Category: литература

Воспитательные книжки 2. Подборка для воспитания мужчины

Во второй серии книжных обзоров образовательной литературы для детей, подростков и для родителей — про детей и подростков, — позвольте представить несколько книг, которые сыграли важную роль в моей жизни и запомнились навсегда.

Мне повезло. Мама за пару лет до моего рождения постепенно стала собирать необходимую литературу, а что-то собрали бабушка с дедушкой. Библиотека включала всё необходимое. В том числе книжки для правильного мужского воспитания.

Читала мне вся семья. Больше всего, конечно, мама. Они с отцом владеют художественным чтением (нужный навык при воспитании), с выражением и по ролям. Мама читала все виды литературы, особенно советские рассказы, папа читал как правило былины и зарубежные сказки, бабушка — русские сказки, как и дедушка. Получалось исключительно атмосферно :-)

Какое-такое «мужское» воспитание, спросите вы? Я не спец, у меня есть ответ любителя:
1) Подавать информацию обо всём вокруг без прикрас и скидок на возраст, но в жизнеутверждающем ключе. Личным примером, примером знакомых/учителей + с помощью литературы, кино и мультфильмов. Картина мира должна быть реалистичной, нельзя возводить вокруг мальчика забор из «тебе ещё рано», «ты не поймёшь». Всё поймёшь, если охотно и грамотно объяснять. Особенно если мальчик любознателен.
2) С помощью литературы, фильмов, мультиков задавать достаточно высокие (но достижимые по периодам взросления!) образцы отваги, храбрости, находчивости, мудрости и неприхотливости. Да-да, я про известные с Античности добродетели, к которым потом добавились «вера, надежда, любовь».

Вот про такую литературу и пойдёт сегодня речь в книжном обзоре.

Книга 1. Былины, адаптированные для детей.

Ровно, как сказки прописывают общие нормы поведения, так русский героический эпос прописывает мальчику те самые добродетели — мужество, мудрость, неприхотливость. Начинать следует с адаптированных, с возраста 3-5 лет.

Редактор: М.В. Алексеевская.
Пересказ для детей: Н.П. Колпакова.
Рисунки: В.М. Конашевич.
Тираж 300 000 экз.
Цена 30 копеек.
Ленинград, «Художник РСФСР», 1973 г.



Collapse )

Воспитательные книжки 1. Первый обзор.

С недавних пор стал почитывать Твиттер. Публика там специфическая, зато можно во всей красе наблюдать, в каком прискорбном состоянии находятся некоторые темы для обсуждения.
Одна из тем, которая меня прямо таки одолела в ленте — это воспитание подростков, психология и «правильный» феминистский взгляд на это дело. Когда пользователи (от 25 лет и младше) выставляют ссыль на статью или приводят фрагмент современной феминистской книжки для девочек... И говорят, что «ВОТ РАНЬШЕ ПСИХОЛОГИИ И ПРОСВЕЩЕНИЯ ПОДРОСТКОВ НЕ БЫЛО», «ВОТ РАНЬШЕ РОДИТЕЛИ НИЧЕГО НЕ ИЗУЧАЛИ ПРО СЕМЬЮ, ПОЭТОМУ Я ТАК СТРАДАЛ/СТРАДАЛА (И СТАЛ ГЕЕМ/ЛЕСБИЯНКОЙ, ПОТОМУ ЧТО ТОЛЬКО ЭТИ ЛЮДИ МЕНЯ ПОНЯЛИ)».

После этого следует вывод, что Россия — дикая страна.

Я покопался в домашней библиотеке и нашёл неплохую такую стопку книжек для родителей, для подростков и для детей разных лет издания, советских, российских и зарубежных.

Соответственно, если у вас, товарищи современные подростки, дома не было этих книг, брошюр или их альтернативы — вопрос к вашим родителям, хотели они или не хотели добывать нужную информацию. Моя мама до моего рождения набрала художественной и образовательной литературы для детей, подростков и молодых людей, а также для себя — про воспитание. Более того, она кое-что из этого применяла.

И начну я, пожалуй, с импортной английской брошюры 1993-го года «Как изменяется твоё тело». Сразу чтобы въехать, так въехать в тему.

Авторы: Хелен Мартинс, Морин Хадсон.
Исследования проведены Отделением научных исследований в области рекламы Университета Стратклайда (Шотландия).
Финансирование и поддержка оказаны Отделами здравоохранения и санитарного просвещения.
Переведена и издана Российской ассоциацией «Планирование семьи» в 1993 году. Тираж 100 000 экземпляров.

* Тотальная цензура от двинутых, в оригинале её нет, потому что 1993-й на дворе.



Collapse )

Мысли пассажира с «Философского парохода»



Читаю Юлиана Семёнова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», совершенно классный детектив про работу ВЧК/ОГПУ против белоэмигрантского подполья в первые годы советской власти. Автор погружает читателя в тогдашнюю действительность, какие-то моменты подтверждаются документами белоэмигрантов, а какие-то — документами ГПУ.

