В пособнической газете «За Родину!» (Псков), в №93 (188) от 21 апреля 1943 года наткнулся на рекламу танка Тигр... В памяти вспыхнули флэшбеки о многочасовых спорах в комментах и вживую с фанатами «Тигра» в исторических и военных сообществах в соцсетях. Хосспади, да у меня друг из этих... Из «тигрофилов»! И «тигроводов» — в World of Tanks и War Thunder. А тут — такая находка!)

Просто вчитайтесь. Выделенные фрагменты являются недостатками танка, которые рекламщики старательно отмывают:
— Самый быстрый, самый большой и самый мощный танк в мире... (когда размер имеет значение).
— Экипаж из 5 человек, в том числе и командир, с лёгкостью обслуживают этот колосс... (даже старина Отто Кариус рассказывал, как это было тяжко: мехвод — второй человек в экипаже после командира).
— Его орудийная башня с удивительной быстротой поворачивается в любом направлении... (скорость полного оборота — 1 минута, у Т-34 — около 40 секунд).
— Чрезвычайно широкие и длинные гусеничные цепи дают «Тигру» возможность без особых усилий преодолевать любые препятствия и неровности местности... (а для транспортировки по ж/д требовался отдельный, узкий комплект гусениц, да).
Большая площадь гусеничных цепей, несмотря на огромный вес всего танка, не даёт ему увязнуть, равномерно распределяя тяжесть давления на почву... (именно поэтому перед маршем подразделения «Тигров» производилась разведка пути, чтобы выяснить, может ли танк проехать со своим весом в 60 тонн).
«Тигр» обладает большой скоростью и поворотливостью и в этом отношении лучше, гораздо более, советского танка типа «Т-34»... (здесь просто завизжал: скорость «Тигра» по шоссе 44 км/ч, а у Т-34 — 54 км/ч; по пересечённой местности у «Тигра» 20-25 км/ч, а у Т-34 — 36 км/ч)
Сильная броня и огромный вес дают этому сверхмощному танку возможность просто сносить мешающие ему препятствия... (и мосты, не укреплённые заранее немецкими сапёрами)
Большой радиус действия (целых 195 км против 380 у Т-34), огромная быстрота, лёгкость управления и улучшенные оптические приборы делают его самым быстрым, сильным и лучшим танком в мире (лозунг малолетних двоечников и некоторых украинских игроков в War Thunder)
— Грядущее германское летнее наступление полностью подтвердит это... (показало: из 204 «Пантер» и 102 «Тигров», имевшихся к началу операции «Цитадель» в группе армий «Юг», через 26 дней боёв в строю осталось только 18.6% «Тигров» и 10.3% «Пантер)

Изрядная картина, не правда ли?) А я ещё думал, откуда в середине 2000-х появилось столько «тигрофилов» на форумах?)


Сходил на СуперСемейку 2. (Спойлеры)



Впечатления остались странные (назовём их так). На 90% это приятный мультфильм, но там есть 3 недобрых момента, которые вызвали у меня не сказать, чтобы оторопь, но я привык, что тренд на оправдание злых персонажей с середины 2000-х навязывается только во взрослом кино.

1) Семья из супергероев в составе папы, мамы, старшей дочери, среднего и младшего сыновей совершают подвиги, спасая людей. Их вид деятельности, однако, запрещает правительство США. И чтобы изменить закон о запрете супергероев, богатый владелец телекомпании приглашает супер-маму на работу: совершать подвиги, имея на вооружении минимум одну экшн-камеру, которая позволяет снимать сюжеты от первого лица — таким образом можно избежать тенденциозности в репортажах СМИ о работе супер-людей. У супер-мамы появляется противник, его зовут Экранотиран. Данный персонаж управляет людьми через экраны компьютеров, уличной рекламы, телевизоров и мобильных телефонов, гипнотизируя их злыми идеями.

Внимание, приготовьтесь. Как вы думаете, что транслирует главный злодей беззащитным людям?

Общий посыл такой: Люди, вам не нужны супергерои, вы сами можете со всем справиться, просто вы настолько обленились, вы настолько покорные, что вами можно управлять через виртуальность.

И вот тут я опешил, потому как "а чего такого злого сообщил людям Экранотиран?! да он же сказал правду!". Получается, что супер-герои, которым мы должны сочувствовать весь фильм, добрая семья, любящие друг друга люди... сражаются против человеческой воли, дисциплины, солидарности и способности организоваться! Ведь именно эти качества позволяют "встать с дивана"! Мне в этом моменте стало как-то мерзко из-за того, что это мультфильм категории 6+. Слишком рано детям мозги набекрень сворачивают.

2) Супергероям помогает богатый торговец, который умеет продавать идеи. Он положительный герой. А его сестра-изобретательница, которая и разработала ему передовые технологии в области телекоммуникаций, на которых выросла его компания, оказывается злодейкой — этим самым Экранотираном.

Для меня это тоже был крайне неприятный момент. Когда супер-мама обсуждает с изобретательницей тему "кто лучше и нужнее — изобретатель или торговец", то супер-мама говорит "Во мне живёт романтик и реалист. Реалист говорит, что важнее всего продавать. Ведь что бы ты ни сделал, без продаж никуда. Но романтик хочет встать на сторону изобретателя". Это было в середине фильма. А потом изобретательница раскрывается, как злой персонаж.

Тоже очень неприятный ход, потому что как раз торговцы в большинстве произведений мировой культуры выводятся минимум неоднозначными персонажами. Минимум.

3) Самый младший член семьи — младенец, обладающий целым набором супер-способностей, делающих его исключительно мощным героем. Супер-папа засыпает, умаявшись с детьми, младенец же бодрствует и включает телевизор. Там показывают детектив, в котором вор хочет украсть некий предмет. Малыш смотрит за окно и видит там енота, который копается в помойке в поисках еды. Мальчик принимает его за злобного вора и начинает с ним сражаться, применяя на бедной зверюшке все суперспособности подряд. Он поджигает енота, пуляет в него лазерами из глаз и делает со зверёнышем ещё чёрт знает что. При этом енот вовсе не выведен каким-то особым негодяем, у него комичная роль эдакого бомжа.

Понимаю, что в Штатах еноты — это как у нас вороны или голуби, т.е. животные не уважаемые. Но я-то вырос в том числе на мультике про Крошку Енота. И я в этом месте не смеялся. Нет ничего милого в том, что малыш откровенно живодёрит, а его поведение авторы мультфильма откровенно оправдывают.




Вывод: вести ребёнка до 13-14 лет на этот мультфильм не стоит. Дайте сначала сформироваться принципам (и примите в этой формировке участие). А потом можно и сводить, обязательно обратив на вот эти три странности внимание своего потомка.

Реактивные заметки_дофига прослужил, дофига осталось

Часть 7. "Дохрена прослужили, дохрена осталось".