Но наибольшее впечатление производят типажи героев, которых вывел Семёнов. Очень точно он дополняет художественными средствами то, что получается при чтении того же Георгия Федотова, одного из соавторов концепции «Покаяния» для русского народа и России.

Мне всегда было интересно узнать человеческую сторону предательства той дворянской части русской интеллигенции, которая в эмиграции пошла затем на сотрудничество с протестантами из ХАМЛ/YMCA, с немецкими и другими нацистами против своего народа и Родины.

Семёнов, как мне кажется, великолепно выводит такого персонажа в лице литератора Никандрова, беглого творца с бесконечной жалостью к себе, несчастному. И с невероятным презрением к восставшим пролетариям. В данной заметке я хотел бы представить ключевые отрывки, по которым вырисовывается портрет предателя из числа дореволюционных интеллигентов.

В тексте я выделил ключевые, на мой взгляд, составляющие взглядов такого рода интеллигентов: индивидуализм с большим себялюбием, национализм с примесью юдофобии, специфическое западничество. И понимание истории страны, как истории элиты, в данном случае — интеллигенции, — а не всего народа в целом.

Collapse )

Разбор «Письма вождям Советского Союза» А. Солженицына



Этот разбор представляет из себя вторую часть исследования публицистики Солженицына и его концепции «Раскаяния и самоограничения». В первой части мы установили преемственность цели (привести советский народ к «покаянию»), порицания любой «русской идеи», порицания воплощения любой «русской идеи» на практике (дореволюционный и советский «империализм») у Солженицына по отношению к белоэмигрантам 1930-1970-х гг. Однако, разобранная статья «Раскаяние и самоограничение, как нормы национальной жизни» включает две категории, из которых мы рассмотрели лишь «покаяние». Можно сказать, что «Раскаяние и самоограничение…» является манифестом диссидентского движения в СССР, духовным основанием для разрушения советского общества. А вот практические советы по «самоограничению» — второй категории, — Солженицын в изобилии даёт в «Письме вождям Советского Союза», которое было написано в том же 1973 году, что и «Раскаяние и самоограничение…». Поэтому наш разбор, возможно, главного мотива в творчестве «Светоча» — «покаяния»- не будет полным без подробного рассмотрения практических советов по ликвидации советского строя.

Материал, который предлагается читателям, имеет вид справочника по самым расхожим мифам, преувеличениям, передёргиваниям, искажениям и просто ложным утверждениям, которые Солженицын ретранслировал советской интеллигенции от белоэмигрантов, гитлеровских пропагандистов, власовских пропагандистов, американских и британских советологов и многочисленных прочих акул информационной войны против коммунизма вообще и Советского Союза в частности. В виду большого размера материала описание исследования приводится в начале текста, далее следуют мифы в том же порядке, как они идут по тексту «Письма…».
Collapse )

Цитаты белоэмигрантов и Солженицына о Покаянии и Неразвии России

Неплохая подборка цитат философа Г. Федотова, публициста В. Горского, философа И. Ильина и писателя А. Солженицына, которые наглядно демонстрируют отношение «радетелей России» из эмиграции, а также то, как через Солженицына и диссидентов ядовитые идеи эмигрантов вползли в Советский Союз. Стоит вспомнить об этом в год 100-летия со дня рождения «Светоча».

В 1930-х годах белая эмиграция разделилась условно на два направления: реакционеры (Ильин и другие) и принявшие произошедшую революцию, как факт случившийся. К таким можно отнести Г. Федотова, Н. Бердяева, Ф. Степуна и ещё нескольких. Их тут же взяло под крылышко протестантское движение YMCA (Молодёжная Христианская Организация). YMCA, образованная ещё в 1844 году в Англии, с конца 19-го века разработала концепцию Евангелистского Универсума, т.е. соединения всех направлений христианства. Якобы, ради мира, но в действительности под патронажем протестантов и во благо капиталистического класса Соединённых Штатов и Англии. Для работы со всеми прочими направлениями набирались люди, которые могли бы обосновать необходимость объединения, в том числе отказавшись от собственных проектов развития. «Умеренные» белоэмигранты основали пару журналов, в том числе «Новый град» и «Вестник Русского Студенческого Христианского Движения» (в котором с 1970-х издавался Солженицын до развала Союза). И приступили к работе по выискиванию в нашей истории и в православии любых мотивов, осуждающих любую «русскую идею». Первопроходцем здесь стали Н. Бердяев и Г. Федотов. Последний заявил, что с возникновения имперской идеи «Москва — Третий Рим» Россия встала на путь отпадения от «истинного» христианского пути, основанного на покаянии, жертвенности и страстотерпии. Узнаёте? Кое-что напоминает, не правда ли? Федотов при этом использует обманчиво-елейный стиль духовной проповеди.



Collapse )

«Коммунисты жгут!», — заявляют монархисты

8 авг 2018 в 17:55 в паблике ВК Дореволюционная Россия/Российская империя появился пост-вброс о, якобы, планируемой коммунистами из общественного движения "Суть Времени" акции по сожжению книг известного диссидента и русофоба Солженицына.