Иногда следует сделать хуже, чтобы потом стало лучше. Затянуть пояс, посидеть на голодном пайке, поработать без выходных.
В моём случае нужно было что-то сделать, чтобы растормошить сослуживцев Санька и Макса, которые явно не горели желанием разделить со мной тяготы и лишения. Саня Белоконь провёл в госпитале две недели с пневмачом и не стремился возвращаться. Удивительно, как этот здоровяк, чемпион нашей учебки по армреслингу, силач и пауэрлифтер нудел о том, как клёво было в госпитале без нас, без части, без сержанта: сидишь себе в телефоне да спишь, да с сестричками болтаешь. Чиркин, который в госпитале был дважды, с удовольствием вспоминал вместе с Саньком сестёр поимённо. Сержант немедленно вызверился на Саню за то, что тот якобы нарочно гасился. Как выяснилось, Чиркину тоже поначалу досталось такое отношение. На Качка, как прозвал его сержант, упала одна из дополнительных обязанностей, которую уже хотели взвалить на меня, но по основной службе у Сани была полная труба - осваивать технику он не стремился, алгоритм работы, теорию пропускал мимо ушей.
Что касается Макса, то он был верен своему пассивному принципу "лишь бы скорее всё закончилось". Пропав в нарядах до середины мая, он всё же оказался на службе с введением нас в штат. Теперь от учёбы и обязанностей было не отвертеться. Впрочем, он тоже умело уходил от ответственности. На меня, как на самого активного, свалилась повседневная служба, деды же занимались непыльными дополнительными обязанностями, лениво матеря нас, слонов, за пассивность, ошибки и по мелочи за всё подряд. Как ни пытался я объяснить парням, что сейчас деды уедут, и сержант примется за нас, им было наплевать. Весь расчёт строился на том, что сержант уйдёт на месяц в отпуск, затем месяц потерпеть и начнутся большие учения месяца на два, на которые из нас троих поеду только я, а там и до дембеля рукой подать, поэтому пацаны сжали плотно булки и ждали.
Тогда я сделал весьма своеобразный ход. Как-то раз, когда мы были все в сборе и без сержанта, деды вяло по привычке песочили меня за что-то. В ответ я взорвался длинной тирадой про то, что двое моих сослуживцев вертят вола за хвост, и у нас всё делаю я один. А своим товарищам в максимально обидной форме я показал, что могу всю службу на себе затащить - и связь, и доп.обязанности. Им же предложил свалить в подразделения на любые должности, либо начать помогать. Вообще-то они уже разделили со мной обязанности, но на то и был расчёт - разозлить и объединить их против меня, заставить соревноваться, раз уж по-хорошему не хотят. Идея оказалась верной - мы с Саньком разругались вдрызг, на его стороне были Чиркин, Аргамаков и Макс. Астах обматерил нас обоих, пообещав мне настоящую дрочку, если уж я такой оху.вший связюк. Да ещё и сержанту сообщил, который взялся за меня и назвал "п.здаболом". С этого момента сержант, деды и сослуживцы внимательнейшим образом стали тыкать меня в мои ошибки. "Обозвал всех лохами?" - получай. И я не отпускал, поддерживал накал, чтобы парни не расслабились.
Как-то раз Саньку пришлось под наблюдением сержанта выполнять кое-какую простенькую работёнку. Санёк парился, тёр лоб и слушал на свою голову маты. Ключевым его оправданием стало "А Илюха мне ещё этого не показывал" - всё же дедам лень было, товарищей обучал в основном я, да ещё и получал за их косяки. Запомнив эту его фразу, я постоянно тыкал ею в дальнейшем, разжигая Санину ненависть. Надо сказать, что едва ли не сразу после его возвращения из госпиталя, у нас открылась лига боёв без правил. Чиркин выяснял вечером у нас кто чем занимался и красовался своим умением боксировать. Смолчать про то, что занимался каратэ, я не смог - и немедленно стал его спарринг-партнёром. Саня подключился, и мы с ним стали регулярно бороться при общем одобрении старых. Результат всегда был один - я оказывался на полу, т.к. бороться не умел да и весил 65 кг против 84 у Качка. Однако, всегда боролся, никогда не отказывался. Больше всего Сане нравилось отвлекать меня, когда я "качал" связь или занимался чем-либо из служебных обязанностей - в ответ я посылал его, чтобы не отвлекал, и начинался очередной бой. Просто так нападать ему было не интересно - только когда я в невыгодной позиции. Дразнить и издеваться над ним я не прекращал, как бы сильно не получал, а драться мы стали регулярно, особенно, когда приходили в казарму. Как-то раз мы переносили бельё после ужина из холодной каптёрки. Темно, замкомвзвод, 19-летний пацан, ушёл вперёд, Саня отвесил мне хороший боковой в плечо. В ответ сам огрёб - и началось, всё же ударка у меня кое-какая есть. В результате мы отбили друг другу ноги, плечи, бока и грудные клетки, но кто бы мог это заметить? По возвращению в казарму, мы продолжили биться недалеко от входной двери, дежурный и несколько парней нас пришли разнимать, потому что наряд могли снять за происшествия. В умывальнике вечером я увидел у Санька чёрный кровоподтёк на плече и тут же услышал от хозяина травмы шутку про прокуратуру и дисбат, мол, "поедешь в Магадан, а не на дембель". В ответ съязвил, что такой здоровый бычара, сдавший худого товарища за синяк, как минимум трус, видимо, мы с ним равны, раз он такое внимание уделяет моему подавлению. Мы ещё немного подрались для порядка, потому что не могли сделать вид, что кто-то проиграл, и по уговору Саня не вышел на вечерний осмотр. Впрочем, вечерний осмотр был у нас просто для галочки, поэтому ничего особенного не произошло.
В общем, теперь у нас был способ выпускать пар и злобу. Не припомню и дня в этот период, чтобы со стороны Санька не было попыток докопаться до меня, а я не ответил ему чем-нибудь. Вообще, Качок был интересным человеком. С одной стороны он был малоразговорчивым, если что-то произносил, то как из металла отливал. "Ужин не порадовал" - вот и вся характеристика первому ужину в части, состоявшему из капусты с рыбой, как пример. Но иногда его пробивало на разговоры, он любил высказываться и любил, чтобы его мнение слушали. Вернее, чтобы я слушал. А потом спровоцировать конфликт и хорошо намять друг другу бока. Любимый фильм у него был "Бригада", в повадках у него было много почти хулиганского, но вместе с тем он был патриотом националистических взглядов, ходил в церковь при удачной возможности. Проблем по службе старался избежать, особенно приключений, создавая себе стабильность. Был вроде и единоличником, а вроде и не совсем - любил продемонстрировать, допустим, что посылка из дому пришла только ему, но потом ставил на стол сало и сгуху. Я нащупал его спортивную гордость и не переставал её уязвлять - так мне удалось реанимировать к службе одного товарища.
С Максом оказалось проще - он сам собой принял сторону старых и сержанта в спорах по поводу Москвы и наглости москвичей. Оставалось не разочаровать его в этом. Если удавалось отпустить циничную шутку, показать свою наглость, я это делал, раззадоривая моего второго товарища. К тому же, по образованию он оказался инженер, его отдельно раздражал мой гуманитарный склад ума и словоохотливость.
Санёк тоже поддевал Макса. Саня по-своему был едким и мастерски пародировал акценты. Со мной он говорил по-московски, растягивая слова и "акая", с Максом - по-марийски, скороговоркой. В таких случаях я тоже присоединялся, пародируя марийский акцент, и Макс чувствовал себя как дома, ха-ха)
Вот так, на взаимной неприязни и соревновании из нежелания быть "лохом" удалось наконец привести нашу троицу в равновесие. Кстати, особенность армейской жизни - приходится создавать коллектив из абсолютно разных людей, думаю, что на гражданке мы даже разговаривать бы не стали, настолько разные люди. Это к вопросу о "индивидуальном подходе" в нашей армии, работе психологов по формированию команд в подразделениях специального назначения и кадровой политике. Нас набрали по алфавиту, кого попало, на отвяжись, прислали в проблемную часть. Хорошо, что ума хватило самим в процессе разобраться.
Старых я тоже замкнул на себя, но тут уже дело было в нежелании изображать из себя покорного слоника. Вначале Астах и Чиркин только шутили про то, чтобы я стирал им носки или стырил что-нибудь со столовой, но потом шутки стали уже навязчивыми вызовами. После того разговора, когда я сказал, что теперь являюсь "оху.вшим" слоном, ко мне началось такое же отношение со стороны "моего старого" и Чиркина. Во многом это было от скуки, ведь теперь службу тащили мы, но и присутствовала игра характеров. Лёхе Астахову хотелось добиться морального превосходства, не давала ему покоя моя уверенность в себе, задранный нос (умение ответить на любой вызов с его стороны) и московское происхождение. Чиркин просто развлекался, а Андрюха Аргамаков смотрел на всё стороны.
Особенно испортились отношения после двух случаев.
Случай первый. Комбриг.
Больше всего меня бесила необходимость отпрашиваться на службу у командира батареи управления или ответственного. После утреннего развода приходилось терять минут по 30 пока всем поставят задачи и выслушивать колкости по поводу того, что "этот связист сейчас пойдёт просиживать штаны, а вы, черномазые, будете в парке дохнуть на жаре". Заполучить и напрячь нашего брата было любимым развлечением многих младших офицеров и контрактников. Поэтому я просто стал сбегать до развода в кабинет - всё равно всем было плевать. На то же дело я подбил Санька. И вот, в выходной день мы сразу после завтрака оказались на службе. Астахов и Чиркин не пришли с завтрака, а Андрюха Аргамаков выгнал нас на развод. Едва мы открыли дверь, как столкнулись с комбригом нос к носу. Тот ворвался в кабинет, дал затрещину Аргамакову, выясняя на командирском матерном что эти два слона здесь забыли, когда вся бригада ждёт только его, комбрига, на плацу. Как раз подошли двое других старых и прогнали нас.