Оригинал:

Collapse )

Солженицын — мост между антисоветской эмиграцией и доморощенной диссидентурой



Такой вывод напрашивается при детальном ознакомлении с исследованиями творчества Светоча, а именно — с зарубежными выступлениями на радио, речами на публичных мероприятиях и статьями в зарубежной прессе. На чём основывается гипотеза?

В 1970-х годах Солженицын яростно пиарит во время своих выступлений единственный источник, на котором основываются его выводы о масштабах репрессий в СССР и мысли о потерях в ВОВ. Это профессор Курганов, вернее, его исследования от 1964 года. Смотрите сами:
Collapse )

2018-й. Год "Чёрных Столетий".

Приближается 2018-й год, но что-то особо не заметно появления прогнозов. Все подводят итоги за 2017-й, осмысливают и...молчат.
Между тем, нас ждут два ураганнейших повода - выборы Президента и "Год чёрных столетий".
Почему-то болотный цирк с конями на 2012-й захватил всю страну, а сейчас тишина. Хотя мы уже видим, как набрали клоунов-кандидатов. Как за бугром вводят жёсткие санкции против россиян в МОК. Думается мне, что если начнётся, то резко и внезапно.

Что же до "Года чёрных столетий", то тут требуется пояснение.

Начнём с того, что 2018-й собираются объявить "Годом Солженицына" в России - к 100-летию рождения данного персонажа. И это не менее круто, чем повесить доску Маннергейму или Колчаку, потому что писульки "Светоча" о масштабах репрессий в родной стране и злые сказки про потери во время Великой Отечественной удивительным образом нашли аудиторию ещё в Перестройку и живут до сих пор. Солженицын - плохой писатель. Просто технически плохой писатель, не интересный. Как человек - интриган. Как историк - выдумщик. Та за что его любят определённого склада люди и ещё больше те, кто хочет протащить его, как культурный символ 2018-го года? На мой взгляд есть три причины:

1) Биография Солженицына - образ удачной судьбы злобной, изворотливой твари. Лично Солж никого вроде как не убил. Он всегда интриговал, подводя под монастырь других - своих друзей-офицеров во время Войны, тех, с кем сидел, стуча на них в оперчасть в лагере и т.д. И ему за это ничего не было! Вот, в чём вся соль. Он вдохновляет подобных себе скользких людей, которые гадят и прогибаются под сильных мира сего, выслуживаются, благодаря чему у них есть покровители, уберегающие от справедливой кары. И благодаря своей неявной, скрытой злобе, такое существо, как Солженицын, успешно избежало серьёзных репрессий. Власти, обошедшиеся с ним очень мягко, показали, что на них можно лить грязь безнаказанно. Что, конечно, вдохновило и вдохновляет наших "граждан мира".

2) Дилетантизм. Солженицын взял свои цифры репрессий и потерь в Великой Отечественной с потолка. Просто выдумал, т.к. труды, написанные в лагере, были лишены статистики из архивов. Но солженицынские бредни до сих пор воспринимаются всерьёз с одной стороны, а с другой навязываются сверх всякой скромности более 25 лет. Почему? Потому что привлекательна не только безнаказанность злобной твари, но и то, как легко можно врать - всё равно поверят! Это раньше надо было стараться, повышать процент правды в дезинформации, а теперь можно базлать прямо на ходу, хамски, непрофессионально - и сработает, можно продать!
История знает множество шутов от лженауки, мошенников. Но влиятелен лишь тот, кого подняли и раскрутили, дурача общественность. И люди поневоле задумываются: "Ну не могут же все быть дураками, быть может в его бреду что-то есть?". В том-то и дело, что нет! В болтовне Солженицына вообще ни черта нет! Он бы не запомнился современникам и потомкам ничем, если бы его не покрывали влиятельные люди.

3) Информационно-идеологический гоп-стоп. Вот ради чего использовался Солженицын своими боссами. Здравомыслящий человек отвергает очевидные сказки. Но если вы выпускаете в качестве авторитета безграмотного, но хитрого болвана и заставляете с его белибердой спорить реально профессиональных специалистов, то вы опускаете репутацию этих спецов до уровня болвана, показывая обществу, насколько злобная, изворотливая тварь может легко снискать свои "5 минут славы". Приготовьтесь после этого к появлению толп других подобных личностей, которые составляли средний и нижний уровень диссидентской тусовки. Граждане же будут пребывать в шоке от той хулиганской наглости, с которой на голубом глазу "Светоч" несёт свою околесицу. А ведь мы знаем, что уверенный до безобразия в лжи, которую несёт, может повести за собой массы. Вот такого мастера интриги, информационного гопника и тролля сотого уровня приберегли покровители Солженицына до перестроечных лет. В обществе же в некоторые периоды жизни страны слишком верят авторитетам, при том любым, которые поднимаются даже на профессиональной лжи.

К чему я так подробно остановился на 100-летии Солженицына? К тому, что в предстоящем году он является тараном, ледоколом, тем самым поводом, обсуждать который вообще не следовало бы. Для чего он запускается? Для того, чтобы отвлечь всё внимание общества на себя точно так же, как Поклонская против "Матильды" в 2017-м! Под шумок разборок с "Матильдой" запустился процесс десоветизации и переименований, который сам по себе, без информ-прикрытия, провалился в 2010-2011-м гг. благодаря оперативным действиям некоторых общественных движений, проведших соц.опрос, в котором общество сказало десоветизации нет (89.7% отрицательных ответов, более 36.000 опрошенных). Десоветизация удивительным образом вызывает умиление и признание у ультраправой общественности, прежде всего современных власовцев, царебожников, любителей казаков-эсэсовцев, региональных сепаратистов и пр. Для них для всех стирание памяти о всём советском - это как сбегать в полицейский участок и сжечь там архив, чтобы концы в воду, чтобы скрыть свои преступления.

Так вот. С мощным прикрытием в виде 100-летия Солженицына, можно отвлечь внимание общества от других столетий первого года Гражданской Войны в России. Уверен, что каждое из этих событий уже стоит в плане десоветизаторов. Приведём несколько примеров:

- 02.1918. Добровольческая армия после неудач на Дону (потеря Ростова и Новочеркасска) вынуждена отступить на Кубань (“Ледяной поход” Л.Г. Корнилова).
- 03.03.1918. 100-летие Брестского мира.
- 09.03.1918. Началась интервенция стран Антанты.
- 05.04.1918. Высадка японских, английских, американских и французских войск во Владивостоке.
- 13.04.1918. Смерть Корнилова в бою под Екатеринодаром, поражение Добровольческой армии, отступление её в степи и возвращение на Дон.
- 11.05.1918. Атаманом Войска Донского избран Краснов, чуть погодя поднято казачье восстание при поддержке немцев. Краснов продался немцам в первый раз, увлекая на службу Германии и наиболее ретивых казаков.
- 25.05.1918. Начался мятеж белочехов в Поволжье.
- 23.06.1918. В Омске создано Сибирское белое правительство.
- 07.1918. начало наступления белых на Царицын (Сталинград, Волгоград).
- 06.07.1918. Убийство левыми эсерами посла Германии Мирбаха, начало попытки левоэсеровского мятежа.
- 16.07.1918. Убийство Николая Романова и ближайших членов его семьи.
- 02.08.1918. Высадка интервентов Антанты в Архангельске, образование "правительства Севера России" во главе с народником Чайковским.
- 06.08.1918. Взятие белыми Казани, переход на их сторону части офицеров эвакуированной Академии Генерального Штаба и захват части золотого запаса.
- 30.08.1918. Убийство Урицкого и покушение на Ленина.
- 14.11.1918. Свержение Петлюрой Скоропадского, образование Директории и занятие Киева петлюровскими бандами.
- 18.11.1918. Колчаковский переворот в Омске, Адмиралъ назначает себя верховным правителем России.
- 23.11.1918. Начало англо-французской интервенции на российском побережье Чёрного моря.

Все эти поводы как бы намекают нам, что сторонники политики "примирения", например, из РВИО Мединского, в действительности обеспечивающие ползучий белогвардейский реванш, с удовольствием влепят памятник очередным палачам нашего народа. Ну, или хоть досочку повесят. Не факт, что действовать каждый раз будут из Москвы или из Питера, вовсе нет! Фанатов белогвардейщины и предательства по регионам хватает...

Именно к вот этому надо быть готовым в Новом Году.
Как говорится, кто предупреждён - тот вооружён.

"Интеллигенция и Революция" Александра Блока.



* ещё один классик русской литературы об актуальном - в некоторых фрагментах как будто про сегодняшний день