Приходим после развода, Лёха немедленно командует "взлететь" на турник. Что ж, 50 подтягиваний, 50 отжиманий и 50 приседаний не так уж и страшны. Осталось выяснить детально причину гнева. А получилось всё очень просто - комбриг и не догадывался, что старые не ходят на развод, вечернюю поверку и живут в служебном кабинете. К нам вообще никто не заходил из командования бригады - служба-то была налажена, а как она функционирует - кого волнует? И тут оказывается, что инструкции нарушаются, в помещении находятся не вставшие в штат слоны. Комбриг пригрозил регулярно проверять несение службы, чему старые не обрадовались, ведь жить в подразделении, как мы, их не устраивало, хотя до дома оставалось 1,5 месяца. Тут и мы наконец-то узнали, как устроен быт наших дедушек.
Пользуясь тем, что в батарее и в третьем дивизионе Чиркин и Астах внесены в книги нарядов, они жили в служебном помещении. Дежурному связисту полагался топчан. Андрюха Аргамаков и Вадим Чиркин стырили в разрушенном здании клуба два деревянных щита и спали на них, положив на стулья. Андрюхе приходилось спать в подразделении и ходить на приёмы пищи с ним, когда он не был дежурным или когда ответственным был прапорщик Убейсобакин, который его ненавидел.
В тумбочке всегда был чай, принесённый со столовой после завтрака хлеб, яйца, плавленный сыр и молоко. В городе раз в неделю Лёха, выходя по служебным делам, докупал сахар, что-нибудь к чаю. Из дома приходили посылки, в которых парни получали долговременные запасы в виде сала и колбасы. Андрюхе однажды прислали половину жареного индюка из деревни.
В аптечке всегда были лекарства на случай расстройств желудка и простуды. Подшивной материал, нитки и прочая мелочь - даже не обсуждается. Любимым делом у Астаха было что-нибудь намутить для кабинета. Как-то раз он украл из столовой щётку для утренней уборки. В другой раз он намутил сахара. Личные вещи с вещмешками хранились в служебной кладовке.
В общем, всё это великолепие, всю эту свободу мы поставили под удар высокого начальства, особенно я. Поэтому внимание к моим ошибкам утроилось, часть вещей, которые я хранил в кладовке могла переехать в казарму, где была бы мигом растащена, а разговоры в свободное время только и касались как бы прижать Москоляку - такое кличкообразование я получил к середине мая. Надо заметить, что благодаря тому, что деды, а затем и мы жили в служебном кабинете, это сугубо положительно сказывалось на службе и состоянии помещения. Ни у наших старых, ни у нас не бывало случая, чтобы мы пропустили сеанс, что-то не доложили, не выполнили работы, создав "снежный ком", потому что дежурили, фактически, все вместе, контролируя друг друга. Ежедневная уборка и привычка класть всё на место позволяла поддерживать идеальный порядок, не допускать блядства. Этим мы выгодно отличались от большинства других подразделений и служб. Поэтому деды пропесочили нас за дело.
Второй же случай совсем добил взаимоотношения с Астахом.
Сержант привёл свою дочку в кабинет и ушёл на развод. Дочка попросилась в туалет, Лёха оторвал ей туалетной бумаги и отвёл. У нас на шестерых оставался, как оказалось, последний рулон. Догадайтесь чей? Правильно, мой. И Лёха без спроса забрал его из моего пакета с рыльно-мыльными. Это меня взбесило - мало того, что мы с ними грызёмся, теперь мои вещи можно брать без спроса, поэтому я вырвал у него сортирку из рук и поставил на полку в тумбочке, сказав, чтобы он хоть разрешения спросил - поставил тем не менее в общий доступ. Лёха в ответ вспылил, что я ко всем моим грехам ещё и жадный, как еврей, поэтому штабной туалет теперь для меня закрыт - ходить придётся в казарму. Мы поматерились, и пришлось мне ходить в казарму, рассчитывая только на то, что выдадут в батарее на мою душу. Просто Лёха планировал продержаться на моём рулоне ещё день до выдачи имущества в дивизионе. Естественно, брать чужое у слона - дело простое, поэтому он так отреагировал и до дембеля помнил этот случай; я понял всю его обиду лишь месяц спустя, когда он рассказал, как его поразила "моя жадность".
Таким образом, сослуживцы и деды были настроены против меня. Одни - по служебной необходимости, вторые - в процессе борьбы характеров.
Третьей проблемой стали дембельки в казарме.
В середине майских праздников с полей вернулись оставшиеся там с зимне-весеннего полевого выхода солдаты со всех подразделений. К концу мая приехал первый дивизион в полном составе и часть прикомандированных к нему солдат. Дембелей стало невпроворот. Среди них было большое количество отморозков и просто обезьян. Рассказывал выше про обычное отношение друг к другу - воровство у своих, не считавшееся зазорным, подлые подставы. Например, среди дембелей орудовало несколько воришек, особенно один, в общем-то, харизматичный малый. Он-то и оказался самым успешным - несколько мальчишек уходили раньше срока, приобретя на службе дорогие телефоны (один даже айфон и айпад получил из дома), он брал добычу в последний вечер или ночью, так что жертва уезжала домой - не оставаться же в части, чтобы дождаться расследования. И никто не жаловался. Раскрыли негодяя уже в поезде его сослуживцы, с которыми он ехал домой. Что-либо делать было поздно.