Александр Блок

Интеллигенция и Революция

"Россия гибнет", "России больше нет", "вечная память России", слышу я вокруг себя.
Но передо мной - Россия: та, которую видели в устрашающих и пророческих снах наши великие писатели; тот Петербург, который видел Достоевский; та Россия, которую Гоголь назвал несущейся тройкой.
Россия - буря. Демократия приходит "опоясанная бурей", говорит Карлейль.
России суждено пережить муки, унижения, разделения; но она выйдет из этих унижений новой и - по-новому - великой.
В том потоке мыслей и предчувствий, который захватил меня десять лет назад, было смешанное чувство России: тоска, ужас, покаяние, надежда.
То были времена, когда царская власть в последний раз достигла, чего хотела: Витте и Дурново скрутили революцию веревкой; Столыпин крепко обмотал эту веревку о свою нервную дворянскую руку. Столыпинская рука слабела. Когда не стало этого последнего дворянина, власть, по выражению одного весьма сановного лица, перешла к "поденщикам"; тогда веревка ослабла и без труда отвалилась сама.
Все это продолжалось немного лет; но немногие годы легли на плечи как долгая, бессонная, наполненная призраками ночь.
Распутин - всё, Распутин - всюду; Азефы разоблаченные и неразоблаченные; и, наконец, годы европейской бойни; казалось минуту, что она очистит воздух; казалось нам, людям чрезмерно впечатлительным; на самом деле она оказалась достойным венцом той лжи, грязи и мерзости, в которых купалась наша родина.
Что такое война?
Болота, болота, болота; поросшие травой или занесенные снегом; на западе - унылый немецкий прожектор - шарит - из ночи в ночь; в солнечный день появляется немецкий фоккер; он упрямо летит одной и той же дорожкой; точно в самом небе можно протоптать и загадить дорожку; вокруг него разбегаются дымки: белые, серые, красноватые (это мы его обстреливаем, почти никогда не попадая; так же, как и немцы - нас); фоккер стесняется, колеблется, но старается держаться своей поганой дорожки; иной раз методически сбросит бомбу; значит, место, куда он целит, истыкано на карте десятками рук немецких штабных; бомба упадет иногда - на кладбище, иногда - на стадо скотов, иногда - на стадо людей; а чаще, конечно, в болото; это - тысячи народных рублей в болоте.
Люди глазеют на все это, изнывая от скуки, пропадая от безделья; сюда уже успели перетащить всю гнусность довоенных квартир: измены, картеж, пьянство, ссоры, сплетни.
Европа сошла с ума: цвет человечества, цвет интеллигенции сидит годами в болоте, сидит с убеждением (не символ ли это?) на узенькой тысячеверстной полоске, которая называется "фронт".
Люди - крошечные, земля - громадная. Это вздор, что мировая война так заметна: довольно маленького клочка земли, опушки леса, одной полянки, чтобы уложить сотни трупов людских и лошадиных. А сколько их можно свалить в небольшую яму, которую скоро затянет трава или запорошит снег! Вот одна из осязаемых причин того, что "великая европейская война" так убога.
Трудно сказать, что тошнотворнее: то кровопролитие или то безделье, та скука, та пошлятина; имя обоим - "великая война", "отечественная война", "война за освобождение угнетенных народностей", или как еще? Нет, под этим знаком - никого не освободишь.
Вот, под игом грязи и мерзости запустения, под бременем сумасшедшей скуки и бессмысленного безделья, люди как-то рассеялись, замолчали и ушли в себя: точно сидели под колпаками, из которых постепенно выкачивался воздух. Вот когда действительно хамело человечество, и в частности - российские патриоты.
Поток предчувствий, прошумевший над иными из нас между двух революций, также ослабел, заглох, ушел где-то в землю. Думаю, не я один испытывал чувство болезни и тоски в годы 1909 - 1916. Теперь, когда весь европейский воздух изменен русской революцией, начавшейся "бескровной идиллией" февральских дней и растущей безостановочно и грозно, кажется иногда, будто и не было тех недавних, таких древних и далеких годов; а поток, ушедший в землю, протекавший бесшумно в глубине и тьме, - вот он опять шумит, и в шуме его - новая музыка.
Мы любили эти диссонансы, эти ревы, эти звоны, эти неожиданные переходы... в оркестре. Но, если мы их действительно любили, а не только щекотали свои нервы в людном театральном зале после обеда, мы должны слушать и любить те же звуки теперь, когда они вылетают из мирового оркестра; и, слушая, понимать, что это - о том же, все о том же.
Музыка ведь не игрушка; а та бестия, которая полагала, что музыка - игрушка, - и веди себя теперь как бестия: дрожи, пресмыкайся, береги свое добро!
Мы, русские, переживаем эпоху, имеющую немного равных себе по величию. Вспоминаются слова Тютчева:

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые,
Его призвали всеблагие,
Как собеседника на пир,
Он их высоких зрелищ зритель...

Не дело художника - смотреть за тем, как исполняется задуманное, печься о том, исполнится оно или нет. У художника - все бытовое, житейское, быстро сменяющееся - найдет свое выражение потом, когда перегорит в жизни. Те из нас, кто уцелеет, кого не "изомнет с налету вихорь шумный", окажутся властителями неисчислимых духовных сокровищ. Овладеть ими, вероятно, сможет только новый гений, пушкинский Арион; он, "выброшенный волною на берег", будет петь "прежние гимны" и "ризу влажную свою" сушить "на солнце, под скалою".
Дело художника, обязанность художника - видеть то, что задумано, слушать ту музыку, которой гремит "разорванный ветром воздух".
Что же задумано?
Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым; чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью.
Когда такие замыслы, искони таящиеся в человеческой душе, в душе народной, разрывают сковывавшие их путы и бросаются бурным потоком, доламывая плотины, обсыпая лишние куски берегов, это называется революцией. Меньшее, более умеренное, более низменное - называется мятежом, бунтом, переворотом. Но это называется революцией.
Она сродни природе. Горе тем, кто думает найти в революции исполнение только своих мечтаний, как бы высоки и благородны они ни были. Революция, как грозовой вихрь, как снежный буран, всегда несет новое и неожиданное; она жестоко обманывает многих; она легко калечит в своем водовороте достойного; она часто выносит на сушу невредимыми недостойных; но - это ее частности, это не меняет ни общего направления потока, ни того грозного и оглушительного гула, который издает поток. Гул этот, все равно, всегда - о великом.
Размах русской революции, желающей охватить весь мир (меньшего истинная революция желать не может, исполнится это желание или нет, - гадать не нам), таков: она лелеет надежду поднять мировой циклон, который донесет в заметенные снегом страны - теплый ветер -и нежный запах апельсинных рощ; увлажнит спаленные солнцем степи юга - прохладным северным дождем.
"Мир и братство народов" - вот знак, под которым проходит русская революция. Вот о чем ревет ее поток. Вот музыка, которую имеющий уши должен слышать.
Русские художники имели достаточно "предчувствий и предвестий" для того, чтобы ждать от России именно таких заданий. Они никогда не сомневались в том, что Россия - большой корабль, которому суждено большое плаванье. Они, как и народная душа, их вспоившая, никогда не отличались расчетливостью, умеренностью, аккуратностью: "все, все, что гибелью грозит", таило для них "неизъяснимы наслажденья" (Пушкин). Чувство неблагополучия, незнание о завтрашнем дне, сопровождало их повсюду. Для них, как для народа, в его самых глубоких мечтах, было все или ничего. Они знали, что только о прекрасном стоит думать, хотя "прекрасное трудно", как учил Платон.
Великие художники русские - Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой - погружались во мрак, но они же имели силы пребывать и таиться в этом мраке: ибо они верили в свет. Они знали свет. Каждый из них, как весь народ, выносивший их под сердцем, скрежетал зубами во мраке, отчаянье, часто - злобе. Но они знали, что, рано или поздно, все будет по-новому, потому что жизнь прекрасна.
Жизнь прекрасна. Зачем жить тому народу или тому человеку, который втайне разуверился во всем? Который разочаровался в жизни, живет у нее "на подаянии", "из милости"? Который думает, что жить "не особенно плохо, но и не очень хорошо", ибо "все идет своим путем": путем... эволюционным; люди же так вообще плохи и несовершенны, что дай им только бог прокряхтеть свой век кое-как, сколачиваясь в общества и государства, ограждаясь друг от друга стенками прав и обязанностей, условных законов, условных отношений...
Так думать не стоит; а тому, кто так думает, ведь и жить не стоит. Умереть легко: умереть можно безболезненно; сейчас в России - как никогда: можно даже без попа; поп не обидит отпевальной взяткой...
Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни: все или ничего; ждать нежданного; верить не в "то, чего нет на свете", а в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет и долго не будет. Но жизнь отдаст нам это, ибо она - прекрасна.
Смертельная усталость сменяется животной бодростью. После крепкого сна приходят свежие, умытые сном мысли; среди бела дня они могут показаться дурацкими, эти мысли. Лжет белый день.
Надо же почуять, откуда плывут такие мысли. Надо вот сейчас понять, что народ русский, как Иванушка-дурачок, только что с кровати схватился и что в его мыслях, для старших братьев если не враждебных, то дурацких, есть великая творческая сила.
Почему "учредилка"? (Между прочим, это вовсе не так обидно. У крестьян есть обычное - "потребилка".) - Потому, что мы сами рядили о "выборных агитациях", сами судили чиновников за "злоупотребления" при этих агитациях; потому, что самые цивилизованные страны (Америка, Франция) сейчас захлебнулись в выборном мошенничестве, выборном взяточничестве
Потому, что (я по-дурацки) самому все хочется "проконтролировать", сам все хочу, не желаю, чтоб меня "представляли" (в этом - великая жизненная сила: сила Фомы Неверного); потому еще, что некогда в многоколонном зале раздастся трубный голос весьма сановного лица: "Законопроект такой-то в тридцать девятом чтении отклоняется"; в этом трубном голосе будет такой тупой, такой страшный сон, такой громовой зевок "организованной общественности", такой ужас без имени, что опять и опять наиболее чуткие, наиболее музыкальные из нас (русские, французы, немцы - все одинаково) бросятся в "индивидуализм", в "бегство от общественности", в глухую и одинокую ночь. Потому, наконец, что бог один ведает, как выбирала, кого выбирала, куда выбирала неграмотная Россия сегодняшнего дня; Россия, которой нельзя втолковать, что Учредительное Собрание - не царь.