Среди вернувшихся было двое водил, которые особенно любили задирать безответных солдатиков даже среди дембелей, т.к. за молодыми внимательно присматривали офицеры. К тому же молодых и так можно было гонять и использовать - среди них дембельками намеренно разжигалось шкурничество и воровство. К тому же, если у нас в учебке встать в первую шеренгу взвода было, к примеру, почётным делом, то здесь было наоборот - молодые вперёд, дембеля назад, как шпана. Были и другие отдельные кадры. Когда выключался свет после отбоя, дембельки рассасывались по этажу с телефонами, смотрели фильмы он-лайн или устраивали битьё подушками "лохов". Выглядело внешне весело, как игра в битву подушками, но заканчивалось всё тем, что человек по пять-шесть вставало возле кровати чмыря и било его, пока не надоест под общее ржание. Парочка водил - Левин и Петров (Оба были ростом около 170-172, щуплые, жилистые, с наглыми тупыми глазами) - проверяли меня на слабину, но не схватывались, потому что я был мутный тип для них, читающий, прикомандированный... Но всё же терпеть нового полугодичника и не попробовать его зачморить было нельзя. Левин любил изображать из себя добродушного паренька и всех называть "брат". "Эй брат, что это у тебя" - тыкал он пальцем в грудь своему другану и сильно, больно дёргал его за нос. Другому зачморённому он сел яйцами на лицо, третьего предпочитал охаживать подушкой по голове ночью. И вот вечером после ужина он вошёл в большой кубарь, где все сидели в ожидании команды на вечернюю поверку, и стал шутя избивать своего товарища, с которым они были типа "братьями". Избил одного, дал подзатыльник третьему - все покорно сидят и делают вид, что ничего не происходит, а он выбирает себе очередного, чтобы докопаться. И чем покорнее сидят, чем сильнее отводят глаза, тем больше дразнят Левина. Обращу ещё раз внимание, все, кто сидит - дембеля, его сослуживцы, не молодые. И таки он схватил меня за плечо. А я со всей страстью, так как ненавижу таких пид.расов, захватил его сам и ткнул в грудь. Мы схватились, он пытался меня ударить, я его, но руки у обоих были сцеплены захватами. Тогда Левин ухватил меня за пояс и побежал вперёд, стремясь опрокинуть, что удалось только наполовину, потому что я плюхнулся на табуретку, вышел из захвата и, сидя, от души двинул его берцем в живот, отфутболив на метра три - весил мой противник килограммов 50, что называется, "в трусах". Мы снова бросились друг на друга, но нас кинулись разнимать. Мне заломали руки за спину, Левина закрывали двое. Ему удалось пролезть между ними и в открытое лицо ударить меня по носу ладонью. Я хлебнул соплей, вырвался и рванул его догонять, ведь он опять запрыгнул за удерживавших его парней. А те двое заорали, что у меня кровь. И, действительно, Левин разбил мне нос, а сопли оказались кровью, которая залила мне рот и китель. Как только прозвучал крик "у тебя кровь!", драка сразу же остановилась, Левин изменился в лице, и дембельки сразу настойчиво потребовали, чтобы я шёл в умывальник приводить себя в порядок, потому что это же прокуратура!!! Не дай бог ответственный заметит!!! Пока я шёл по коридору, крутые пацаны, которые обычно только и травили, как они перебьют друг дружку, сочувственно кивали, приговаривая "ненавижу этот блядский этаж, как меня достал этот беспредел". За пацанской бравадой была трусость и глупость. Только один мой товарищ, оператор "Точки-У" спокойно улыбался случившемуся, ведь, в сущности, такая драка - нормальное выяснение острой ситуации. Разборки переводить на уровень прокуратуры не стали - зачем портить жизнь себе и командирам. Никто больше и не пытался задевать меня. Левина как подменили - он стал подлизываться ко мне при случае. Взял у меня подушку, пока я был в умывальнике, чтобы напинать ею очередного чмыря, попросил её у него назад и услышал: "Ой, извини, брат, забыл чью подушку взял, брат".
Рассказал старым про этот случай, показывая, как могу решать проблемы сам. Астах вмешался, и они с Чиркиным распустили слух в батарее, что я нервный, психованный отморозок, плюс, я якобы написал начальнику объяснительную о причинах появления бурых пятен на кителе (на самом деле я их вовремя застирал). Слух произвёл дополнительный эффект по отпугиванию хулиганья - Левин несколько раз подходил спрашивать, действительно ли я написал. Ну что ж, слухам надо подыгрывать, чем я удачно занялся. Всё решилось само собой, но Лёха стал мне тыкать этим случаем, что без их вмешательства меня бы зачморили, а Санёк однозначно на всю службу запомнил и дразнил меня тем, что мне разбил нос крутой пацан Левин весом в 50 кг. Внутри нашего коллектива всё встало на места несколько позже.