Почему "долой суды"? - Потому, что есть томы "уложений" и томы "разъяснений", потому, что судья-барин и "аблакат"-барин толкуют промеж себя о "деликте"; происходит "судоговорение"; над несчастной головой жулика оно происходит. Жулик - он жулик и есть; уж согрешил, уж потерял душу; осталась одна злоба или одни покаянные слезы: либо удрать, либо на каторгу; только бы с глаз долой. Чего же еще над ним, напакостившим, измываться?
Либерального "аблаката" описал Достоевский; Достоевского при жизни травили, а после смерти назвали "певцом униженных и оскорбленных". Описал еще то, о чем я говорю, Толстой. А кто обносил решоточкой могилу этого чудака? Кто теперь голосит о том, как бы над этой могилой не "надругались"? А почем вы знаете, может быть, рад бы был Лев Николаевич, если б на его могиле поплевали и побросали окурков? Плевки - Божьи, а решоточка - не особенно.
Почему дырявят древний собор? - Потому, что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой.
Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? - Потому, что там насиловали и пороли девок: не у того барина, так у соседа.
Почему валят столетние парки? - Потому, что сто лет под их ' развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть: тыкали в нос нищему - мошной, а дураку - образованностью.
Всё так.
Я знаю, что говорю. Конем этого не объедешь. Замалчивать этого нет возможности; а все, однако, замалчивают.
Я не сомневаюсь ни в чьем личном благородстве, ни в чьей личной скорби; но ведь за прошлое - отвечаем мы? Мы - звенья единой цепи. Или на нас не лежат грехи отцов? - Если этого не чувствуют все, то это должны чувствовать "лучшие".
Не беспокойтесь. Неужели может пропасть хоть крупинка истинно-ценного? Мало мы любили, если трусим за любимое. "Совершенная любовь изгоняет страх". Не бойтесь разрушения кремлей, дворцов, картин, книг. Беречь их для народа надо; но, потеряв их, народ не все потеряет. Дворец разрушаемый - не дворец. Кремль, стираемый с лица земли, - не кремль. Царь, сам свалившийся с престола, - не царь. Кремли у нас в сердце, цари - в голове. Вечные формы, нам открывшиеся, отнимаются только вместе с сердцем и с головой.
Что же вы думали? Что революция - идиллия? Что творчество ничего не разрушает на своем пути? Что народ - паинька? Что сотни обыкновенных жуликов, провокаторов, черносотенцев, людей, любящих погреть руки, не постараются ухватить то, что плохо лежит? И, наконец, что так "бескровно" и так "безболезненно" и разрешится вековая распря между "черной" и "белой" костью, между "образованными" и "необразованными", между интеллигенцией и народом?
Не вас ли надо будить теперь от "векового сна"? Не вам ли надо крикнуть: "Noli tangere circulos meos" ("Не тронь моих кругов" (лат.))? Ибо вы мало любили, а с вас много спрашивается, больше, чем с кого-нибудь. В вас не было этого хрустального звона, этой музыки любви, вы оскорбляли художника - пусть художника, - но через него вы оскорбляли самую душу народную. Любовь творит чудеса, музыка завораживает зверей. А вы (все мы) жили без музыки и без любви. Лучше уж молчать сейчас, если нет музыки, не слышат музыки. Ибо все, кроме музыки, все, что без музыки, всякая "сухая материя" - сейчас только разбудит и озлит зверя. До человека без музыки сейчас достучаться нельзя.
А лучшие люди говорят: "Мы разочаровались в своем народе"; лучшие люди ехидничают, надмеваются, злобствуют, не видят вокруг ничего, кроме хамства и зверства (а человек - тут, рядом); лучшие люди говорят даже: "никакой революции и не было"; те, кто места себе не находил от ненависти к "царизму", готовы опять броситься в его объятия, только бы забыть то, что сейчас происходит; вчерашние "пораженцы" ломают руки над "германским засильем", вчерашние "интернационалисты" плачутся о "Святой Руси"; безбожники от рождения готовы ставить свечки, молясь об одолении врага внешнего и внутреннего.
Не знаю, что страшнее: красный петух и самосуды в одном стане или эта гнетущая немузыкальность - в другом?
Я обращаюсь ведь к "интеллигенции", а не к "буржуазии". Той никакая музыка, кроме фортепиян, не снилась. Для той все очень просто: "в ближайшем будущем наша возьмет", будет "порядок", и все - по-старому; гражданский долг заключается в том, чтобы беречь добро и шкуру; пролетарии - "мерзавцы"; слово "товарищ" - ругательное; свое уберег - и сутки прочь: можно и посмеяться над дураками, задумавшими всю Европу взбаламутить, потрясти брюхом, благо удалось урвать где-нибудь лишний кусок.
С этими не поспоришь, ибо дело их - бесспорное: брюшное дело. Но ведь это - "полупросвещенные" или совсем "непросвещенные" люди; слыхали они разве только о том, что нахрюкали им в семье и школе. Что нахрюкали, то и спрашивается:
Семья: "Слушайся папу и маму". "Прикапливай деньги к старости". "Учись, дочка, играть на рояли, скоро замуж выйдешь". "Не играй, сынок, с уличными мальчишками, чтобы не опорочить родителей и не изорвать пальто".
Низшая школа: "Слушайся наставников и почитай директора". "Ябедничай на скверных мальчишек". "Получай лучшие отметки". "Будь первым учеником". "Будь услужлив и угодлив". "Паче всего - закон божий".