Проблемы в коллективах были не только у меня. Качок попал в кубрик к солдатам-зэкам, которых собрали со всех окрестных частей в ожидании суда. Один из "зэков" сломал челюсть солдату, другой занимался вымогательством. Саня говорил, что попал "в воровскую хату", как он назвал свой кубрик. "Зэки" вели себя спокойно, при первой встрече напоили его чаем, но в дальнейшем немного подкалывали его из бандитского форсу. У Макса дела обстояли ещё хуже - про большую часть проблем он просто смолчал. Дошло до того, как он после майских праздников пришёл в кабинет и сказал нам, что не слышит на одно ухо. Собирался идти в госпиталь, сказал, что ему футбольным мячом прилетело в голову. Астах посоветовал сначала доложить Сенцову, который, узнав о случившемся, сильно Макса обматерил и порадовался, что у слона не хватило глупости сразу исчезнуть в калечку, а хотя бы доложить, потому что такой эксцесс выносить не следовало - за это можно было и строгий выговор с лишением премии получить. А нам всё же удалось расколоть Макса на вранье - ему зарядил в ухо ладонью один из старослужащих дивизиона, который стоял в наряде. Астах, Чиркин и Аргамаков уговаривали Макса показать им его для разборок, Качок и я тоже подключились, но Макс так ничего больше и не добавил. До сих пор не знаю, что ещё он там пережил, пока не вошёл в штат и не пошёл с нами в дежурство.
И как вы, вероятно, догадываетесь, сержант ни дня не отпускал хватку. У него были свои проблемы - он разбил машину и не хотел уходить в отпуск, пока не отремонтируют. Дочка заболела, с женой поссорился, пришёл в выходной в кабинет и нажрался в сопли. Короче, у него были поводы, чтобы срываться на новых слонах. Кроме того, ему было скучно. Поэтому он придумывал нам всякую мелкую работёнку. Например, извести грызунов. В конце мая, начале июня, началась жуткая астраханская жара за 35 градусов. И появилась мошкА с комарами, жравших всё живое на улице; офицеры вполне серьёзно на разводе стимулировали подчинённых скорее провести перевод техники на летний режим, чтобы потом не помереть от мошкИ. Мы спасались в кабинете, благодаря кондиционеру, а кроме нас спасались полевые мыши, которые стали бегать по углам среди дня. Прошаренные старые по заданию сержанта купили клей для насекомых и грызунов, и сделали импровизированные мышеловки. Нарезаются квадратные картонки, на них кольцом выливается клеи, в центр кольца лОжится кусочек печенья. Мыши стали ловиться, прилипая к картонкам. Проблема была в том, что мышки живые, выкинешь - и они вернутся. Поэтому мы с Саней стали ликвидаторами-мышебойцами. Санёк вынес первую пойманную за штаб, где были груды битого кирпича, счистил камушком мышку на землю, положил камень сверху и раздавил мышку ударом ноги. Чиркин, который был у нас главным спортсменом из старых, кое-что рассказывал о психологической подготовке бойца, о том, что "если думаешь, что можешь убить человека, убей сначала мышь или кошку". Конечно, то, что Саня избавился от грызуна, ничего не значило, гораздо большим развлечением было посмотреть, как будет давить мышек нежный интеллигент-москвич. Сам Чиркин показать класс отказался, потому что "он уже прошёл целую стадию битья людей, а мыши ему просто противны". Вторую мышку ликвидировал я. Всё, как сделал Качок, только меня в ответ нарекли маньяком. И повесили дополнительной обязанностью убивать всех последующих мышек. Сержант, прознав про такое дело, решил показать нам, слонам, уровень крутости и хладнокровия бывалого контрактника, и предложил убить мышку изощрённо - прилепить её на клей к стенке здания штаба, чтобы она "умерла от солнечного удара, помучилась". И, естественно, исполнителем опять стал я. Измываться над животными мне не хотелось, но приказ есть приказ - прилепил мышку. Сержант с кислой миной посмотрел на неё, брезгливо дёрнул рукой:
- Ладно, выкинь её, ещё заразу тут разведёшь.
- Нельзя, тащ сержант, её надо обязательно убить, а то назад приползёт, - холодно и злорадно ответил я.
- Давай быстрее, смотри - укусит, заболеешь бешенством! Хуле возишься, дебил?
Неторопливо положил мышку на плаху - на крышку от канализационного люка, - и сделал своё чёрное дело. Сержант чуть вздрогнул от звука удара и только сказал "А ты живодёр, Кравцов". После этого случая я ещё сильнее проникся к нему презрением.
Другой раз сержант снова показал класс. Дамы со строевой части приютили котят полевой кошки. Котята жили в подсобке уборщицы и когда были голодными, то очень громко мяукали. Сержанта это бесило и он приказал убить котят. Палача решил назначить сам.
- Аргамаков, убей котят.
- Тащ сержант, меня Устинов вызвал.
- Чиркин, ты же боксёр, убей котят.
- Я не такой жестокий, товарищ сержант.
- Качок, Махеев - убейте котят.
Парни замялись, вяло отнекиваясь. А мы с Лёхой занимались заполнением журналов за сержанта, Лёха учил меня содержать дела в порядке.
- Астах, убьёшь котят? Я приказываю.
- Я занят, товарищ сержант!
- Москва, я знаю, ты маньяк, убьёшь котят.
- Я тоже занят тащ сержант.
Лёха предложил мне сходить и покормить их. Сержант увязался следом. Вхожу в подсобку, котята бросаются ко мне, вижу, что у них закончилось молоко в мисочке.
- Гляди, Москва, как надо! - сказал сержант, откуда-то взяв топор. Взял котёнка, приладился рубить ему голову.
- Нет, при мне вы этого вы не сделаете! - заорал я и отнял котёнка кормить.
- Сопляк ты, московский. Нежный п.дор, бл.дь. Сколько я этой мрази перехреначил в детстве, ты бы знал! Мы с пацанами под новый год петарды взрывали, я их кошкам и щенкам в задницы пихал - так ржачно бегали. Вообще, не видел ты детства, какое может быть нормальное детство, если читать книги? Я вот книг не читал, потому что либо читаешь, либо живёшь.
- А что вы понимаете под "живёшь"?
- Перепробовал всякой дряни, алкоголь. Помню, на выпускные мы с кумом ушли в соседний посёлок по железной дороге и потерялись там, вот ржака была! Мамка потом меня за уши оттаскала так, ха-ха-ха. Другой раз я порох жёг, спалил сельскую библиотеку... А вы, черви, сидите за книжками, жизни не видите, всех учите. Сами-то, бл.дь, с высшим образованием, а я не дурнее вас. Вот сколько у тебя отец зарабатывает?
- Тысяч под сто...
- А, ну это норм...
Видимо, сержант хотел показать, что будучи по образованию монтажником телефонных линий, зарабатывает не меньше моего бати, чем окончательно меня уничтожить. Что ещё добавить? И этот человек приходил к нам, срочникам, квасить, когда были проблемы дома, вываливал на нас все свои проблемы, потому что мы были его бессловестными ушами.
Были и забавные случаи.
Андрюху Аргамакова окончательно допёк Убейсобакин. Андрюха был дед, ему уже полагался рассос, но во втором дивизионе ничего про это не слышали, поэтому по прежнему он послушно бегал с подразделением по утрам, ходил в столовку и на вечернюю поверку. Однако, Убейсобакин перешагнул черту, когда попытался подмять под себя Астахова. В столовке второй дивизион никого из наряда вперёд не пропускал, особенно, когда сам прапорщик Убейсобакин контролировал раздачу. И вот Леха, послав на три буквы дежурного по дивизиону, идёт с подносом. Убейсобакин его тормозит:
- Куда прёшь, сержантик?
- По заданию гвардии старшего лейтенанта Устинова иду в город, поэтому сейчас вне очереди пришёл на приём пищи, товарищ прапорщик.
- Что?! Пошёл на х.., слон.
- Мне передать, что вы сказали, Устинову?
- Передай ему, что он слон, такой же, как ты!
А надо сказать, что прапорщик Убейсобакин был фанатом игры World of tanks, поэтому, заступая ответственным, всегда брал с собой ноут с интернетом. Незарегистрированные гаджеты в части были запрещены, и как раз гвардии старший лейтенант Устинов отвечал за контроль над ними. Поэтому Астах ухмыльнулся:
- Поосторожней в танки играйте, товарищ прапорщик, в таком случае...
Не поев, Лёха пошёл в город. А после офицерского построения в 15.45 в кабинет пришёл Макс:
- Слушайте, что вы сделали с Убейсобакиным? Это ты, Андрюха?
- А что с ним?
- Когда пришли с приёма пищи, он поставил дневального с рацией, сказал, если придёт Устинов, немедленно ему сообщить, а сам заперся в каптёрке в танки играть.
Мы дружно заржали, потому что никто иной, как Аргамаков первым узнал про маленький грех Убейсобакина и рассказал нам. Когда в следующий раз прапор попытался наехать на Андрюху и поставить его дневальным, при том, что тот шёл в дежурство, то тот парировал фразой Лёхи про танки. Тому только осталось злобно прошипеть любимое "Аrгамаков - п.доrас!!!".
Вот так, решая проблемы взаимоотношений, втянувшись в службу, мы преодолели половину срока. Во времена дедовщины говорили, что черпаки - самый злой народ, потому что "дофига прослужили, дофига осталось". Теперь я ощутил это высказывание на своей шкуре. Действительно, главной тягостной мыслью была не неприязнь сослуживцев, испорченные отношения со старыми, фокусы сержанта или происшествия в казарме. Главное - что я ровно в середине пути до дома. И особенно тоскливо было от того, что каждый день, словно с особым мазохизмом, дембельки в казарме и наши старые считали сколько дней им осталось до дома. Я назвал это "дембельской болезнью". Симптомы:
- деланно весёлый внешний вид;
- поиск всё большего количества ложных удовольствий в виде выпитого пива, травки, просмотренного порно, походов в тренажёрку, которая только для офицеров и т.д. только чтобы заглушить желание оказаться дома
- счёт дней буквально каждый час
- иногда вспышки паники
Последнее особенно ярко наблюдал у Чиркина. Сидит в телефоне, спокойный, как удав, сержант ушёл про.баться, все дела делаются без него. И вдруг Вадим положил телефон, схватил себя за плечи и стал раскачиваться, причитая со стеклянными глазами "Когда это всё закончится, когда я свалю из этой .баной части, с этого очка, от вас всех?!!!".
В общем, тяжёлая моральная обстановка сложилась к началу нашего хождения в самостоятельные дежурства в середине июня.