Средняя школа: "Пушкин - наша национальная гордость". "Пушкин обожал царя". "Люби царя и отечество". "Если не будете исповедоваться и причащаться, вызовут родителей и сбавят за поведение". "Замечай за товарищами, не читает ли кто запрещенных книг". "Хорошенькая горничная - гы".
Высшая школа: "Вы - соль земли". "Существование Бога доказать невозможно". "Человечество движется по пути прогресса, а Пушкин воспевал женские ножки". "Вам еще рано принимать участие в политической жизни". "Царю показывайте кукиш в кармане". "Заметьте, кто говорил на сходке".
Государственная служба: "Враг внутренний есть студент". "Бабенка недурна". "Я тебе покажу, как рассуждать". "Сегодня приедет его превосходительство, всем быть на местах". "Следите за Ивановым и доложите мне".
Что спрашивать с того, кто все это добросовестно слушал и кто всему этому поверил? Но ведь интеллигенты, кажется, "переоценили" все эти ценности? Им приходилось ведь слышать и другие слова? Ведь их просвещали наука, искусство и литература? Ведь они пили из источников не только загаженных, но также - из источников прозрачных и головокружительно бездонных, куда взглянуть опасно и где вода поет неслыханные для непосвященных песни?
У буржуа - почва под ногами определенная, как у свиньи - навоз: семья, капитал, служебное положение, орден, чин, бог на иконе, царь на троне. Вытащи это - и все полетит вверх тормашками.
У интеллигента, как он всегда хвалился, такой почвы никогда не было. Его ценности невещественны.
Его царя можно отнять только с головой вместе. Уменье, знанье, методы, навыки, таланты - имущество кочевое и крылатое. Мы бездомны, бессемейны, бесчинны, нищи, - что же нам терять?
Стыдно сейчас надмеваться, ухмыляться, плакать, ломать руки, ахать над Россией, над которой пролетает революционный циклон.
Значит, рубили тот сук, на котором сидели? Жалкое положение: со всем сладострастьем ехидства подкладывали в кучу отсыревших под снегами и дождями коряг - сухие полешки, стружки, щепочки; а когда пламя вдруг вспыхнуло и взвилось до неба (как знамя), - бегать кругом и кричать: "Ах, ах, сгорим!"
Я не говорю о политических деятелях, которым "тактика" и "момент" не позволяют показывать душу. Думаю, не так уж мало сейчас в России людей, у которых на душе весело, которые хмурятся по обязанности.
Я говорю о тех, кто политики не делает; о писателях, например (если они делают политику, то грешат против самих себя, потому что "за двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь": политики не сделают, а свой голос потеряют). Я думаю, что не только право, но и обязанность их состоит в том, чтобы быть нетактичными, "бестактными": слушать ту великую музыку будущего, звуками которой наполнен воздух, и не выискивать отдельных визгливых и фальшивых нот в величавом реве и звоне мирового оркестра.
Русской интеллигенции - точно медведь на ухо наступил: мелкие страхи, мелкие словечки. Не стыдно ли издеваться над безграмотностью каких-нибудь объявлений или писем, которые писаны доброй, но неуклюжей рукой? Не стыдно ли гордо отмалчиваться на "дурацкие" вопросы? Не стыдно ли прекрасное слово "товарищ" произносить в кавычках?
Это - всякий лавочник умеет. Этим можно только озлобить человека и разбудить в нем зверя.
Как аукнется - так и откликнется. Если считаете всех жуликами, то одни жулики к вам и придут. На глазах - сотни жуликов, а за глазами - миллионы людей, пока "непросвещенных", пока "темных". Но просветятся они не от вас.
Среди них есть такие, которые сходят с ума от самосудов, не могут выдержать крови, которую пролили в темноте (своей); такие, которые бьют себя кулаками по несчастной голове: мы - глупые, мы понять не можем; а есть и такие, в которых еще спят творческие силы; они могут в будущем сказать такие слова, каких давно не говорила наша усталая, несвежая и кцижная литература.
Надменное политиканство - великий грех. Чем дольше будет гордиться и ехидствовать интеллигенция, тем страшнее и кровавее может стать кругом. Ужасна и опасна эта эластичная, сухая, невкусная "адогматическая догматика", приправленная снисходительной душевностью. За душевностью - кровь. Душа кровь притягивает. Бороться с ужасами может лишь дух. К чему загораживать душевностью пути к духовности? Прекрасное и без того трудно.
А дух есть музыка. Демон некогда повелел Сократу слушаться духа музыки.
Всем телом, всем сердцем, всем сознанием - слушайте Революцию.
9 января 1918

Про актуальную политику и Сирию. Сравнение.

Прочитал некоторое время назад серию книг про ведьмака Геральта из Ривии за авторством Анджея Сапковского.

В романе-приквеле "Сезон гроз", изданном отдельно в 2013 год, Сапковский описывает случай, как Геральт оказался приглашённым в этакий научно-исследовательский институт волшебников, где те работают на благо человечества и магии.
Оказывается, что под прикрытием работы во благо, чародеи ставят самые чудовищные эксперименты и выводят первосортных монстров-убийц, которых из научного интереса выпускают в мир. Сериями.
А Геральту предлагается, не афишируя, подчистить за ними их дерьмо, ибо вышло слишком убийственно.

Вот и сейчас, когда наши ВКС стали бомбить базы ИГИЛ, выглядит похоже: США, Европа и часть арабских стран плодят монстров в виде Аль-Каиды, Талибана, ИГИЛ, а когда они вырываются из под контроля, то приходится звать ведьмака для убийства. То есть русских.

Дать бы этим чародеям-рукоблудам по шаловливым ручкам и призвать к порядку, властители судеб, блин.